Telegram против ФСБ. Апелляция
Telegram против ФСБ. Апелляция
12 декабря 2017, 14:06
8716 просмотров

Фото: Олег Харсеев / Коммерсант

Мещанский районный суд Москвы рассмотрел апелляцию на штраф в 800 тысяч рублей, к которому приговорили компанию Telegram за отказ выполнять требования ФСБ и предоставлять данные пользователей. Решение оставлено в силе.

Читать в хронологическом порядке
14:14

Судья судебного участка 383 Мещанского района Москвы Юлия Данильчик оштрафовала разработчиков мессенджера Telegram на 800 тысяч рублей 16 октября. Дело об административном правонарушении в отношении Telegram Messenger Limited Liability Partnership было зарегистрировано тремя неделями ранее. Компанию обвинили в нарушении части 2 статьи 13.31 КоАП (неисполнение организатором распространения информации в интернете обязанности хранить и (или) предоставлять государственным органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности, информацию о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей и информацию о таких пользователях).

Протокол на компанию был составлен ФСБ. Согласно документу, в конце июня мессенджер внесли в реестр организаторов распространения информации, а поправки, известные как «закон Яровой», обязывают фигурантов списка предоставлять властям «информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений».

«Из-за невыполнения антиконституционного закона Яровой ФСБ составляет на нас административные протоколы, которые, как считают юристы, неизбежно приводят к судебным процессам. Отсутствие возможности изредка посещать Россию для меня более болезненно, чем невъезд в Иран, — прежде всего, из-за родителей. Но переживем — глобус большой», — писал по этому поводу основатель мессенджера Павел Дуров.

14:14

В крайне маленьком зале, помимо адвокатов, находятся около восьми человек. В аквариуме свалены коробки из-под оргтехники. Апелляцию рассматривает судья Юлия Мордвина. Интересы Telegram представляют адвокаты Дмитрий Динзе и Рамиль Ахметгалиев.

Защита ходатайствует о привлечении к рассмотрению апелляции представителей органа, составившего протокол — то есть ФСБ — и прокуратуры. «Мы полагаем, что это не просто дело коммерческой компании о штрафе. По результатам этого процесса деятельность Telegram в России может быть заблокирована. Более того, будут ограничены в правах граждане России — 6 миллионов. Это публичный интерес», — объясняет Ахметгалиев.

Он ссылается на практику в регионах, где суды привлекают прокуроров к рассмотрению административных дел. Помимо этого, адвокат просит разрешить вести протокол заседания.

Судья уходит на решение по ходатайствам защиты.

14:37

Пока судья находится в совещательной комнате, в зал заходят еще два журналиста. Мест внутри больше нет.

Вернувшись, Мордвина постановляет, что оснований для вызова составителя протокола и представителя прокуратуры не имеется. Не разрешает судья и вести протокол.

Мордвина переходит к рассмотрению апелляции по существу. Она перечисляет, в чем именно был признан виновным ответчик.

Теперь выступает адвокат Ахметгалиев. Он отмечает, что не будет пересказывать суть жалобы, а лишь акцентирует внимание на важных моментах.

«В какой-то мере это символично, что дело рассматривается в День Конституции, потому что мы ссылаемся на ее положения. Постановление, безусловно, подлежит отмене, итогом сегодняшнего постановления может быть только отмена с принятием нового решения об отсутствии состава правонарушения, либо отмена с направлением на новое рассмотрение», — говорит он.

Telegram, отмечает Ахметгалиев, это система мгновенного обмена сообщениями, которая обеспечивает личную переписку. Контроль же за перепиской может осуществляться только на основании судебного акта. «Компания не исполнила требование ФСБ, потому что считает его незаконным. Как мы видим из постановления суда и ФСБ, все они ссылаются на закон об информации от 2016 года и приказ ФСБ от 19 июля 2016 года. Я прошу обратить внимание, компания Telegram не могла нарушить приказ ФСБ. Отношения между организатором распространения информации и органом власти регламентируются единственным полномочным органом — правительством. Несмотря на это, ФСБ еще по невступившему в силу закону 19 июля — а он вступал [в силу] только 20 июля — издает приказ во исполнение этих требований, и за неисполнение этого приказа и порядка, организация привлекается к ответственности», — говорит он.

Ахметгалиев напоминает о решении Конституционного суда, который, рассматривая дела о тайне переписки и телефонных переговоров, отдельно рассматривал статус организаций, которые оказывают услуги связи. «Конституционный суд подчеркнул, уважаемый суд, что профессиональной обязанностью — не правом, а обязанностью — таких организаций ялвяется обеспечение тайны переписки. Компания не получила никаких судебных актов, на основании которых был направлен запрос ФСБ. Без судебных актов этот запрос в принципе исполнен быть не мог. Это было профессиональной обязанностью — нет судебной санкции, нет соответствующих сведений, которые охраняются Конституцией», — говорит адвокат.

14:44

Ахметгалиев просит обратить внимание на процедуру, по которой направлялся запрос. «Иностранная компания под юрисдикцией другого государства — порядок отношений не просто регламентирован, он давно отработан. Это может быть запрос через систему МИД, между правоохранительными органами и так далее. Почему в обход всех установленных процедур был направлен вот этот запрос? Это еще раз говорит, что он был незаконным!» — говорит адвокат.

Он отмечает, что суд неправильно применил нормы материального права. Контроль за перепиской может быть осуществлен только на основании судебного решения, однако ФСБ вводит суд и общественность в заблуждение, говоря, что имеет основания для такого контроля.

«Нам удалось собрать документы и доказательства того, что никаких законных оснований о расследовании дел по терроризму не было. Мы полагаем, что суд нарушил нормы процессуального права в части принятия дела к производству и его рассмотрения. При установлении места совершения административного правонарушения, нужно исходить из категории дела. Дело шло о бездействии. Но место совершения бездействия — место регистрации, кроме случаев из административного кодекса. Все, что связано с иностранными субъектами, также регламентирует КоАП», — добавляет Ахметгалиев.

14:58

Следующим выступает адвокат Дмитрий Динзе. Он собирается рассказать о технической стороне вопроса.

Адвокат обращает внимание, что в своем запросе ФСБ ссылалась в том числе и на то, что в Telegram осуществляют деятельность террористической направленности два абонента, которые, на самом деле, не могли этого сделать — братья Аброр и Акрам Азимовы, обвиняемые в совершении теракта в Петербурге, находятся под стражей еще с апреля.

«То есть с апреля 2017 года эти телефоны бездействуют, а в июле — я не думаю, что они кому-то принадлежат. Соответственно, ФСБ вводит суд в заблуждение относительно двух абонентов. Службе было известно, кому конкретно принадлежали телефоны. Более того, эти два телефона никогда не использовались в мессенджере Telegram, только в WhatsApp. У меня есть доказательства», — говорит Динзе.

— Следующий довод. Я хоть и нахожусь на подписке, но ситуация произошла следующая — было написано заявление о совершении преступления, и протоколы допроса были представлены, — продолжает адвокат.

— Это все понятно, давайте про Telegram, — перебивает его судья.

— ФСБ России, а именно аналитической службе, должно быть известно, что фактически невозможно с технической точки зрения предоставить ключи дешифрования сообщений, которые были перехвачены в трафике. Из запроса не следует, что какой-либо трафик был перехвачен вообще, был ли он зашифрован, проходил ли через анонимайзеры — они шифруют трафик, и он в принципе не подлежит какой-либо дешифровке.

Адвокат отмечает, что мессенджер состоит из двух типов чатов — обычного и секретного. Из запроса неясно, какой именно интересует ФСБ. При этом, если вновь вернуться к братьям Азимовым, то их сообщения уже невозможно расшифровать, поскольку ключи дешифрования меняются каждые 100 сообщений — то есть, фактически, они уже были стерты с сервера Telegram.

15:09

ФСБ требует ключи, но это фактически невозможно сделать, поскольку ключи могут быть предоставлены только на определенную сессию c определенным временем соединения и IP-адресом, отмечает Динзе. В онлайн-режиме невозможно предоставить ключи, потому что сама инфраструктура Telegram разбита на разные блоки, которые находятся в разных государствах: часть ключа может быть в Англии, часть в Германии, часть в США. Это разные юрисдикции, в одной из них невозможно составить ключ, отмечает адвокат, ссылаясь на инструкцию Telegram. Научно-технический отдел ФСБ, считает он, не может этого не знать, а значит, намеренно вводит в заблуждение суд.

Если же речь идет о ключах дешифрования секретных чатов, то они тоже не могут быть предоставлены, поскольку генерируются на самих устройствах и хранятся исключительно на них. Не имея доступа к мобильному устройству, дешифровать такие чаты невозможно. «То есть ФСБ должно было поставить акцент: если секретные, то это невозможно, если облачные, то нужно давать заданные параметры», — говорит Динзе.

Адвокат отмечает, что в своем запросе ФСБ попросило предоставить ключи на адрес [email protected]. Однако, как следует из экспертного заключения, сделанного по запросу защиты, такой объем входящего трафика обрушил бы сервер спецслужбы. «Это гигабайты информации. Необходимо выделять линию для пересылки, но и это не факт, что возможно», — объясняет адвокат.

ФСБ вынуждает Telegram встроить уязвимости в систему мессенджера, чтобы ключи могли предоставляться по запросу правоохранительных органов, и предлагает хранить ключи и отказаться от математических алгоритмов, которые применяются во всех мессенджерах. «Это поставит всех пользователей в уязвимое положение перед злоумышленниками. Ключи могут быть перехвачены или изъяты при взломе серверов, то есть [в ФСБ] просят сделать новую программу с уязвимостями», — уверен адвокат.

«Все эти данные, все эти ключи в принципе не могут быть предоставлены Telegram в рамках того запроса, который был. На будущее: ключи не могут быть предоставлены для того, чего еще нету. Сессия будет составлена между двумя людьми, когда они будут общаться в облачных чатах. Принуждать к встраиванию уязвимости ставит под сомнение деятельность мессенджера, анонимность сервиса, безопасность будет ощутимо понижена, что приведет к коммерческим проблемам у организации. Пользователи полностью дискредитируют мессенджер в случае выполнения требований ФСБ», — заканчивает Динзе свое выступление.

15:28

Судья спрашивает, правильно ли она понимает, что реакции от Telegram на запрос ФСБ не последовало. Ахметгалиев отвечает, что компания не отреагировала, поскольку посчитала запрос незаконным.

Затем Ахметгалиев просит приобщить протоколы допроса братьев Азимовых, в которых те говорят, что не использовали Telegram, статью Ильи Рождественского в интернет-издании Republic «Шесть номеров. Из-за чего собираются заблокировать в Telegram», автор которой также приходит к выводу о том, что обвиняемые в петербургском теракте не использовали этот месенджер.

«Также у нас есть все основания сомневаться, что судебные акты есть в действительности, просим истребовать их в суде или в ФСБ. Нам нужно оценить, был ли законным и обоснованным запрос ФСБ», — говорит адвокат.

Учитывая, что речь идет о защите компании в сфере интернета, продолжает он, защита просит допросить в качестве свидетеля представителя уполномоченного при президенте интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева. Его явка в суд обеспечена, он ждет в коридоре. «Он может пояснить, что представляет собой месенджер, каково его влияние на экономику и какие последствия могут быть, если решение останется в силе», — отвечает Ахметгалиев судье.

«Также просим истребовать нормативный акт об использовании адреса [email protected]. Направляя данные на этот ящик, компания должна быть уверена, что безопасность будет соблюдена. Доступ есть у разных сотрудников», — добавляет он.

Затем адвокат просит вызвать начальника организационно-технического управления ФСБ Силантьева, который подписывал запрос, а также эксперта Шорникова, которого ФСБ привлекла как переводчика. «В деле есть уведомление о принятии дела к производству, там все переведено на английский язык. Сведений о том, что суд привлекал переводчика, не имеется. Более того, акты подписаны судьей, а не переводчиком. Судья, возможно, знает английский язык, но порядок есть порядок, он один для всех», — объясняет адвокат.

Динзе также просит приобщить два заключения специалиста. Согласно первому, в Telegram используются различные системы взаимодействий, в том числе облачные чаты, неактуальные ключи уничтожаются, а серверная структура распределена в разных странах — то есть одно какое-либо техническое лицо не может предоставить ключи. В случае же секретных чатов никто, включая разработчика, не имеет технической возможности изготовить информацию для расшифровки. Это заключение подготовил специалист Илья Щуров — кандидат физико-математических наук, выпускник мехмата МГУ, который сейчас ожидает в коридоре.

«Невозможно установить, кто контролирует серверы и являются ли эти люди разработчиками. Для расшифровки трафика нужно знать ключи шифрования, которые использовались конкретно в этой коммуникации. Старые ключи уничтожаются, — объясняет адвокат. — Инфраструктура Telegram включает в себя распределенную инфраструктуру с различными подсистемами. На сайте Telegram говорится, что одно техническое лицо не имеет возможности предоставить данные для чтения. В случае использования end-to-end шифрования, никто не может расшифровать сообщения кроме самого пользователя, клиентское ПО регулярно уничтожает ключи».

15:32

Аналогичные вопросы были поставлены Алексею Веснину — у него нет высшего образования, но он является самоучкой и обладает познаниями в области криптографии, а сейчас работает системным администратором. Специалист подтвердил доводы Щурова и сказал, что не может быть универсального ключа для мессенджера, и невозможно создать хранилище для всех ключей — у Telegram нет такой технической возможности. Тот объем информации, который запрашивает ФСБ, не может вместиться даже на их почтовый сервис.

«Добавлю, если на устройствах нет двухфакторной аутентификации, вся переписка может быть восстановлена техническим отделом ФСБ. По каким причинам это не было сделано, неясно», — добавляет адвокат.

«Резюмируя все вышесказанное — запрос содержит недостоверную информацию. Запрос ФСБ в принципе был неисполним. Обратите внимание, в материалах нет даже регистрационных данных юрлица, нет данных о том, что ключи находятся именно у этого лица и именно в Великобритании. На деревню дедушке отправили и просят что-то предоставить. На наш взгляд, ФСБ, прикрываясь законом об информации и собственным приказом, пытается установить новый внесудебный порядок получения сведений. Поэтому мы просим направить запрос в Конституционный суд», — пересказывает Ахметгалиев последнее ходатайство.

Судья уходит выносить решение по ходатайствам.

15:58

Председатель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков опубликовал в своем телеграм-канале ответ интернет-омбудсмена на запрос адвоката Динзе.

16:20

Вернувшись, судья перечисляет многочисленные ходатайства защиты, отмечает, что принимает ее доводы к сведению, и отказывает в части запросов, истребований и вызова в суде свидетелей. Затем она переходит к письменным материалам дела.

Судья обозревает выписку из реестра организатора распространения информации, запрос ФСБ, копию реестра об отправке письма, сведения о получении запроса, протокол об административном правонарушении, извещение о вызове на составление протокола, сопроводительное письмо в адрес Telegram, почтовые отправления, постановление мирового суда и жалобу адвоката Ахметгалиева.

Ахметгалиев напоминает, что у защиты также есть претензии к подсудности. Судья отвечает, что в таком случае рассмотрит также определение о назначении рассмотрения и принятии к производству.

— Дополнения есть? — спрашивает судья.

— Короткие. Учитывая эти все обстоятельства, начиная с момента принятия приказа ФСБ 19 июля 2016 года, мы полагаем, что основной целью ФСБ является не контроль по конкретным делам, не преследование законной цели, а создание универсального ключа — либо, в случае отказа, полная блокировка Telegram на территории России. Мы полагаем, что наша жалоба обоснованная, просим принять законное и обоснованное решение, основываясь на положениях Конституции. Надеюсь, что позиция будет поддержана, и в следующем году мы будем праздновать День Конституции, а не День памяти Конституции.

Адвокат Динзе добавляет, что незнание судом азов и принципов работы мессенджера лишило Telegram возможности объективно и полно рассмотреть обстоятельства, связанные с возможностью исполнения требований запроса ФСБ.

Судья уходит на решение.

17:23

Судья вернулась и читает постановление. Она перечисляет доводы защиты, напоминает, что протокол составлен по части 2.1 статьи 13.31 КоАП, и перечисляет требования к организатору распространения информации. «Организатор обязан предоставлять в федеральный орган информацию для декодирования. Как следует из материалов дела, в Telegram направлялось письмо. Ответа по состоянию на 30 августа не поступило», — говорит она.

При этом, отмечает судья, довод защиты о нарушении подследственности несостоятелен: иностранные граждане и юридические лица подлежат административной ответственности на общих основаниях. Telegram зарегистрирован в реестре РКН, а следовательно на него распространяются правила. «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. При этом осуществление свобод может сопровождаться правилами, санкциями и ограничениями», — отмечает судья.

Иные доводы представителей Telegram голословны, а постановление мирового суда мотивированно, вынесено с соблюдением сроков. Поэтому постановление остается без изменений, а жалоба без удовлетворения, завершает свое выступление судья. Штраф в 800 тысяч рублей остается в силе. Заседание заканчивается.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей