Бесконечная история — Медиазона
Бесконечная история
Тексты
28 мая 2015, 13:00
3738 просмотров

Сергей Вилков. Фото: личная страница «ВКонтакте»

За последний год саратовский журналист Сергей Вилков пережил уличное нападение, два суда по административным делам и проверку по «экстремистской» статье 282 УК. Журналист уверен, что все это — последствия его конфликта с влиятельным депутатом-бизнесменом Сергеем Курихиным.

Вечером 13 января журналист саратовского издания «Общественное мнение» Сергей Вилков возвращался домой. У входа во двор на пересечении Комсомольской и улицы Чернышевского на него напали двое мужчин. «Один попытался повалить сзади, а другой спереди начал бить по лицу. Не знаю, сколько это продолжалось. Потом они разбежались в разные стороны», — рассказывал Вилков. Нападавшие попали на камеры видеонаблюдения.

За полгода до этого, в августе 2014 года, при похожих обстоятельствах  во дворе двое неизвестных арматурой избили обозревателя «Общественного мнения» Александра Крутова. В обоих случаях полиция возбудила уголовные дела по статье 116 УК («Побои»). Нападения на Вилкова и Крутова в «Общественном мнении» связали с их публикациями о деятельности бизнесмена-застройщика, депутата Саратовской областной Думы Сергея Курихина, «чья политическая биография в медиа-среде Саратовской области воспринимается весьма неоднозначно».

«Сразу после моего избиения я и мои коллеги впервые озвучили, что наиболее вероятная причина наших проблем и заказчик обоих нападений — Сергей Курихин. Я заявил об этом в эфире передачи "Общественное мнение", более 10 лет выпускавшейся нашей медиагруппой на канале ТНТ-Саратов. Через два дня передача была закрыта, а гендиректор канала Антон Комаров уволен», — вспоминает Вилков.

По словам журналиста, в нападавших он опознал людей, которые следили за ним  накануне — он видел их во дворе своего дома. Фотографии людей, похожих на преступников, Вилков обнаружил на сайте саратовского военно-патриотического клуба «Патриот» — ими оказались два преподавателя клуба, 27-летний дзюдоист Сергей Третьяков и 29-летний самбист Алексей Олейников. 23 января фотографии предполагаемых участников нападения были опубликованы «Общественным мнением»; сразу после этого информация о Третьякове и Олейникове исчезла с сайта «Патриота», рассказывает Вилков.

Клуб «Патриот» учрежден при поддержке Саратовской епархии РПЦ, областного управления ФСКН и фонда «Православие и современность», которым руководят начальник епархиального информационно-издательского отдела игумен Нектарий и депутат Курихин. Однако после недавней смены руководства саратовского ФСКН клуб может быть закрыт.

И Олейников, и Третьяк служат в спецназе ФСКН; на сайте фонда «Православие и современность» Третьяка называют капитаном спецназа. «Лишь спустя 10 дней после предоставления фотографий мне устроили опознание двух бойцов "Патриота". На очной ставке они сказали, что в момент нападения были на какой-то коллегии УФСКН. Больше их не беспокоили», — говорит журналист. Местное издание «Четвертая власть» утверждает, что присутствие спецназовцев на совещании в наркоконтроле засвидетельствали коллеги и камеры видеонаблюдения.

Сергей Третьяк. Фото: om-saratov.ru

26 января в «Четвертой власти» появился материал, в котором Сергей Курихин рассказывал о своих отношениях с издателем «Общественного мнения» Александром Колобородовым. Упоминался в материале и Сергей Вилков, который «называет себя троцкистом, питает ненависть к народу и стране, одобряет погром российского посольства на Украине и даже призывает "линчевать посла"»; текст проиллюстрирован крамольными скриншотами со страницы журналиста «ВКонтакте» — например, опубликованным в День российского флага рисунком, на котором власовцы под триколором вешают советского партизана.

«[Сергей Вилков] привлекался к уголовной ответственности за хранение оружия, к административной — за употребление наркотиков», — утверждал депутат Курихин.

В 2007 году против Вилкова действительно возбуждалось уголовное дело. Будущий журналист тогда носил прозвище «Факер», был одним из заметных активистов антифашистской сцены Саратова и состоял в социалистическом движении «Вперед» (Вилкова можно увидеть в недавно вышедшем документальном фильме о российских антифа «Ключ для заводного апельсина»). 

«Летом того года милиция начала нас здорово мочить, — вспоминает Вилков. — В июне после драки с правыми были задержаны около 30 наших ребят, один из них в результате сел на 3,5 года за нанесение тяжких телесных повреждений. В ходе допросов наших кололи, пытаясь выбить показания против меня — о том, что я являлся организатором драк с неонацистами. Однако УБОП не получили того, что нужно. И 5 июля 2007 года в центре города среди бела дня меня задержал СОБР вместе с опергруппой УБОП. В ходе задержания мне подкинули револьвер с патронами». Задержанного отпустили под подписку о невыезде, а в конце сентября уголовное дело закрыли. «На револьвере не было моих отпечатков пальцев, а на изъятой одежде на удалось найти следов ношения оружия», — объясняет Вилков.

Административный протокол по статье 20.20 КоАП на него тоже составлялся, однако не за употребление наркотиков, как утверждал Курихин, а за распитие алкоголя, говорит журналист. «Насколько помню, я привлекался осенью 2009 года за распитие спиртного во дворе с друзьями. В протоколе было написано: "Выпил 100 грамм водки"».

После публикации в «Четвертой власти» Вилков подал к Курихину иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Журналист отмечает, что статья была проиллюстрирована скриншотом записи «ВКонтакте», в которой Вилков якобы призывал «линчевать посла» России в Украине. Сам журналист говорит, что подобной записи на его странице не было, и это подтверждается результатами проверки Центра «Э». Иск Вилкова был рассмотрен в конце мая; на заседании суда директор «Четвертой власти» Николай Гурин заявил, что именно он записал монолог депутата Сергея Курихина и опубликовал колонку от его имени. По утверждению Гурина, он неверно понял слова депутата и потому исказил их смысл. Судья в удовлетворении иска Вилкову отказал; теперь он собирается судиться уже с «Четвертой властью» и самим Гуриным.

3 февраля — через неделю после публикации Курихина со скриншотами — председатель Общественной палаты Саратовской области Александр Ландо на пресс-конференции говорил, что он «посмотрел на творчество этого журналиста» Вилкова и его публикации в соцсетях. По словам Ландо, «фашистская свастика там у него появляется, в твиттере, он радуется, что разгромлено было наше посольство».

«То, что творится у него в высказываниях… мы обязательно будем ставить этот вопрос перед правоохранительными органами», — пообещал Ландо.

Через два дня сотрудники Центра «Э» завели против Вилкова административное дело по ст. 20.3 КоАП (пропаганда нацистской символики) — на его странице «ВКонтакте» они нашли размещенную еще в ноябре 2011 года картинку с символикой «Единой России» и свастикой. По словам журналиста, он разместил этот пост в знак протеста против решения мэрии Саратова, которая согласовала проведение ультраправого «Русского марша».

20 апреля — в день рождения Адольфа Гитлера — суд признал антифашиста Вилкова виновным и приговорил его к тысяче рублей штрафа.

Через 10 дней суд вынес решение и по второму административному делу против Вилкова: его признали виновным в массовом распространении экстремистских материалов (статья 20.29 КоАП) и присудили уже две тысячи рублей штрафа. Поводом для преследования стали несколько отсканированных страниц из антисемистской брошюры В.Н. Гладкого «Жиды», включенной в Федеральный список экстремистских материалов. Вилков объясняет, что опубликовал выдержки из одиозной книжки «для иллюстрации упоротости антисемитов». Среди них были главы с заголовками «Как жарили офицеров», «Как топили офицеров», «Как в театре рубили офицеров», «Как вешали офицеров», «Как сжигали офицеров», «Как выкалывали глаза офицерам» и «Первым насиловал чекист Фридман».

Сергей Вилков. Фото: личная страница «ВКонтакте»

19 мая стало известно, что полиция проводит проверку двух видеороликов со страницы Вилкова — видео драки между антифашистами и неонацистами и клип субкультурной антифа-группы «Грибной дождик», в котором пародируется эстетика «Ку-клукс-клана». В клипе под названием «Старый добрый еврейский фашизм» мужчины в трусах и белых колпаках из картона, обмотавшись простынями, исполняют композицию со словами «СС — эх, веселее Рудольф Гесс! Танцуйте Гитлера, убейте Сталина!» и припевом «Иисус! Да я за Русь в метро взорвусь!». В шуточной песенке правоохранительные органы усмотрели признаки возбуждения ненависти (часть 1 статьи 282 УК), материалы проверки переданы в Следственный комитет для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

«Для меня совершенно однозначно, что эта кампания организована Курихиным, благо, я наслышан о его связях в региональном управлении полиции, и особенно в Центре "Э". Мне рассказывали, что Курихин оказывал на полицию давление с целью меня посадить. Вся цепочка, включая явно подконтрольного Курихину главу Общественной палаты Александра Ландо, вполне четко прослеживается. Цель, во-первых, месть, во-вторых — показательная акция устрашения: показать всем, что копаться в его делах опасно», — уверен Сергей Вилков.

Вилков рассказывает, что первые угрозы стали поступать в редакцию «Общественного мнения» еще летом 2013 года, когда он начал писать репортажи с процесса по делу о покушении на депутата Курихина («Медиазона» рассказывала об этом деле в материале «Саратов неизбежен»). «Вскоре мне удалось вскрыть участие ближайшего друга и политического партнера Курихина, депутата облдумы Леонида Писного в афере с попыткой купить в администрации президента Медведева пост губернатора Саратовской области за 20 млн евро. Она имела место в еще в 2010 году, и след Курихина там я также усматривал», — рассказывает Вилков.

По версии журналиста, которая основывается на материалах уголовного дела о пропаже 120 млн рублей из сейфа московского «Судостроительного банка», областной депутат от «Единой России» Леонид Писной пытался за деньги добиться поста губернатора Саратовской области; этот вопрос он обсуждал «совместно с другим областным депутатом-застройщиком Сергеем Курихиным».

«Из показаний Денисовой Е.Ю. следует, что Писной Л.А. был после встречи с Пивоваровым Д.А. воодушевлен возможным назначением на желаемую им должность губернатора Саратовской области и попросил ее найти и заложить в указанный подсудимыми банк денежные средства, для дальнейших их взаимоотношений, связанных с назначением его на должность губернатора. Данные указания Писного Л.А. также свидетельствуют о том, что он был убежден в возможном назначении его на эту должность», — говорится в тексте решения Хамовнического суда Москвы, на которое ссылается Вилков.

Саратовский публицист Александр Крутов был избит арматурой после того, как опубликовал в «Общественном мнении» серию статей о Курихине. У Вилкова за несколько месяцев до нападения вышел текст о запутанной истории вокруг покушения на Курихина и статья, в которой имя депутата связывалось с рядом преступлений, в частности, с резонансным убийством областного прокурора Евгения Григорьева в 2008 году.

Сам Курихин все обвинения в причастности к избиениям журналистов отвергает и называет провокацией со стороны «Общественного мнения» и его руководителя Алексея Колобородова. «Четвертая власть» приводит комментарий Курихина: тот «не сомневается, что медиа-группа, работая в привычном для себя стиле, выполняет коммерческий заказ, и допускает, что в данном случае Алексей Колобродов вместе со своими "пуссирайотавцами" проводит в жизнь очередную провокацию в интересах людей, организовавших покушение на него».

Депутат настаивает, что «в ближайшее время саратовской публике будут представлены на обозрение убедительные доказательства, прекрасно иллюстрирующие стиль и методы "работы" Колобродова, художественного руководителя и главного артиста этой медиа-труппы».

Тем не менее, ни одного иска в суд против Вилкова и «Общественного мнения» Сегей Курихин пока что не подал. Единственное заявление депутата-единоросса Курихина в полицию было написано после того, как Вилков опубликовал у себя «ВКонтакте» копию некоей оперативной справки об участнике ОПГ «Парковские» — Сергее Георгиевиче Курихине 1972 года рождения, который якобы носил кличку «Мелкий». Имя и дата рождения «Мелкого» совпадают с данными депутата Курихина, указанными на сайте Саратовской областной думы.

В документе, подлинность которого, впрочем, не подтверждена, говорится, что «Курихин и его группа выбивали долги, занимались рэкетом» и «разыскиваются ОВД за покушение на гр-на Максимова». Также в справке описываются связи «Мелкого» с сотрудниками правоохранительных органов. Последние из описанных там событий относятся к 2006 году: «Курихин в июле 2006 года разругался с Фейтлихером, завявив тому, что тот ему больше не указ. Курихин разместил в подконтрольных ему средствах массовой информации карикатуру на трех партийных лидеров Единой России г. Саратова, в образе трех медведей».

После появления справки в соцсетях Курихин обвинил Вилкова в незаконном разглашении персональных данных, однако следователи не нашли в публикации состава преступления.

«Многое указывает на то, что Сергей Курихин распространяет свое теневое политическое влияние на все этажи региональной власти, силовые ведомства, суды и тому подобное. Я уверен, что среди всех местных фигур, в его руках сконцентрирована наибольшая власть», — полагает журналист. В апреле Вилков снова заметил за собой слежку: «Возможно, она велась с целью подействовать на нервы, возможно, это была подготовка очередного нападения, я не знаю. Следивших зафиксировали камеры наблюдения, полиция пыталась составить фоторобот, но найти никого не удалось».

Все материалы
Ещё 25 статей