Почетная обязанность, большая территория, нет денег. Почему призыв не отменят никогда
Анна Козкина
Почетная обязанность, большая территория, нет денег. Почему призыв не отменят никогда
Факты
23 февраля 2017, 2:51
11793 просмотра

Иллюстрация: Влад Милушкин / Медиазона

Анна Козкина постигает непростую логику российских властей, которые уже 25 лет не решаются сделать окончательный выбор между призывной и профессиональной армией.

30 ноября 1992 года правительство выпустило постановление № 918 «О мероприятиях по поэтапному переходу к комплектованию Вооруженных сил Российской Федерации военнослужащими в добровольном порядке — по контракту». Документ обязывал Минобороны с 1993 года начать организационные работы по поэтапному переходу к военной службе на основе контракта. На первом этапе министерство должно было заняться привлечением граждан к службе по контракту в регионах с «избытком трудовых ресурсов», а также набирать на контрактную службу солдат, матросов, сержантов и старшин, уже отслуживших в армии по призыву. На начальный этап реформы выделили 6 млрд рублей. 31 января 2012 года документ утратил силу.

16 мая 1996 года также был подписан президентский указ № 723, который разрешал отправлять призывников в зону вооруженного конфликта только на добровольной основе и после заключения с ними контракта. Однако и этот указ через два года изменили — теперь в документе говорилось, что солдаты, матросы, старшины и офицеры, служащие по призыву, могут быть направлены в «горячие точки» на добровольной основе, но уже без заключения контракта. В октябре 1999 года указ и вовсе утратил силу.

Помимо этого, в сентябре 1999-го было определено, что срочников можно отправлять в зону боевых действий после полугода военной подготовки. 11 февраля 2013 года президент Владимир Путин подписал указ, который сокращал срок такой подготовки до четырех месяцев.

В конце декабря 2016 года был принят закон о краткосрочных контрактах, который позволяет отправлять подписавших соответствующий документ срочников за границу «для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности либо пресечению международной террористической деятельности».

«При этом реализация правительственной инициативы не потребует дополнительных финансовых затрат», — отмечала «Российская газета».

16 мая 1996 года президент Борис Ельцин издал указ № 722 «О переходе к комплектованию должностей рядового и сержантского состава Вооруженных сил и других войск РФ на профессиональной основе». Указ в его первоначальной редакции определял, что с весны 2000 года Вооруженные силы должны полностью перейти на «комплектование должностей рядового и сержантского состава на основе добровольного приема граждан на военную службу по контракту с отменой призыва на военную службу». Отработка порядка поступления на контрактную службу должна была завершиться к 2000 году. В июле 1996 года Ельцин был переизбран на пост президента.

Через два года в указ внесли поправки — теперь документ предполагал переход на контрактную службу «по мере создания необходимых условий». Вскоре Госдума приняла федеральный закон «O воинской обязанности и военной службе», в котором «прохождение военной службы по призыву» было зафиксировано как обязанность, а исполнение «конституционного долга по защите Отечества путем добровольного поступления на военную службу» — как право гражданина.

В ноябре 2001 года премьер-министр Михаил Касьянов представил президенту Владимиру Путину доклад о поэтапном переходе Вооруженных сил от призыва к контрактному принципу комплектования. В докладе говорилось, что России нужен поэтапный переход к полностью профессиональной армии; число контрактников в Вооруженных силах должно расти ежегодно; темпы реформы будут зависеть от экономических возможностей страны, уточнял премьер. По оценке только что назначенного министра обороны Сергея Иванова, переход к полностью профессиональной армии занял бы не менее 10 лет.

В августе 2002 года Путин на встрече с моряками Тихоокеанского флота назвал переход к службе по контракту «задачей номер один». В то же время он не говорил об отмене призыва как о конечной цели военной реформы. «Вообще, в континентальных странах на стопроцентную контрактную службу редко кто переходит. Но в то же время контрактная служба может быть и, видимо, будет в будущем как бы основной составляющей, — рассуждал Путин. — Первоначально казалось — достаточно просто увеличить денежное содержание, и все. Нет. Политики некоторые наши говорят: давайте мы за год все переведем на контрактную основу. Можно перевести за год на контрактную основу, но это будет дискредитация самой идеи».

В 2003 году правительство утвердило федеральную целевую программу «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей», согласно которой почти половину частей предстояло перевести в категорию частей постоянной боевой готовности; служить в них отныне могли только контрактники. Та же программа предусматривала, что с 2008 года срок службы по призыву сократится до 12 месяцев. По мнению члена президентского Совета по правам человека, директора правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» Сергея Кривенко, выполнить программу военному ведомству не удалось — «солдат принуждали к подписанию контракта», а срочники продолжили служить «в реальных воинских частях», хотя ФЦП предполагала, что они будут только осваивать военные специальности.

В 2004 году министр обороны Сергей Иванов сообщил, что призыв в армию отменен не будет; полностью на контракт перейдут только части с постоянной боевой готовностью. «В России никто задачи по переходу полностью на контрактную систему комплектования армии и флота не ставил и ставить не собирается», — сказал Иванов, пояснив, что «у государства нет таких возможностей, и это надо прямо признать».

В 2006 году Владимир Путин на совещании руководящего состава Вооруженных сил обещал, что к 2008 году 70% военнослужащих будут контрактниками.

В ноябре 2011 года президент Дмитрий Медведев обещал сократить число призывников до минимума в течение ближайших пяти-семи лет. По планам Медведева, к 2018 году доля контрактников в армии должна была составить 80-90%. По призыву могли бы служить те, кто считает это «для себя исключительно важным и необходимым», допускал президент. «Мы приняли, по сути, политическое решение о том, чтобы в спокойном режиме продвигаться в сторону профессиональной армии», — рассказывал тогда глава государства. Он подчеркивал: реформа потребует значительных затрат; чтобы сделать контрактную службу привлекательной, военным нужно поднять зарплаты.

В январе 2012 года премьер-министр Путин сказал, что требование полного перехода на контрактную службу связано с задачей подготовки военных специалистов, поскольку «года службы, конечно, чтобы освоить современную технику, мало». «Мы, конечно, будем сохранять в значительной части армию по призыву пока, но постепенно, особенно для высокотехнологичных видов вооруженных сил таких, как авиация, ПВО, ВМФ, нужно переходить постепенно на контрактную основу», — заключил он.

Через месяц в «Российской газете» вышла статья Путина «Быть сильными», посвященная развитию оборонно-промышленного комплекса. Автор писал, что к 2020 году число призывников должно сократиться до 145 тысяч человек при общей численности вооруженных сил в один миллион человек. Впрочем, кандидат в президенты оговорился: «Конечно, Армия должна становиться профессиональной, и ее основу должны составлять контрактники. Однако понятие почетной воинской обязанности для мужчин мы отменять не можем, и они должны быть готовы встать на защиту Родины в минуту опасности».

В ноябре 2013 года министр обороны Сергей Шойгу говорил в интервью телеканалу «Россия 1», что российская армия не может полностью перейти на контрактную службу. «У нас очень большая страна. Для того, чтобы иметь исключительно профессиональную армию, мы имеем очень большую территорию. В случае угрозы мы должны иметь возможность мобилизоваться, — объяснял министр. — А для того, чтобы мобилизоваться, мы должны иметь мобилизационный ресурс. Для этого есть решение по созданию четырех резервных армий, и к 2020 году мы уйдем от боевого применения в боевых действиях призывников».

Спустя полтора года, весной 2015-го, Шойгу сказал, что все еще надеется на то, что в будущем российская армия будет полностью контрактной. Впрочем, конкретных сроков возможного отказа от призыва чиновник не назвал. Министр отметил, что число контрактников в 2015-м впервые превысило количество призывников: 300 тысяч человек против 276 тысяч соответственно.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей