В чем обвиняют Хасана Закаева. В Москве начался суд над фигурантом дела «Норд-Оста» — Медиазона
В чем обвиняют Хасана Закаева. В Москве начался суд над фигурантом дела «Норд-Оста»
Тексты
22 ноября 2016, 17:37
4185 просмотров

Хасан Закаев, 22 ноября 2016 года. Фото: Анатолий Жданов / Коммерсант

В Военном окружном суде Москвы началось рассмотрение дела против Хасана Закаева, обвиняемого по делу о захвате театрального центра на Дубровке 23 октября 2002 года. После оглашения обвинительного заключения Закаев частично признал свою вину. Потерпевшими по делу проходят более тысячи человек.

Во вторник тройка судей Военного окружного суда Москвы под председательством судьи Михаила Кудашкина приступила к рассмотрению дела Хасана Закаева. 43-летнему чеченцу из Урус-Мартана предъявлены обвинения по шести статьям УК — участие в преступном сообществе (часть 2 статьи 210 УК), приготовление к теракту (части 1, 3 статьи 30, часть 3 статьи 205 УК), пособничество в захвате заложников (часть 5 статьи 33 и статья 206), покушение на убийство двух и более лиц общеопасным способом (пункты «е», «ж» части 2 статьи 105 УК), незаконное хранение и передача оружия (часть 3 статьи 222 УК) и пособничество террористам (часть 5 статьи 33 и часть 3 статьи 205).

В международный розыск Закаева объявили в 2003 году. В середине декабря 2014 года, спустя 12 лет после теракта в Москве, он был задержан. По данным следствия, бывший боевик попытался въехать в Крым с территории Украины, предъявив российским пограничникам поддельный паспорт. После задержания и ареста Закаева Пресненским судом Москвы столичное управление СК возобновило расследование уголовного дела о захвате театрального центра на Дубровке, приостановленное в 2007 году.

Уже в мае 2015 года расследование дела против Закаева завершилось, материалы были переданы в суд. Однако в ходе предварительных слушаний суд по ходатайству адвоката потерпевших Игоря Трунова вернул дело в прокуратуру для устранения недостатков: по словам защитника, потерпевших ненадлежащим образом уведомили о начале процесса.

Потерпевшими по делу о захвате заложников в Театральном центре проходят более тысячи человек, и некоторых из них известить о начале рассмотрения дела против Закаева не удалось до сих пор. По словам судьи, 299 человек пока не явились на почту за извещением, 52 человека сменили место жительства, 13 потерпевшим не смогли вручить повестки из-за неправильного адреса, пятеро отказались от получения телеграмм с уведомлением, а двое за прошедшие годы скончались.

Представляющий интересы Закаева адвокат Сулейман Ибрагимов комментировать итоги расследования отказывается — как только он вступил в дело, следователи взяли с него подписку о неразглашении. Не готов говорить адвокат и о позиции своего подзащитного: «На последующих заседаниях он сам расскажет, что думает. Мне бы не хотелось раньше времени говорить за него». Никак не комментирует пока обстоятельства дела и общественный защитник обвиняемого Хусейн Закаев — родной брат подсудимого.

Сам Хасан Закаев во вторник частично признал свою вину: «Я частично признаю себя виновным… В 2001 и 2002 году я привозил оружие. По этим статьям я признаю себя виновным частично, в остальном — нет». На уточняющий вопрос судьи подсудимый пояснил, что привозил оружие в Москву, но не для терактов.

Между тем, незадолго до начала суда над Закаевым Игорь Трунов, несколько лет представлявший интересы пострадавших по делу, лишился адвокатского статуса. Адвокатская палата Подмосковья обосновала свое решение тем, что защитник нарушил нормы профессиональной этики. Как рассказывал сам Трунов, коллективную жалобу подали несколько адвокатов; поводом послужило его выступление на пресс-конференции, где он заявил, что в рядах адвокатуры есть коррупция, а над некоторыми делами работают «адвокаты-несуны» которые являются посредниками между правоохранительными органами и недобросовестными клиентами. Таким образом, интересы бывших заложников и их родственников на нынешнем судебном процессе представляют только гособвинители.

«Никто [из адвокатов — МЗ] не хочет участвовать, это же бесплатная нагрузка. Это сложный процесс, большой объем материалов», — отмечал Трунов перед началом процесса.

Тем не менее, на первое заседание в Московский окружной военный суд явилась адвокат Каринна Москаленко. Она представляет интересы нескольких потерпевших, в том числе и в ЕСПЧ.

Захват заложников. Роль Закаева

Боевики захватили Театральный центр на Дубровке 23 октября 2002 года. Около девяти часов вечера, когда там шел второй акт мюзикла «Норд-Ост», вооруженный автоматом мужчина в камуфляже и черной маске поднялся на сцену и прервал представление выстрелом в воздух. Он сообщил зрителям, что концертный зал захвачен, и приказал заложникам оставаться на своих местах. Тем временем другие боевики рассредоточились по помещению. Террористки-смертницы заняли места по периметру зала, в центре которого было установлен баллон со взрывчаткой.

В захвате заложников принимали участие не менее 40 боевиков, в том числе 20 смертниц. Группа, которой руководил командир Исламского полка особого назначения самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия Мовсар Бараев, удерживала в зрительном зале 912 человек. В обмен на жизнь заложников боевики требовали немедленного вывода федеральных войск с территории Чечни.

Кресла из зрительного зала Театрального центра на Дубровке, где находились заложники, 2 ноября 2002 года. Фото: Василий Смирнов / ТАСС

26 октября бойцы спецназа взяли здание Театрального центра штурмом, предварительно пустив в зал нервно-паралитический газ. По официальным данным, в результате теракта погибли 130 заложников. Как было установлено позднее, большинство из них скончались от последствий применения газа.

В 2011 году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) взыскал с российских властей около 1,24 млн евро в качестве компенсации 64 пострадавшим при теракте. Заявители обвиняли власти в необоснованном применении силы, неоказании своевременной медицинской помощи и недостаточно эффективном расследовании теракта.

Также ЕСПЧ потребовал, чтобы российские власти провели новое тщательное расследование причин гибели заложников и установили, насколько обоснованно спецслужбы во время штурма применили усыпляющий газ, каково было его воздействие на организм человека, а также насколько квалифицированно оказывалась первая медицинская помощь заложникам.

По приказу одного из лидеров самопровозглашенной Ичкерии Шамиля Басаева в октябре 2002 года террористическая группа Бараева должна была провести в Москве целую серию терактов, утверждают следователи. Чтобы отвлечь внимание правоохранительных органов от захвата Театрального центра на Дубровке, боевики планировали в тот же вечер взорвать машины с бомбами возле ресторана McDonald`s на улице Покрышкина у метро «Юго-Западная» и у концертного зала имени Чайковского на Садовой-Триумфальной. Однако из-за сбоя часового механизма бомба на окраине Москвы сработала раньше назначенного времени; в результате взрыва 19 октября погиб 17-летний подросток, а еще восемь человек, в том числе восьмимесячный младенец, получили ранения. Автомобиль со взрывчаткой, припаркованный на Садовой-Триумфальной улице, боевики на следующий день разминировали самостоятельно, опасаясь, что второй взрыв может привести к срыву плана по захвату заложников. Взрывное устройство с Садовой-Триумфальной террористы в итоге установили в центре зрительного зала на Дубровке.

Хасан Закаев, утверждают следователи, принимал непосредственное участие в подготовке взрывов на улицах Покрышкина и Садовой-Триумфальной. Именно он доставил в Москву автоматы Калашникова, пистолеты, гранаты, пояса смертников и взрывчатку, которые использовала группа Бараева. Оружие, за поставку которого отвечал в том числе и Закаев, перевозили в багажниках автомобилей, присыпав сверху яблоками, арбузами и картошкой. Кроме того, Закаев на Митинском радиорынке купил сим-карты для террористов и приобрел на чужое имя автомобиль, взорвавшийся на улице Покрышкина.

По информации следствия, Закаев принимал участие и в другой попытке теракта в Москве — за год до захвата заложников. Как выяснилось в ходе расследования, в 2001 году чеченские боевики также готовили в Москве серию терактов. На эту операцию неустановленные лидеры группировки выделили в общей сложности около $20 тысяч. В преступное сообщество были вовлечены несколько человек, в том числе и Хасан Закаев, говорится в обвинительном заключении. Он помогал доставить в Москву детонаторы и другие части взрывных устройств, замаскированные под бензобаки.

В 2001 году террористы заминировали два автомобиля, при этом один из них был припаркован у здания Госдумы, а второй — у ресторана McDonald`s на Большой Бронной. Однако взрывов в назначенное время так и не произошло. Оказалось, что террористам продали не настоящую взрывчатку, а муляж.

Другие подозреваемые и осужденные по делу «Норд-Оста»

На сегодняшний день, по данным следствия, правосудия смог избежать лишь один предполагаемый участник теракта — Герихан Дудаев, которому в 2003 году также были заочно предъявлены обвинения. «Без всякого сомнения, его ждет та же участь, как и тех, кто уже ответил за свои злодеяния», — обещал представитель СК Владимир Маркин, комментируя задержание Закаева.

В 2003 году Мосгорсуд приговорил к восьми с половиной годам колонии строгого режима чеченца Заурбека Талхигова, который, как утверждают следователи, по телефону передавал боевикам сведения о расположении спецназа.

В 2004 году обвиняемый в причастности к теракту Алихан Межиев был приговорен к 22 годам колонии строгого режима, а его брат — Ахъяд Межиев — получил 18 лет заключения. Тогда же боевик Аслан Мурдалов был осужден на 20 лет лишения свободы, террорист Хампаша Собралиев на 15 лет лишения свободы, а Асланбек Хасханов, предполагаемый организатор преступной группы, в которую входили четверо осужденных, был направлен судом на принудительное лечение в психиатрический стационар специального типа. Дело рассматривалось в закрытом режиме. Вместе пятеро подсудимых, по данным следствия, организовали взрыв у ресторана McDonald`s на улице Покрышкина, а Собралиев, Хасханов и Алихан Межиев, кроме того, выступали пособниками террористов, захвативших театральный центр на Дубровке, и готовили несостоявшиеся теракты у Госдумы и на Большой Бронной.

Хампаш Собралиев, Аслан Мурдалов, Алихан Межиев и Ахъяд Межиев (слева направо) в зале заседаний Мосгорсуда, 2004 год. Фото: Юрий Машков / ТАСС

Шамиль Басаев, которого российские силовики также считали причастным к организации захвата заложников на Дубровке, был убит в ходе спецоперации силовиков в 2006 году. Бывший глава самопровозглашенной Ичкерии Зелимхан Яндарбиев, также названный властями организатором теракта, погиб двумя годами ранее при подрыве его машины.

«Понятно, что Закаев — не основное действующее лицо, но определенные функции он исполнял», — говорит представлявший интересы потерпевших Игорь Трунов. По его словам, Закаев был близок к организаторам теракта; с некоторыми из них он состоял в родственных отношениях.

Экс-адвокат отмечает, что не все причастные к теракту в театральном центре были привлечены к ответственности. В 2016 году Трунов обратился к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой проверить законность освобождения от уголовной ответственности двух террористок-смертниц, которые должны были подорваться в общественных местах одновременно с захватом заложников. Тогда их замысел сорвался, и обе женщины уехали из Москвы в Назрань.

О том, что обе подозреваемые были установлены правоохранительными органами еще в 2007 году, Трунов узнал из материалов дела в отношении Хасана Закаева. Одной из несостоявшихся шахидок оказалась Заира Даудова, которая рассказала следователям, как ее вместе с другими женщинами в октябре 2002 года привезли на междугородных автобусах в Москву. Даудова пояснила, что в день захвата заложников ей приказали подорваться в киноконцертном зале «Пушкинский», где в тот день должен был состояться концерт Филиппа Киркорова. Даудова прошла в зал, однако, по ее словам, на входе у нее отобрали мобильный телефон, и она не смогла связаться со своими сообщниками. Террористка, у которой был билет в первый ряд, запаниковала; не зная, что делать, она выбежала на улицу. Дежуривший у «Пушкинского» боевик заметил ее, усадил в машину и на следующий день отправил в Назрань на поезде. Вместе с ней Москву покинула и ее сообщница, которая должна была подорваться в метро; известно, что она использовала документы на имя Айшат Амаевой.

Даудову собирались привлечь к ответственности за участие в преступном сообществе и покушение на теракт, однако оба уголовных дела были прекращены: в прокуратуре сочли, что она добровольно отказалась от совершения теракта. Кроме того, Даудова попала под амнистию, объявленную в отношении лиц, совершивших преступление в период проведения контртеррористических операций «на территории субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа». Избежала наказания и «Амаева», личность которой правоохранительным органам установить не удалось.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей