Запрещенный Telegram. Апелляция
Запрещенный Telegram. Апелляция
14 июня 2018, 9:31
7321 просмотр

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Московский городской суд отклонил жалобу представителей Telegram на решение Таганского районного суда, который 13 апреля постановил заблокировать мессенджер на территории России. Тогда адвокаты от Telegram в заседании не участвовали, так как Павел Дуров попросил их «не легитимировать откровенный фарс своим присутствием». Представители мессенджера неоднократно говорили, что приказ ФСБ о передаче ключей шифрования, из-за которого и начался суд о блокировке, невыполним даже с технической точки зрения.

Читать в хронологическом порядке
9:31

ФСБ потребовала от Telegram ключи для декодирования сообщений пользователей после внесения мессенджера в реестр организаторов распространителей информации весной 2017 года. Представители Telegram отказались и объяснили, что такими ключами не владеют. В октябре суд оштрафовал компанию на 800 тысяч рублей из-за неисполнения приказа ФСБ. Юристы международной правозащитной группы «Агора» пытались оспорить штраф, а также отменить сам приказ, однако суды не вставали на их сторону.

Суд по блокировке Telegram прошел 13 апреля. На заседание пришли представители Роскомнадзора и ФСБ; они попросили ограничить доступ к мессенджеру немедленно, и суд с ними согласился.

РКН приступил к попыткам заблокировать Telegram через три дня после решения суда. В реестр запрещенных сайтов попали сайт telegram.org, платформа для публикации текстов telegra.ph, а также сервис коротких ссылок t.me. Кроме того, Роскомнадзор попытался заблокировать технические серверы Telegram, из-за чего в реестр попали целые подсети облачных сервисов Amazon, Google и других с миллионами IP-адресов. Это привело к перебоям в работе сотен сервисов, никак не связанных с Telegram. В среднем, количество блокируемых IP-адресов в первые недели достигало 10 млн; к 14 июня это число сократилось до около 3,8 млн. К существенному сокращению аудитории мессенджера все эти действия не привели.

30 апреля на проспекте Сахарова в Москве прошел согласованный митинг против блокировки Telegram, который собрал более 12 тысяч человек.

После решения Таганского суда ФСБ, отчитываясь о предотвращении терактов, всегда упоминает, что действия предполагаемых террористов «координировались» через Telegram.

Само приложение Telegram по-прежнему доступно в магазинах Google Play и AppStore. Часть пользователей использует мессенджер без средств обхода блокировок; также появилось множество бесплатных и платных прокси-серверов, сделанных специально для Telegram. Их в Роскомнадзоре также угрожают заблокировать.

9:42

Заседание начинается. Его ведут трое судей под председательством судьи Юлии Иваненко.

Суд докладывает обстоятельства дела: Роскомнадзор обратился в суд с иском об ограничении доступа к мессенджеру Telegram, суд первой инстанции установил факт неисполнения мессенджером своих обязанностей как организатора распространения информации, в связи с чем требования Роскомнадзора были удовлетворены. Суд обязал Роскомнадзор принять меры по ограничению доступа и прекратить создание технических условий для передачи сообщений. С данным решением Telegram не согласился и подал апелляционную жалобу.

В жалобе, читает судья, представители Telegram указали на грубейшие нарушения процессуального законодательства. Суд не проверил полномочия Роскомнадзора обращаться с такими заявлениями; Роскомнадзор, говорится в жалобе, может обращаться в суды только в защиту собственных интересов и ввел суд в заблуждение.

9:53

Судья продолжает докладывать: в апелляции указано, что вопрос должен был быть рассмотрен в порядке административного судопроизводства. В Таганском суде, говорится в жалобе, был грубейшим образом нарушен принцип состязательности; само рассмотрение иска заняло 19 минут, никаких причин так спешить не было.

Затем Иваненко перечисляет процессуальные нарушения, которые обнаружили и указали в жалобе представители Telegram.

Наконец, судья дочитывает жалобу — в России у Telegram имеется до 15 млн пользователей, которые после блокировки лишены возможности защищенной переписки. Кроме того, Telegram дает возможность вести публичные каналы и является архивом уникальной информации, которая не может быть получена из других источников.

В апелляции представители Telegram также вспомнили то, каким образом была осуществлена блокировка мессенджера — из-за нее пострадали компании, которые никакого отношения к Telegram не имеют.

9:59

Теперь суд читает возражения Роскомнадзора на апелляцию. Ведомство пишет, что их полномочия были проверены судом, а в заявлении содержались ссылки на нормативные правовые акты. Заявление о том, что, подавая иск, они выступали в собственных интересах, по мнению РКН абсурдно.

Кроме этого, докладывает судья, не были приведены аргументы, какие процессуальные права Telegram были нарушены. Мессенджер был признан виновным в совершении административного правонарушения и не исполнил обязанности после получения уведомления Роскомнадзора. Ведомство подчеркнуло, что Telegram неоднократно был предупрежден о необходимости выполнения закона, но отказался, чем нарушил интересы государства и общества.

10:08

Слово берет представитель Telegram адвокат Рамиль Ахметгалиев.

«Я хотел бы акцентировать внимание. Первый момент: это одно из первых дел в России связанных с блокировкой мессенджера», — начинает он.

Ахметгалиев подчеркивает, что четкого ответа на вопрос о том, как осуществлять взаимодействие с мессенджерами пока не найдено во всем мире, и у России сейчас есть уникальная возможность найти такой способ.

«Просил бы обратить внимание на полномочия Роскомнадзора: любые полномочия, связанные с обращением в суд в интересах неопределенного круга лиц, должны быть закреплены. Здесь вопрос не об установлении факта, а вопрос права: суд первой инстанции должен был осуществить функцию судебного контроля», — говорит адвокат. Он называет подход суда первой инстанции «формалистским» и напоминает, что суд не исследовал и не оценивал факт существования ключей и возможности их передачи.

— Чем вы можете подтвердить техническую невозможность предоставления ключей? — спрашивает судья.

— Ключей в компании не существует, они хранятся на устройствах пользователей. Некого сервера компании, с которого она может достать данные и передать их ФСБ, не существует.

— Это подтверждается чем-то кроме утверждений компании?

Ахметгалиев просит приобщить к делу заключение эксперта Ильи Щурова, которое подтверждает их позицию.

10:15

Представительница ФСБ возражает против приобщения заключения специалиста, так как возможность его представить была в суде первой инстанции. «Более того, я не услышала, какие именно обстоятельства подтверждаются пояснениями», — отмечает она.

Суд соглашается приобщить заключение, так как в первом заседании представители Telegram не участвовали и приобщить его не могли.

Слово берет представительница Роскомнадзора Мария Смелянская. Она кратко пересказывает историю взаимодействия органа и Telegram и напоминает, что ключи не были предоставлены с момента включения в реестр организаторов распространения информации.

«Мы понимаем, что подача заявления в рамках гражданско-процессуального кодекса вытекает из общих полномочий службы. Мы понимаем, что нет конкретики процессуального характера, нет конкретного порядка [подачи заявления о блокировке]. Вместе с тем мы не согласны, что у Роскомнадзора нет полномочий для подачи заявления», — говорит она.

Представительница ведомства напоминает, что Роскомнадзор отвечает за реестр организаторов распространения информации и аккумулирует все данные о них; именно к ним обратилась ФСБ и направила информацию о невыполнении приказа.

«Речи о произволе здесь идти не может, Роскомнадзор может ограничить доступ только на основании судебного решения», — заключает юрист.

10:19

«Telegram используется террористами, это неоднократно освещалось СМИ и сообщалось правоохранительными органами», — с усмешкой говорит представительница Роскомнадзора.

Она вновь говорит о том, что в доводах апелляции не указано, что мессенджер как-либо готов сотрудничать с государством.

«Достаточно длительный период прошел, а мы говорим об архитектуре мессенджера. ФСБ и Роскомнадзор год пытались добиться от Telegram привести архитектуру мессенджера в соответствие с законом. Мы считаем, что любая архитектура мессенджера может быть изменена таким образом, чтобы российское законодательство было исполнено», — завершает она.

10:28

Слово берет представительница ФСБ. Она говорит, что никаких процессуальных нарушений в Таганском суде допущено не было, а представители мессенджера были уведомлены о процессе надлежащим образом.

«Что касается нарушения судом принципа состязательности. Как мы поняли, Telegram считает, что не мог осуществлять право на защиту. Однако суд не ограничивал право компании на свободный выбор представителей, тем более, что Telegram уведомлял, что у него несколько представителей», — утверждает юристка ФСБ.

По мнению спецслужбы, принцип состязательности нарушен не был.

«К вопросу о виде судопроизводства. Доступ к информационному ресурсу должен ограничен по решению суда. Предметом рассмотрения суда является неисполнение обязанностей, и суд не должен был повторно оценивать обстоятельсва, по которым юрлицо было привлечено к административной ответственности», — рассуждает представительница ФСБ. Она добавляет, что полномочия обращаться в суд у Роскомнадзора были, так как орган обладает «всем спектром прав и обязанностей по ограничению доступа к ОРИ».

10:33

Юрист ФСБ продолжает: вопрос пропроциональности введенных ограничений очевиден, конституционные права могут быть ограничены законами и судебными решениями.

«Меры являются безальтернативными, не могут быть чрезмерными. Негативный эффект от них не сопоставим с тем эффектом, который может быть от непредотвращения теракта. Цель запроса информации со стороны ФСБ — исполнение своих функций по защите безопаности и здоровья граждан. Telegram же, продолжая деятельность как ОРИ, продолжает создавать предпосылки для ведения противоправной деятельности.

Мне крайне странно слышать от компании, которая ратует за незыблемость уважения к закону, о том, что причина блокировки была формальной. То есть неисполнение закона — формальная причина?» — спрашивает представительница ФСБ.

Она просит отказать в удовлетворении жалобы.

10:37

— Возможно ли предоставить ключи технически? — уточняет у представителя ФСБ судья.

— Учитывая [мое] юридическое образование…

— Ваши специалисты что считают?

— Деятельность ОРИ возможна только при полном и четком исполнении закона. Суд по административному делу установил вину Telegram и указал, что они не предприняли все попытки и меры для соблюдения и выполнения закона. Также подчеркиваю, что в ходе обжалования представители Telegram ссылались на незаконность требований ФСБ, и что требование не может быть исполнено, потому что Telegram должен сохранять тайну переписки. Ну... с этим никто не спорит, тайна переписки, наверное, профессиональная обязанность.

10:41

Адвокат Ахметгалиев просит у суда возможность задать пару вопросов своим оппонентам.

— Перед направлением уведомления вы изучали техническую сторону мессенджера?, — обращается он к юристу Роскомнадзора.

— Действующее законодательство четко в том плане, что должны сделать мы. Мы направили уведомление и установили срок для исполнения обязанностей. Закон не содержит процедурного регулирования о том, что Роскомнадзор должен устанавливать архитектуру мессенджера. Отвечаю напрямую: Роскомнадзор не может выйти за пределы компетенции и установить, может ли мессенджер передать ключи.

Второе. Вы являетесь юрлицом, которое извлекает прибыль. На вас обязанность сделать архитектуру такой, чтобы она не только защищала тайну переписки, но и чтобы она соответствовала требованиям законодательства.

— Вы хотя бы сайт изучали?

— Не предусмотрено.

10:48

Ахметгалиев продолжает уточнять позицию Роскомнадзора.

— Компания Telegram должна предоставить действующие ключи или изменить архитектуру так, чтобы можно было предоставить ключи?

— Обязанность закреплена в законе, там написано, какую информацию вы должны предоставить. Необходимая информация должна быть предоставлена в орган, отвечающий за безопасность. Говорить об архитектуре мессенджера мы не будем сейчас, потому что обязанности изложены прямо.

— Роскомнадзор какие-то иные способы взаимодействия с Telegram кроме уведомления для защиты публичных интересов применял?

— Какие-то другие способы законодательством предусмотрены? Нет. Когда Telegram только включался в реестр ОРИ, руководитель Роскомнадзор выступал с публичными заявлениями о сотрудничестве с Telegram. Поэтому говорить о том, что орган государственной власти должен сделать первый шаг навстречу…

— Вы упомянули террористов — разве все террористы планируют преступления на территории России?

— Дело касается ограничения доступа к ресурсам Telegram. Если суд сочетет необходимым, я отвечу, но сейчас речь идет о том, что Telegram не исполнил свои обязанности.

— Что такого должно было произойти с 13 апреля до сегодняшего дня, что вы заявили о необходимости немедленного исполнения [судебного решения]?

— В течение года Telegram не исполнил обязанности, не предоставил информацию для декодирования сообщений пользователей, он используется в противоправных целях. Если в течение года мессенджер не совершил никакие шаги, то с учетом того, что главная цель — защита жизни и здоровья граждан, это основная цель иска.

— Полную блокировку Telegram смогли осуществить?

— Блокировка осуществляется. Процент деградации ресурса я определить не могу.

Вопросов у представителя Telegram больше нет.

Ахметгалиев еще раз напоминает о процессуальных нарушениях и о том, что оппоненты даже не говорят, существуют ли вообще ключи, которые они требуют. «Давайте для безопасности квартиры каждый будет ключи относить участковому: полицейские не зайдут без повода, но пусть ключи лежат в отделе полиции. То, что что-то используется террористами, не означает, что это нужно заблокировать. Террористы используют машины, телефоны, бумагу, ручку», — говорит он.

Стороны вновь обсуждают суть первоначального иска о блокировке. Ахметгалиев говорит, что лица, информацию о переписке которых запрашивала ФСБ перед началом процесса блокировки (вероятно, речь идет о фигурантах дела о взрывах в петербургском метро — МЗ), не были пользователями мессенджера.

Юрист ФСБ, в свою очередь, говорит, что дело было не столько в конкретной информации, сколько в готовности сотрудничать.

Судьи уходят выносить решение.

10:51

Судьи, пробыв в совещательной комнате 10 минут, возвращаются оглашать решение.

«Решение Таганского районного суда оставить без изменения, а апелляцию — без удовлетворения», — читает председательствующая.

Она объясняет, что решение может быть обжаловано в президиум Мосгорсуда и в Верховный суд.

11:12

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей