«Явление это — не что иное, как мафия». Саратовского журналиста Сергея Вилкова снова судят за клевету на депутата-единоросса Курихина
«Явление это — не что иное, как мафия». Саратовского журналиста Сергея Вилкова снова судят за клевету на депутата-единоросса Курихина
Тексты
7 апреля 2017, 10:57
3471 просмотр

Сергей Вилков. Фото: личная страница в Facebook

В Саратове снова судят журналиста издания «Общественное мнение» Сергея Вилкова — его обвиняют в клевете на бизнесмена и депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина. «Медиазона» публикует речь, которую Вилков сегодня произнес в суде.

В Саратове снова судят журналиста издания «Общественное мнение» Сергея Вилкова — его обвиняют в клевете на бизнесмена и депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина. Именно со статьями о деятельности единоросса Курихина журналист связывает свои злоключения, которые продолжаются уже больше двух лет — за это время Вилкова избили неизвестные, а полиция несколько раз возбуждала против него административные дела за посты в соцсетях. Следователи проводили проверки в отношении журналиста по уголовным делам о разжигании ненависти (из-за клипа субкультурной антифа-группы «Грибной дождик»), незаконном хранении оружия (из-за подброшенного в 2007 году револьвера) и оскорблении чувств верующих (из-за игумена Нектария, пожаловавшегося на популярный в интернете рисунок: Богородица с коктейлем Молотова в руках) — все они ничем не закончились.

До суда же дошло уголовное дело о клевете, возбужденное по заявлению Сергея Курихина. Вилкову предъявили обвинения по части 5 статьи 128.1 УК (клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого преступления). По этой статье журналисту грозит до 5 млн рублей штрафа или до 480 часов обязательных работ.

По версии депутата, Сергей Вилков оклеветал его трижды. Во-первых, когда выложил в интернет некую оперативную справку, в которой Сергей Курихин был назван членом ОПГ «Парковские» по кличке Мелкий. Во-вторых, когда Вилков опубликовал статью с версией о возможной связи Курихина с саратовскими националистами. В-третьих, когда Вилков предположил, что за нападением на него может стоять именно Курихин, которому он посвятил еще несколько статей.

Первый суд о клевете начался в июне 2016 года, но в ноябре, когда процесс уже подходил к концу, судья Артем Григорашкин неожиданно вернул дело в прокуратуру, а сам подал в отставку. Вышестоящий суд это решение отменил, и теперь дело Вилкова рассматривают заново — в пятницу в Саратове прошло первое заседание, на котором журналист изложил свою версию событий. От предложения закрыть дело по амнистии или в связи с истечением сроков давности Вилков отказался. «Медиазона» публикует текст его выступления в суде.

Выступление журналиста Сергея Вилкова в суде, 7 апреля 2017 года

Я сразу должен разъяснить по поводу мотивов своих действий, которые теперь мне вменяются как преступления. Они никак не связаны с инициативой моего руководства и его отношениями с потерпевшим Курихиным. Эта версия полная чушь, во-первых, у нас в деле только один эпизод связан с публикацией в «Общественном мнении», во-вторых, мне никогда не поступали от моего начальства указания писать о Курихине ни в СМИ, ни в соцсетях, это была полностью моя инициатива. Напротив, мой главред Алексей Колобродов в некоторых случаях пытался мой интерес к этой фигуре охладить, опасаясь, что могу пострадать я или члены моей семьи. На нас и так оказывалось со стороны Курихина определенное давление, по всей видимости, в том числе в связи с моими публикациями.

То, что Курихин пытается связать мои действия и Колобродова, я считаю просто попыткой очернить меня, а заодно свести счеты с третьими лицами, не имеющими отношения к делу. Не исключаю, что Курихин так может говорить, потому что воспринимает своих журналистов как своих крепостных и думает, что так во всех редакциях. Нет, так далеко не везде. На этом я тему взаимоотношений Курихина и Колобродова для себя хочу закрыть. На протяжении первого процесса ей посвятили большую часть времени, из-за чего разбирательство шло полгода, мы все это уже слушали, и слушать второй раз я лично не хочу. Поэтому я буду в дальнейшем эти совершенно не имеющие значения обстоятельства полностью игнорировать.

На своей странице «ВКонтакте» Сергей Вилков публиковал копию оперативной справки об участнике ОПГ «Парковские» Сергее Георгиевиче Курихине 1972 года рождения, который якобы носил кличку «Мелкий». Личные данные «Мелкого» полностью совпадают с данными депутата Курихина, указанными на сайте Саратовской областной думы.

В документе говорилось, что «Курихин и его группа выбивали долги, занимались рэкетом» и «разыскиваются ОВД за покушение на гр-на Максимова». Также в справке описываются связи «Мелкого» с сотрудниками правоохранительных органов.

Последние из описанных там событий относятся к 2006 году: «Курихин в июле 2006 года разругался с Фейтлихером, заявив тому, что тот ему больше не указ. Курихин разместил в подконтрольных ему средствах массовой информации карикатуру на трех партийных лидеров "Единой России" г. Саратова, в образе трех медведей».

Мой профессиональный интерес к Курихину понятен, поскольку эта фигура просто не может не привлекать журналистского внимания. Фамилия Курихина всякий раз упоминается в связи с самыми громкими криминально-политическими скандалами в Саратовской области за последние лет десять. Это и убийство областного прокурора Григорьева, и попытка депутата Писного за огромные деньги купить себе должность губернатора области в 2009 году, это и странное покушение на самого Курихина в 2011 году. Мы оказались одним из очень немногих изданий, в которых не было запрета на разработку связанных с Курихиным тем, поэтому мой, да и не только мой, интерес мог реализоваться именно в «Общественном мнении». А упомянутые мной истории с Григорьевым, Писным и покушением именно мы расследовали наиболее глубоко с эксклюзивнейшей информацией на руках.

К Курихину я отношусь совершенно нейтрально, с чисто профессиональным интересом. Даже несмотря на то, что я считаю его причастным к нападению на себя. Никаких тяжелых травм мне не нанесли, а Курихин, по моему мнению, заказывая нападение, руководствовался понятиями о дозволенном насилии и некоторой субординации между боярами и холопами, привитыми ему в 1990-е годы. В общем, я отношусь к нему не как к личности, а как к явлению.

Явление это, исключительно по моему субъективному мнению, — не что иное, как мафия. То есть, я считаю, что есть сложная система связей между силовиками, чиновниками, отдельными влиятельными функционерами партии «Единая России», криминалом, а посередине — Сергей Георгиевич Курихин. Чтобы было понятно мое отношение — он меня интересует как часть этой предполагаемой системы, а не индивид.

Вечером 13 января 2015 года журналист саратовского издания «Общественное мнение» Сергей Вилков возвращался домой. У входа во двор на пересечении Комсомольской и улицы Чернышевского на него напали двое мужчин. «Один попытался повалить сзади, а другой спереди начал бить по лицу. Не знаю, сколько это продолжалось. Потом они разбежались в разные стороны», — рассказывал Вилков. Нападавшие попали на камеры видеонаблюдения.

За полгода до этого, в августе 2014 года, при похожих обстоятельствах во дворе двое неизвестных арматурой избили обозревателя «Общественного мнения» Александра Крутова. В обоих случаях полиция возбудила уголовные дела по статье 116 УК («Побои»). Нападения на Вилкова и Крутова в «Общественном мнении» сразу связали с их публикациями о деятельности Сергея Курихина, «чья политическая биография в медиа-среде Саратовской области воспринимается весьма неоднозначно».

По словам Вилкова, в нападавших он опознал людей, которые следили за ним накануне — он видел их во дворе своего дома. Фотографии людей, похожих на преступников, Вилков обнаружил на сайте саратовского военно-патриотического клуба «Патриот» — ими оказались два преподавателя клуба, 27-летний дзюдоист Сергей Третьяков и 29-летний самбист Алексей Олейников. Клуб «Патриот» учрежден при поддержке Саратовской епархии РПЦ, областного управления ФСКН и фонда «Православие и современность», которым руководят начальник епархиального информационно-издательского отдела игумен Нектарий и депутат Курихин.

Следователи не нашли доказательств причастности борцов из «Патриота» к нападению на журналиста. Преступники до сих пор не найдены.

Теперь пройдемся по конкретным эпизодам дела. Начну с единственной фигурирующей в деле здесь статьи в средстве массовой информации: «Артин помешал Курихину создать подконтрольную "русскую диаспору"?» от апреля 2014 года.

Я считаю, что это одно из наиболее глубоких моих расследований, я собирал информацию по крупицам более полугода, используя множество источников, большую часть которых я назвать не могу. Не могу назвать по соображениям этическим, а также в интересах их чисто физической безопасности. Это помимо того, что конфиденциальность источников защищает закон о СМИ. В том числе исходя из этого, я придал статье форму версии, начиная с вопросительного заголовка и заканчивая предположительной формой практически всей подаваемой информации.

При этом в достоверности изложенного там, как и в правильности своих выводов, я уверен и сейчас. Источников было больше трех, что по негласным правилам средств массовой информации уже более чем достаточно для того, чтобы считать информацию подтвержденной. Закон о СМИ способ проверки информации никак не регламентирует и оставляет ее на усмотрение издания или автора. Путем обращения к официальным источникам проверить ее в данном случае было невозможно, так как речь шла о цепочке негласных договоренностей между героями моего материала.

А обращение к самому Курихину как лицу прямо заинтересованному, также ничего для подтверждения или опровержения этой информации не дало бы.

Тем не менее, я, желая представить все стороны, обращался за комментарием к Курихину единственным доступным мне способом – в его депутатскую приемную. Но связать меня с ним не смогли. Я объясню суду для понимания: все журналисты в Саратове прекрасно знают, что Курихин не дает комментариев СМИ, кроме как по собственной инициативе и изданиям своего пула. При этом, как прекрасно видно из сравнения разговорного стиля Курихина и публикуемых от его имени комментариев, последние за него пишут подчиненные, вроде редактора информагентства «Взгляд-инфо» Николая Лыкова.

Это в саратовской медиасреде факт общеизвестный. Мне, к примеру, местный корреспондент «Интерфакса» Татьяна Никитина, которая, по моему мнению, сама на Курихина негласно подрабатывает, жаловалась, что не может получить его комментарий, даже обращаясь за помощью к людям, близким к депутату. Свой актуальный телефонный номер Курихин всегда от журналистов скрывал. Это чтобы объяснить по поводу того, что я якобы не обращаюсь к нему за комментариями. Адвокат Курихина, к слову, мне тоже всегда в комментариях отказывал.

Возвращаясь к сути материала опубликованного на «ОМе», я в общем-то для своей защиты даже не вижу смысла объяснять, как я пришел к выводам, сделанным в статье, поскольку все они облечены в форму предположения, что отметает какой-либо состав преступления вообще, как и вопросы об ущемлении чести и достоинства Курихина. Это подтвердит совершенно любая независимая лингвистическая экспертиза.

Добавлю только, что к его фигуре я, отслеживая эту тему, пришел чисто случайно и совершенно неожиданно для себя. Отслеживал я изначально попытки саратовских национал-радикалов каким-либо образом официально легализоваться и найти точки соприкосновения с властью. Что-то еще сейчас пояснять по поводу этого эпизода я сейчас не вижу смысла. В материале описываются события четырехлетней давности, которые сейчас уже не очень актуальны, поэтому останавливаться на них не буду.

Сергей Курихин. Фото: Кристина Хрусталева / Коммерсантъ

Теперь перейдем к эпизодам связанным с моими предположениями — опять-таки предположениями — по поводу причастности Курихина к организации нападения на меня. Это мой пост в фейсбуке от 14 января 2015 года, начинающийся словами «Полночи меня возили туда-сюда…» и мое интервью сайту «Про Саратов», который, кстати не является средством массовой информации. Интервью я действительно давал в январе 2015 года человеку, который представился редактором этого сайта Дмитрием Тимчевым. Очно с ним я никогда не общался и в лицо его не видел. Я ответил на его вопросы и все. Никоим образом текст интервью и тем более заголовок он со мной не согласовывал. Авторство заголовка, в котором содержалось утверждение «Нападение на Вилкова заказал Сергей Курихин» принадлежит Тимчеву, в то время как я в разговоре с ним такого не утверждал, а сказал, что я предполагаю его причастность. Более того, я, увидев этот заголовок, обратился к нему через соцсети и сказал, что его за это могут обвинить в клевете. После чего через какое-то время он заголовок изменил.

Несмотря на то, что я лично уверен в причастности Курихина к нападению на меня, в обоих случаях в моей прямой речи содержится всего лишь мое мнение об этом, что отмечено предположительными маркерами. Я не высказывал автору публикации утверждений о причастности Курихина к нападению на меня, а лишь делился своими обоснованными предположениями. И снова подчеркиваю, любая независимая экспертиза это подтвердит. И даже если бы речь шла об утверждении, говорить заведомой для меня ложности этих сведений никак нельзя. У меня были и есть основания считать, что Курихин не только может применять практику расправ и запугивания к неугодным ему личностям, в том числе к журналистам, но и употребил ее по отношению ко мне.

Саратовский публицист Александр Крутов был избит арматурой после того, как опубликовал в «Общественном мнении» серию статей о Сергее Курихине. У Вилкова за несколько месяцев до нападения вышел текст о запутанной истории вокруг покушения на Курихина и статья, в которой имя депутата связывалось с рядом преступлений, в частности, с резонансным убийством областного прокурора Евгения Григорьева в 2008 году.

Сам Курихин все обвинения в причастности к избиениям журналистов отвергает и называет провокацией со стороны «Общественного мнения» и его руководителя Алексея Колобородова.

Объясняю, что я имею виду и что сформировало мое мнение о причастности Курихина к организации нападения на меня 13 января 2015 года. За шесть лет до этого я работал в газете «Новые времена в Саратове». Летом 2009 года я брал интервью у крупного бизнесмена застройщика из Энгельса Константина Колесниченко, который владеет компанией «ЖБК-3». В ходе беседы, мы с ним несколько раз отвлекались от темы и обсуждали в неформальном ключе недавние события. Незадолго до этого, весной того же года, произошло нападение на журналиста Вадима Рогожина, который возглавлял принадлежащую Курихину газету, но заявил об уходе в свой проект. После этого хронологически он был избит трубой в подъезде и с трудом выжил. И вот Колесниченко мне заявил, хотя я об этом его не спрашивал, что ему якобы точно известно о том, что расправу над Рогожиным заказал сам Курихин.

Я тогда сделал скидку на то, что у Колесниченко в тот момент был с Курихиным конфликт. Колесниченко, как он тогда же мне рассказал, считал, что Курихин пытается незаконными рейдерскими методами отобрать у него завод. Однако я, поспрашивав коллег, убедился что очень многие из них сами пришли к такой же версии и воспринимают ее всерьез. Тут надо добавить, что хотя за нападение на Рогожина были осуждены несколько человек, не имеющих к Курихину отношения, СМИ ставили их виновность под сомнение, считая, что следствие целенаправленно пошло по ложному следу, так как биллинг звонков доказывал алиби подсудимых. Кроме того, после нападения Рогожин хоть и создал в итоге свое СМИ, но, по моему мнению, с тех пор беспрекословно исполняет на его страницах информационные задания Курихина.

Далее, из средств массовой информации мне известно, что в 2010 году Сергей Курихин объявил посредством своих СМИ и других инструментов войну городской администрации, которая не шла на уступки в каких-то его экономических интересах. В тот период несколько изданий писали, что замглавы администрации Саратова Наталья Масютина обратилась в правоохранительные органы с заявлениях об угрозах со стороны Сергея Курихина. В нем говорилось, что 27 октября ей позвонил некто, представившийся Сергеем Георгиевичем Курихиным, и потребовал компенсировать ему судебные затраты, связанные с приобретением исторического здания «Дома художника» в центре Саратова. Он заявил, что за это «мы будем спрашивать» только с Масютиной, а она и ее родственники должны «спать и просыпаться с мыслью об этом». Кроме того, Масютина сообщила что заметила за собой слежку двух подозрительных людей, один из которых прятал в руках что-то похожее на завернутый в тряпку обрезок трубы или арматуры. О реакции правоохранительных органов на это заявление ничего не известно.

Со слов моего главного редактора Алексея Колобродова мне известно, что вначале противостояния Сергея Курихина и городской власти, в том же 2010 году, он иногда общался с Курихиным. В одну из встреч, по словам Колобродова, Курихин высказал угрозы в адрес тогдашнего главы администрации Саратова Алексея Прокопенко, сказав что сначала посадит Прокопенко, а когда тот выйдет, «устроит ему бытовуху в подворотне». До подворотни пока не дошло, но против Прокопенко было возбуждено уголовное дело и уже несколько лет он находится в бегах.

Летом 2013 года в Саратовском областном суде я и мой коллега по «Общественному мнению» Александр Крутов освещали процесс о покушении на Сергея Курихина, где всплывали интригующие подробности его взаимоотношений с партнерами. Я освещал в новостном формате для информационной ленты сайта, Крутов набирал материал для большого расследования. Тогда же, как мне известно от того же Алексея Колобродова, ему начали поступать лично от Курихина угрожающие намеки, связанные с моими публикациями на сайте. Далее, начиная с весны 2014-го года, через связанных с Курихиным людей, Колобродову передавались неоднократные требования уволить меня и моего коллегу Александра Крутова. После очередного отказа на этот ультиматум, в августе 2014-го года, что совпало и с выходом очередного номера журнала «ОМ» с продолжением расследования Крутова, на него было совершено нападение во дворе его дома. Его атаковали двое парней с железными трубами.

Полиция никого до сих пор не нашла. Но в личных разговорах Крутов не скрывал, что уверен в том, что за нападением стоит именно Сергей Курихин. Более того, когда Крутов после нападения прекратил вести эту тему, продолжать расследование взялся я, в связи с чем Крутов говорил мне, что я тоже могу стать жертвой нападения. Моя статья о конфликте Курихина и его окружения с нижегородскими застройщиками, который привел к цепи покушений, как на Курихина, так и на его тогдашних оппонентов, вышла в начале ноября 2014 года. В самом начале 2015 года должно было состояться повторное рассмотрение дела против организаторов покушения на Курихина, которые в 2013-м году были оправданы присяжными. Моя последняя статья недвусмысленно намекала, что мой интерес к теме не охладел. В первый рабочий день января, 12 числа, мы с женой заметили подозрительных людей во дворе, которые будто бы следили за нами. 13-го числа на меня напали.

Естественно, я сразу же решил, что за этим стоит Курихин. Я и сейчас в этом уверен. Все дальнейшее меня еще больше в этом убедило. Этим и объясняется то, почему именно версию о причастности к нападению Сергея Курихина я выдвигал в своих комментариях СМИ как единственную достойную внимания. Кстати, могу сказать, что из десятков СМИ, которым я давал в то время комментарии, процитировать эту версию почти никто в Саратове не решился. Если не ошибаюсь, сайт «Про Саратов», не зарегистрированный как средство массовой информации, был одним из двух исключений.

В феврале 2016 года Сергей Курихин подал иск о защите чести и достоинства еще к одному журналисту «Общественного мнения» — Антуану Кассу. Претензии депутата касались выступления Касса на публичных слушаниях по поводу застройки территории бывшего лагеря «Лесной» в лесопарке «Кумысная поляна», которые состоялись в администрации Фрунзенского района Саратова 4 сентября 2015 года. В ходе слушаний Касс высказался против застройки.

«После небольшого нашего расследования, а также информационного портала "Бизнес-вектор" мы нашли информацию о том, что владельцем участка земли под бывшим лагерем "Лесной" является некий гражданин Игорь Богданов, который, по нашей информации, имеет определенные деловые отношения с Сергеем Георгиевичем Курихиным», — рассказывал Касс.

В суде Курихин проиграл.

Есть еще один немаловажный момент, который заставляет меня связывать нападение с Сергеем Курихиным. Весной 2014 года я расследовал историю с попыткой депутата областной думы Леонида Писного за 10 млн евро получить должность губернатора Саратовской области через посредников, которых он считал представителями администрации президента. Речь шла о событиях 2009-2010 годов. На тот момент тема эта в саратовских СМИ по тем или иным причинам не освещалась. Мне удалось опубликовать промежуточные итоги своих изысканий только в блоге на сайте «Эхо Москвы». Однако было понятно, что я и дальше буду разрабатывать эту тему.

Лишь через год, уже после нападения, когда я достал материалы этого громкого дела, так называемого «дела решальщиков», достал приговор Хамовнического суда Москвы против этих посредников, которые по версии следствия были аферистами, я узнал, что, оказывается, переговоры о покупке должности происходили в присутствии Курихина. В Саратове ходит устойчивое мнение, что Писной — человек Курихина, полностью им контролируемый. Тем самым правдоподобна версия, что настоящим автором этой аферы был на самом деле Курихин. Все это я опубликовал уже в мае 2015 года в большом расследовании на сайте «Общественное мнение». И тут возникает подозрение, не было ли нападение на меня попыткой отпугнуть меня, в том числе, и от этой темы. Я знаю, что многие столичные журналисты, которые следят за моей историей, склоняются именно к этой версии.

Далее перейдем к оперативным справкам о криминальных связях Курихина, которые я опубликовал в социальных сетях 16 февраля 2015 года. Я сразу должен сказать, что криминальное прошлое Курихина никогда не было предметом моего профессионального интереса, в связи с этим лично я никогда не направлял на этот счет официальных запросов в инстанции.

Впрочем, я считаю, что это было бы совершенно бесполезно, поскольку уверен, что Курихин обладает более чем достаточными связями в правоохранительных органах, имеет подход к руководству областной полиции, чтобы уничтожить на этом уровне соответствующую документацию. Тем более, несколько лет назад заместитель генерального прокурора Александр Буксман назвал Саратовскую область в числе регионов где странным образом потеряно огромное количество уголовных дел по тяжким преступлениям прошлых лет. По каким-то из них в том или ином качестве мог проходить и Курихин, по моей информации так оно и было. Само же отсутствие судимости, позволяющее ему находится в областной думе, ни о чем не говорит, так как, к примеру, легендарный саратовский лидер ОПГ Игорь Чикунов также судимости не имел.

Я обращаю внимание на то, что накладываемые законом о СМИ обязательства по проверке информации никоим образом не распространяются на публикации в социальных сетях. В то же время, по принятому в СМИ правилу трех независимых источников, объем имеющейся у меня информации позволял и позволяет мне считать участие Курихина в ОПГ практически фактом. Рассказываю, почему.

Когда я в 2008 году начал штатно работать в журналистике в газете «Новые времена», я впервые и услышал о Сергее Курихине от коллег. Причем говорили о нем уверенно как о бывшем или настоящем бандите. Например, так говорил журналист Владимир Изосимов, который писал на криминальные темы и имел хорошие связи в УБОПе. Так совпало, что в том же 2008 году принадлежащий Курихину информационный портал «Взгляд-инфо» возглавил мой давнишний приятель Коля Лыков, которого я знал как активиста леворадикального оппозиционного движения троцкистского толка. Тогда мы обсуждали с ним Курихина и информацию о его членстве в ОПГ, которую Коля не опровергал, а отвечал, что это нормальное для российского бизнесмена происхождение. Комментируя же имевшиеся уже тогда публикации о рейдерстве Курихина, он высказывался в духе: «Какая нам разница, что буржуи друг у друга отбирают неправедно заработанное».

Работая с 2010 года в «Общественном мнении», я ознакомился с имевшимися в редакции материалами дела об убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева (их подлинность ныне официально подтверждена Саратовским областным судом). В частности, партнер Курихина Михаил Кузнецов и бизнесмен Ренат Хабеев в этих показаниях заявили, что знают Курихина как выходца из «парковской» преступной группировки. Тогдашний прокурор Октябрьского района Владимир Чечин на допросе подтвердил, что он был знаком с оперативной информацией о членстве Курихина в «парковской» ОПГ.

И, кстати, по поводу оперативной информации, в 2008-2009 годах в газете «Саратовский взгляд», которую издавал Сергей Курихин, было как минимум три публикации о том, что в его отношении ведется оперативная разработка. Это статья от 14 августа 2008 года под названием «Прекратить кошмарить "Взгляд!"», где конкретно указывается, что ФСБ ведет оперативную разработку издателя газеты. В сентябре 2008 года в газете «Саратовский взгляд» была статья «Аборигены коррупциоляндии», где тоже говорится, что в отношении Курихина сотрудниками ФСБ ведутся оперативные мероприятия. Информацию о том, что ФСБ разрабатывает Курихина в статье подтверждает тогдашний и.о. начальника ГУВД по Саратовской области Борис Орлов. В апреле 2009 года было заявление медиахолдинга «Взгляд» там же, где говорится что особое внимание правоохранительных органов вызывает издатель газеты, депутат областной думы Сергей Курихин.

Опять же, пять-шесть лет назад глава ГУ МВД Сергей Аренин, который, как я полагаю, не то что крайне близок, но находится в определенной зависимости от Сергея Курхина, на какой-то пресс-конференции обмолвился, что Курихин где-то проходил по уголовным делам и прошлое его пришлось тщательно проверять.

Тем самым я могу утверждать, что материалы оперативной разработки Курихина существуют, что там, если верить прокурору Чечину, говорится, в том числе, о его причастности к организованному криминалу. И по всей видимости, это именно те материалы, которые имелись у нас в редакции, и которые я опубликовал в соцсетях 16 февраля.

15 июля 2010 года на портале «Четвертая власть» вышла онлайн-конференция Вячеслава Володина, в то время зампреда Госдумы, где ему кем-то был задан вопрос о том, каким образом в областную думу от «Единой России» попал Сергей Курихин, который принадлежал когда-то к, цитирую, «известным группировкам». На что Володин, видимо не удивившись информации о «группировках», пояснил, что Курихин был приоритетным кандидатом от губернаторской части списка.

Иными словами, был вдвинут тогдашним губернатором Саратовской области Павлом Ипатовым. В настоящее время эта онлайн-конференция с «Четвертой власти» удалена, так же как удалена и новость с этой цитатой Володина с сайта Saratovnews, хотя на последнем поисковик легко находит заголовок «Володин раскрыл, как Сергей Курихин стал депутатом-единороссом». Однако, упоминание об онлайн-конференции и этом ответе есть в статье саратовской газеты «Время» от 27 сентября 2010 года «Мелкий бес саратовской политики».

Чуть позднее, кажется, в конце 2010 года, появилась статья «Скелеты в шкафу депутата Курихина», которая в интернете встречается в нескольких источниках. Там прямо передана та же самая информация, которая есть в опубликованных мной документах. А именно, что Курихин был лидером одной из бригад «парковской» преступной группировки по кличке Мелкий. Что он занимался рэкетом, торговлей оружием и наркотиками, что он разыскивался за неоднократные попытки покушения на некоего бизнесмена Максимова, но дело было замылено и похоронено. О том, что он имеет широкие связи в милиции, в том числе в УБОПе, а также в прокуратуре. Что он за 100 тысяч смог закрыть уголовное дело о неуплате налогов, что милицейское начальство якобы давало прямое указание закрывать дела о поджогах совершаемой некоей «группой Курихина» в интересах застройки. Все ровно-то же самое. Ни один суд эту статью не разбирал и не опроверг.

Далее. В 2011 году на Сергея Курихина было совершено покушение. Бывший губернатор Дмитрий Аяцков так его прокомментировал «Комсомольской правде» в материале от 10 июня: «Я думаю, что это покушение может быть связано как с бурным прошлым господина Курихина, так и с его столь же бурным настоящим. В 1990-е годы его действительно называли одним из лидеров "парковской" группировки. А сейчас идет борьба за передел сфер влияния».

Тогда же, 10 июня, в блоге на сайте «Эха Москвы» — я подчеркиваю, это средство массовой информации — выступил о Курихине генерал-майор Владимир Овчинский, бывший глава российского бюро Интерпола и действующий советник министра внутренних дел. Написал он следующее: «В Саратове совершено покушение на депутата областной думы Сергея Курихина. Он представляет "Единую Россию". Достаточно набрать в поисковом окне Яндекса или Рамблера имя этого депутата и всем известный символ — "ОПГ", как сразу выскочат материалы о криминальном авторитете Саратовской области по кличке "Мелкий". Это и есть Сергей Курихин, герой криминальных сводок середины и конца 1990-х. За ним целый "букет" классических бандитских преступлений».

Отмечу, Овчинский не говорит, что в интернете начитался о том, что Курихин бандит. Он от своего имени говорит, что Курихин — герой криминальных сводок, за которым целый букет бандитских преступлений. И что он именно тот «Мелкий», о котором легко прочесть в интернете. Ровно то же самое генерал Овчинский повторил о Курихине на заседании в Москве патриотического «Изборского клуба», о чем на сайте самого клуба можно прочесть в стенограмме заседания круглого стола на тему «Глобальный кризис и проблемы безопасности».

Далее, в Саратове есть адвокат Вячеслав Борисов, который много лет, с советских времен, работал в милиции, конкретно в ОРБ и РУБОПе. У него есть свой сайт «Криминальный Саратов», где он летом 2011 года посвятил Курихину целую статью. В конце ее, он как бы невзначай, пишет о некоем бандите Мелком, который имел свою бригаду в районе магазина «Магистраль» и пользовался протекцией уголовного авторитета Шетины, за что подарил тому квартиру. Он также пишет: «Люди "Мелкого" отрывались как могли. В ЗАТО "Светлый" Татищевского района, по месту базирования ракетной дивизии, у военных скупали оружие, в том числе и гранаты, которые кидали не только в своих противников, но и просто так по пьянке — глуша рыбу в водоемах. Зимой 1995-1996 годов "Мелкий" и "Тимак" с целью убийства Юрия Максимова из пистолетов "ПМ" изрешетили его автомашину, но убить не смогли». Конец цитаты.

Несколько лет назад я брал у Борисова интервью. Оно по техническим причинам не вышло — он просил его публиковать в полном объеме, более 20 страниц текста, а это не было возможно из соображений формата. В ходе разговора он сначала уклонялся от вопроса связи между Курихиным и Мелким, а потом все же сказал, что по оперативной информации бандит Мелкий это и есть Курихин. Я не стал это включать даже в первоначальный текст, чтобы не поставить Борисова под угрозу. Но у меня сохранилась полная диктофонная запись нашей беседы, которая будет представлена суду.

Еще раз обращу внимание, что ни один из этих материалов не рассматривался в суде и не был опровергнут. Кроме того, я на тот момент был знаком еще примерно с десятком публикаций на различных интернет-ресурсах, где прямо говорится о том, что Сергей Курихин в 1990-е годы, да и сейчас, имеет отношение к организованному криминалу. Это, например, статья «Сергей Курихин — депутат с бандитским будущим» на сайте «Веб-компромат», статья «Особо опасный депутат» на сайте The Moscow Post, «Неприкасаемый господин Курихин» на сайте Antiraider.org, «Все дороги ведут в "РИМ". Или в чем секреты крупнейшей ОПГ Поволжья?» на сайте федеральной газеты «Версия», статья «Депутат Сергей Курихин проворачивает свои дела, прикрываясь "Единой Россией"» на портале «Руспрес» и другие.

Тем самым, у меня было и есть полное убеждение о причастности Курихина к ОПГ, а также о достоверности оперативных бумаг, которые были подкинуты в нашу редакцию неизвестными шесть-семь лет назад. О них все забыли, но мой коллега Антон Касс, примерно в 2013-м году нашел их сканы в электронном архиве редакции и показал мне. Я скопировал их к себе, чтобы посмотреть. Вспомнил я о них уже в феврале 2015 года, после нападения на меня. Я счел, что эта информация имеет огромную общественную значимость, так как она означает, что криминалитет открыто заседает в региональном парламенте, представляя правящую партию, и принимает для нас всех законы.

Тем более, в связи с нападением на меня и Крутова, я склонен считать, что Сергей Курихин не изменил своим методам, почерпнутым из 1990-х годов, и, находясь, у власти представляет серьезную опасность обществу. Исходя из этих соображений, я и разместил в соцсетях сканы имеющихся у меня документов, надеясь поднять вокруг этой информации дискуссию, которая в последние годы в публичном поле была невозможна из-за того, что имя Курихина в коридорах власти, силовых структурах, среди общественности и журналистов вызывало страх, и найти отклики людей, которые могут убедительно подтвердить или опровергнуть данные о прошлом этого человека. О том, что никакой заведомой ложности в этой информации не было, говорит хотя бы то, что комментирующие меня пользователи называли ее общеизвестным фактом. Например такой комментарий оставил некто саратовец Алексей Гаврилов, находящийся среди моих друзей в фейсбуке.

Еще важное дополнение: я нигде не утверждал, что Курихин преступник и состоял в ОПГ, хотя я так думаю, я лишь сообщил о том, что есть документы, об этом говорящие, и даже не утверждал, что они подлинные. И ознакомил некоторую аудиторию с их содержимым. А документы эти действительно существуют. То есть от своего лица я не обвинял Курихина, а сослался на источник, фактически его процитировав в форме фотоматериала.

Теперь что касается фразы в этих документах: «Полковник УФСКН Завьялов, когда работал в налоговой полиции, помог Курихину закрыть уголовное дело об уплате налогов за 100 тысяч рублей». Считаю, что она не может быть основанием для признания бывшего замначальника УФСКН Михаила Завьялова потерпевшим по этому уголовному делу. Как и не образует состава преступления с моей стороны. Во-первых, о существовании Завьялова я знал лишь из уже упомянутой мной статьи «Скелеты в шкафу депутата Курихина», где о нем именно такая информация о помощи в закрытии дела и содержится. Лично я его не знал и никогда о нем больше не слышал. Умысла распространять о нем вообще какую-либо информацию не имел и иметь не мог, просто одной строчкой он был упомянут в бумагах, посвященных Курихину.

Во-вторых, во фразе не содержится указания на то, что Завьялов совершил какое-либо преступление. Само по себе получение денег таковым не является. Как и помощь в закрытии дела может быть совершена некриминальным способом. К примеру, если уголовное дело возбуждено незаконно, можно его помочь закрыть путем предоставления или рекомендации юриста, посредничества в найме адвоката, путем доведения информации о незаконно уголовном преследовании до высоких инстанций, для чего у полковника налоговой полиции, без всяких сомнений, возможности есть.

В-третьих, считать эту информацию ложной у меня не было оснований. В Саратове многим прекрасно известно, что до конца 2014 года Сергей Курихин имел очень хорошие связи в региональном УФСКН, которое было реформировано из налоговой полиции. Тем самым мог привлекать себе в помощь и полковника Завьялова. Репутация Курихина склоняет меня к тому, что он может быть нечист перед законом. Так что ситуация, когда полковник Завьялов помогает ему закрыть дело, выглядит более чем правдоподобной.

В-четвертых, Михаил Завьялов на допросе сам сказал, что полковников Завьяловых в системе УФСКН могло быть много. Учитывая, что его имя и регион в документах не указаны, а Курихин может вести и наверняка ведет бизнес за пределами Саратова, ничто не указывает, на то что речь идет именно о потерпевшем Михаиле Завьялове, бывшем замглавы УФСКН по Саратовской области.

Суммируя сказанное. Я считаю себя полностью невиновным, поскольку, по всей видимости, вся опубликованная мной информация о Курихине, а не только сведения о его криминальном прошлом, правдива, и все в Саратове это понимают. Думаю, что в том числе все, кто сидит в этом зале. Более того, я не имел оснований сомневаться в ее правдивости, и уж точно не имел умысла распространить какие-то заведомые порочащие выдумки об обоих так называемых потерпевших. Считаю, что должен быть полностью оправдан, а полицейские и прокурорские чины, лоббировавшие заведение моего уголовного дела и передачу его в суд, должны понести уголовную ответственность.

Все материалы
Ещё 25 статей