«Это Ротшильды, Рокфеллеры, это главы арабских государств, это Ватикан». Пытки током, извинения и экстремизм в деле экстравагантного публициста из Чечни
Анна Козкина
«Это Ротшильды, Рокфеллеры, это главы арабских государств, это Ватикан». Пытки током, извинения и экстремизм в деле экстравагантного публициста из Чечни
ЧечняТексты
25 мая 2017, 13:54
10972 просмотра

Ризван Ибрагимов и Абубакар Дидиев. Кадр: ЧГТРК «Грозный»

В прошлом году публицист из Чечни Ризван Ибрагимов был задержан, провел несколько дней в камере РОВД Грозного, а затем неожиданно оказался на встрече Рамзана Кадырова с интеллигенцией республики. Ибрагимов считает, что чеченцы происходят от библейских пророков; на встрече с Кадыровым критике этой экстравагантной идеи было посвящено не менее часа. Сейчас публициста обвиняют по статье 282 УК. В начале судебного процесса он рассказал о пытках, которые пережил год назад.

Ранним утром 5 апреля 2016 года «Кавказский узел» со ссылкой на неназванный источник написал о задержании в Чечне публицистов Ризвана Ибрагимова и Абубакара Дидиева. Оба автора верят, что чеченский народ произошел от пророков; незадолго до этого их концепцию публично критиковали представители республиканских властей.

Силовики задержали публицистов 1 апреля. «Сказать, что это было похищением, я не могу. Их забрали силовики, но без составления каких-либо протоколов задержания. Родственникам известно, где они находятся», — уточнял собеседник «Кавказского узла».

Позже тот же источник объяснил, что внимание силовиков к Ибрагимову и Дидиеву связано с их спорными историко-богословскими идеями: «Их задержали за антирелигиозные моменты в работах, в которых они утверждают, что все пророки были этническими чеченцами, хадисы они трактуют по-своему. К ним были претензии у муфтията Чечни, но главное сейчас, что с ними все в порядке, они живы и здоровы».

Вечером 5 апреля в инстаграме Рамзана Кадырова появился пост об извинениях Ибрагимова и Дидиева, которых привезли на встречу главы республики с чеченскими писателями и учеными. Кадыров писал, что книги опальных публицистов «преследуют цель очернить религию, вызвать межнациональную неприязнь»: «Оба автора и сами публично отметили, что книги не основаны на научной базе. А сами "теологи" не имеют даже начального религиозного образования. Они извинились перед научным сообществом и духовенством Чечни».

Диктор ЧГТРК «Грозный» в подводке к часовому сюжету о встрече с интеллигенцией подчеркивала, что поводом для «собрания» стали работы Ибрагимова и Дидиева. Телеканал утверждал, что те рассчитывали прославиться, «пустив "утку" о собственном исчезновении». После окончания мероприятия публицисты в присутствии богослова перед камерами ЧГТРК совершили покаяние (тауба).

В тот же вечер Ибрагимов написал на своей странице в фейсбуке, что последние четыре дня он провел в РОВД Октябрьского района Грозного. «Меня никто не похищал, но удерживали из опасения, что я могу скрыться. Сегодня были беседы с Главой Чеченской республики Рамзаном Кадыровым после которых нас с Абубакаром Дидиевым освободили. Никаких насильственных мер к нам не применяли…» — говорилось в посте. Днем позже публицист его удалил. Как рассказывает Ибрагимов, стереть запись его заставили сотрудники того же Октябрьского РОВД.

282-я, цитаты и негативные оценки

После случившегося Абубакар Дидиев покинул республику. Ризван Ибрагимов остается в Чечне по сей день.

27 мая 2016 года Следственный комитет завел на Ибрагимова дело по части 1 статьи 282 УК (возбуждение ненависти по национальному признаку и отношению к религии). В тот же день, согласно обвинительному заключению, следователи допросили некую Заиру Пайзулаеву: в январе 2016 года она купила сразу пять книг Ибрагимова — «Послание о народе Нохчи», «Палестина? Нет, Чечня», «Еврейский народ не тот, за кого себя выдает», «Тайна родословной Пророков» и «Берке, Джучи или Берс Шайх?». Прочитав их, девушка подумала, что публицист пытается ввести чеченцев в заблуждение, превознося чеченский народ над другими и разжигая межнациональную рознь. В итоге она якобы решила обратиться в правоохранительные органы, хотя затем дважды проигнорировала повестки в суд. По данным Ибрагимова, в полиции заявление Пайзулаевой оказалось уже 8 апреля.

Еще до возбуждения дела, 25 апреля, специалисты подготовили заключение по книгам Ибрагимова. Двое филологов из Республиканского центра судебной экспертизы пришли к выводу, что в четырех из них содержатся высказывания, возбуждающие ненависть или вражду, а также негативные оценки евреев и приверженцев иудаизма.

Когда дело возбудили, следователь назначил новую лингвистическую экспертизу, уточнив формулировки вопросов — теперь эксперта спрашивали, содержатся ли высказывания, направленные на возбуждение ненависти в отношении какой-либо социальной группы, в авторском тексте, а не в приводимых автором цитатах.

Эксперт отдела криминалистики СК по Дагестану Динара Аджаматова заключила, что во всех пяти книгах присутствуют негативные оценки иудеев, но разжигания ненависти она не нашла. Примерами негативных оценок были, например, такие утверждения, как «[иудеи] видят выход только в развязывании Третьей мировой войны»; «уничтожение чеченцев на корню — вот их заветная мечта»; «они разжигают огонь войны»; «[иудеи] являются воплощением сего зла». Кроме того, Аджаматова отдельно указала на негативную оценку «жидов», которых автор называл «паразитирующими на чужом труде».

Ни первое, ни второе исследование призывов к насилию в текстах Ибрагимова не выявило.

При этом, по словам самого публициста, часть найденных экспертами в его книгах антисемитских высказываний — это цитаты из других авторов: «[Их] я приводил в качестве объектов критики. На примере этих цитат я показывал, что слово "жид" не означает "еврей". Когда мы говорим, что евреев изгоняли, на самом деле речь идет о "жидах", о социальной прослойке, которая имеется среди всех народов». Сам же он критически отзывался не о евреях, а о сионистах, которые не могут считаться группой лиц, объединенной по признаку национальности или религии, настаивает публицист.

На основании первого заключения 22 июля 2016 года Заводской суд Грозного признал четыре книги Ибрагимова экстремистскими. О заседании автор не знал: в тот день он находился в Старопромысловском суде, где решался вопрос о его госпитализации в одну из клиник Махачкалы для проведения психиатрической экспертизы. Лишь вечером Ибрагимов по телевизору узнал о запрете своих книг. На обжалование этого решения у публициста был месяц; он провел его в больнице.

Добиваясь пересмотра решения, утверждает Ибрагимов, он нашел в материалах дела отказ от обжалования, под которым была подделана его подпись. Срок обжалования восстановили, и 11 мая Верховный суд Чечни начал рассмотрение апелляции. Прокурор сразу попросил отложить процесс до приговора по уголовному делу. Судьи согласились.

Ризван Ибрагимов. Фото: radiomarsho.com

«Я бы тоже принял меры»

В начале мая в Октябрьском суде Грозного начался процесс по уголовному делу Ибрагимова. Согласно обвинительному заключению, в 2010-2015 годах с целью возбуждения ненависти к группе лиц по признаку национальности, происхождения и религии он написал и издал пять книг; подсудимый отмечает, что обвинению недостает конкретики.

В начале процесса Ибрагимов попросил судью Налаеву разрешить прямую трансляцию заседаний и в своем ходатайстве рассказал о пытках, которым подвергался в отделе полиции после прошлогоднего задержания. Налаева удовлетворила просьбу о трансляции.

Сейчас Ибрагимов говорит, что случившееся 1 апреля 2016 года было похищением, хотя родственники знали, где он находится. Он вспоминает, что 1 апреля кадий Грозного Магомед Хийтанаев пригласил его в мечеть «Сердце Чечни» на дискуссию по истории с писателем Русланом Закриевым.

Весной 2015 года Закриев подал в суд на американского режиссера Джеймса Кэмерона, обвинив его в плагиате своего романа «Секретное оружие», на котором якобы основан сценарий фильма «Аватар». Закриев хотел отсудить треть кассовых сборов блокбастера, но суд не стал рассматривать его иск.

Ибрагимов рассказывает, что Закриев и его обвинял в плагиате: «Он всегда предъявлял претензии мне, что я якобы украл мысли его отца. Его отец, оказывается, в начале 1990-х годов писал в своей книге, что Библия изначально написана на чеченском языке и ряд пророков были чеченцами».

Когда дискуссия в мечети закончилась, и собравшиеся разошлись, Хийтанаев стал отчитывать Ибрагимова: «Ты ненормальный, ты вышел из ислама, ты ввел в заблуждение», — вспоминает слова кадия публицист. По его словам, по команде Хийтанаева он вместе с Дидиевым был доставлен в отдел полиции, «и четверо суток мы провели в КПЗ в подвале Октябрьского РОВД».

Ибрагимов рассказывает, что после задержания Хийтанаев приезжал в РОВД и ударил его, привязанного к стулу. Больше публициста никто не бил, зато применяли электроток.

«Это было всего два раза — в ночь, когда меня задержали, и [еще] в одну из ночей. Приехала бригада, это не были сотрудники Октябрьского РОВД. И они тоже делали это через силу из-за того, что у них был приказ», — убежден Ибрагимов. Силовики требовали отказаться от идеи, что «сыны Исраиля — это предки чеченцев».

Вечером 5 апреля из РОВД публицистов отвезли на встречу с Кадыровым. Ибрагимов подчеркивает, что глава Чечни поступил «адекватно той информации, которую до него донесли его помощники».

«Донесли до него так: вот этот человек своими книгами будоражит нашу молодежь, наша молодежь может возгордиться, и это может привести к новой войне. С другой стороны, на эти книги могут обидеться другие народы, и вся та работа, которую мы ведем, чтобы очистить чеченцев от того негатива, который существует вокруг нас благодаря СМИ после этих войн, вся эта работа идет насмарку. Будь я на его месте, я бы тоже принял меры», — признает публицист.

Ибрагимов настаивает, что не извинялся перед учеными Чечни, но принес извинения лично Рамзану Кадырову за неточности, допущенные при упоминании его имени и имени Ахмата Кадырова. Дидиев же, по словам Ибрагимова, сразу сказал: «Я это написал, но правильно или неправильно — не знаю». После собрания его оставили в покое, добавляет публицист.

Москва, Кум, Грозный

«Я по специальности нефтяник. По призванию — радиоэлектронщик. Но так случилось, что эта война все нам попереломала и я в 2005 году создал небольшой цех, занялся производством бетонных изделий. И этим я зарабатывал на жизнь, — рассказывает о себе Ибрагимов. — Но после того, как я прочел книгу Абубакара Дидиева ("Скрытые истории пророков" — МЗ), у меня переключилось что-то в голове». Дидиев тоже считает, что ветхозаветные пророки были предками чеченцев. Ибрагимов заинтересовался историей, священным писанием, а с 2013 года начал публиковать уже свои собственные книги. Впрочем, Дидиев не разделял идей своего последователя.

«Я пришел к тому, что люди, которых называют израильтянами древними, на самом деле не предки современных евреев, а предки чеченцев. И эта позиция была доказана на основе обращения к исследованиям иных авторов, на основе анализа текстов Торы, Библии, Корана», — делится своим открытием публицист. Кроме того, он пришел к выводу, что пророк Мухаммед тоже был предком чеченцев.

Ибрагимов уверен, что за его преследованием стоят не чеченские богословы, а ФСБ. «Мы все говорим: евреи все захватили, везде [они] во главе. На самом деле это не так. Это Ротшильды, Рокфеллеры, это главы арабских государств, это Ватикан. И у нас в Кремле тоже неоднородные люди — одна из сил на их стороне», — говорит он.

Свое задержание и пытки Ибрагимов связывает с лекцией, которую он в январе прошлого года прочитал для преподавателей факультета повышения квалификации богословов в международном университете Аль-Мустафа в иранском городе Кум. Там публицист предсказуемо поделился с зарубежной аудиторией своим взглядом на историю чеченцев. «Все великие пророки были из одного рода, из рода Ноя-Авраама (он же Исраил) как потомки одних от других. Наше самоназвание нохчи происходит от имени Ноя. Поэтому все пророки до Мухаммеда были из народа нохчи», — пересказывает он основные тезисы лекции.

«Представляете себе уровень? Я, человек, не имеющий исламского образования, читал лекции вот на каком уровне. Это задело наших местных богословов. Тем более, с шиитами у них отношения напряженные», — отмечает Ибрагимов.

Член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов отмечает, что историков-любителей с их недоказуемыми гипотезами в любом обществе воспринимают как маргиналов, но до уголовного преследования таких авторов дело доходит редко. «И, в общем-то, подобного рода писания и разговоры в Чечне всегда были», — добавляет Черкасов. Он не верит, что ФСБ имеет какое-то отношение к проблемам Ибрагимова.

«Он съездил в город Кум, а Кум — это нечто вроде высшей партийной школы в Иране», — объясняет Черкасов, предлагая обратить внимание на тему лекции чеченского публициста.

«Как вы думаете, как Саудовская Аравия к этому отнеслась? Меж тем, Аравийский полуостров — это важнейшее для Кадырова и его окружения место. Достаточно сказать, что огромные усилия были приложены, чтобы примириться с семьей Ямадаевых. Поскольку в шариатском праве убийство — это дело частного обвинения: примирение сторон, прекращается уголовное преследование и, соответственно, люди, которые фигурировали в этом деле, стали вновь въездными. А тут шииты из Ирана по своему телевидению объясняют, что, в общем, пророки — они чеченцы. Я подозреваю, что там, где гордятся наследованием пророку Мухаммеду, с этим могли не согласиться».

В этот момент чеченские власти, считает Черкасов, и поспешили дистанцироваться от Ибрагимова с его странными идеями.

Обновлено 20 мая 2017 года в 19:55. Верховный суд Чечни вернул на пересмотр дело о признании книг Ибрагимова экстремистскими, о чем сам публицист рассказал «Медиазоне». Такое решение было принято, поскольку год назад Ибрагимову не сообщили о рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Все материалы
Ещё 25 статей