«Мы живем так — бич-пакет и черный хлеб». Как депутат из нищего карельского города стал сепаратистом
«Мы живем так — бич-пакет и черный хлеб». Как депутат из нищего карельского города стал сепаратистом
Неделя сепаратизмаТексты
30 января 2017, 10:38
7577 просмотров

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

26 января осужденный за призывы к «нарушению территориальной целостности» активист Рафис Кашапов обжаловал в Конституционном суде соответствующую норму — статью 280.1 УК. Объявляем Неделю сепаратизма на «Медиазоне»: начиная с понедельника, мы будем каждый день рассказывать об осужденных по этой одиозной статье, которая пополнила инструментарий борьбы с инакомыслием через два месяца после присоединения Крыма к России — в мае 2014 года.

В июне 2015 года 58-летний депутат Суоярвского городского поселения Владимир Заваркин стал фигурантом дела о публичных призывах к нарушению территориальной целостности России (часть 1 статьи 280.1 УК). Выступая в Петрозаводске на согласованном митинге за отставку главы Карелии Александра Худилайнена, депутат предложил провести референдум об отделении республики от России, «если нас не услышит Российская Федерация». «Не нужна Карелия России — давайте отсоединимся», — сказал Заваркин участникам митинга.

Задолго до возбуждения дела и даже до получения депутатского мандата Заваркин последовательно критиковал карельские власти, указывая на безработицу, неконтролируемую вырубку лесов и невнимание к проблемам местных жителей. Население Суоярви, в котором живет Заваркин, насчитывает почти 10 тысяч человек, из которых только три тысячи официально трудоустроены. В городе около 400 муниципальных домов, значительная часть из них — аварийные бараки: за время эксплуатации стены построек покосились, потолки покрылись плесенью. Канализации в таких домах нет, поэтому все отходы стекают прямо в подвал, писала в своем репортаже «Новая газета». Новое жилье в городе не строили уже 25 лет.

До 1940 года, когда по итогам Зимней войны большая часть бывшей Выборгской губернии отошла к СССР, Суоярви был финским городом. Летом 2014 года правительство России включило его в федеральный перечень моногородов «с наиболее сложным социально-экономическим положением».

Заваркин прожил в Суоярви всю жизнь — до того, как стал депутатом, работал водителем и электромонтером в «Карелэнерго». На местных выборах он легко победил: обошел квартиры соседей и попросил за него проголосовать. Получив депутатский статус, Заваркин начал засыпать вышестоящие инстанции жалобами на бездействие местных чиновников. После возбуждения уголовного дела он объяснял журналистам, что именно его не устраивает: все налоги за вырубку лесов уходят в федеральный центр, да и занимаются ею петербургские компании, которые не трудоустраивают местных, а завозят в регион своих рабочих.

О том, что в своем выступлении он «публично призывал к нарушению территориальной целостности России», Заваркин узнал от следователя. «Я ж не родился оратором, я перед выступлением помнил, что хотел сказать. Что мы можем экономически сами развиваться, а наш лес вывозят и сразу финнам продают, деньги от леса ни копейки не остаются — все налоги уходят в Москву. Почему наш лес нельзя обменять у финнов хотя бы на коров, на трактора, на молочные заводы? <…> Я хотел докричаться до Москвы», — признается он.

Петрозаводский городской суд приступил к рассмотрению дела против Заваркина в октябре 2015 года. Речь на митинге была его первым публичным выступлением, и он даже подумать не мог, что «такие последствия будут», рассказал депутат на одном из заседаний. «Ну вот по телевизору показывают, в Крыму: подписи собирают, так много народу. Ну а я что — один бы пошел?! Ну просто вылетело у меня! Наболело!» — сбивчиво отвечал Заваркин, когда судья попросил его объяснить свои слова о референдуме. Еще до вынесения приговора депутату суд признал экстремистской видеозапись его выступления на митинге. Видео причислили к «информации, распространение которой запрещено в Российской Федерации»; в связи с решением суда Роскомнадзор ограничил доступ к ролику под названием «Владимир Заваркин — депутат Суоярви» на YouTube.

По итогам судебного разбирательства гособвинитель Наталья Силкина попросила суд приговорить Заваркина к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года. Тем не менее, суд лишь оштрафовал его на 30 тысяч рублей. При этом судья Эдуард Новоселов не лишил Заваркина права занимать выборные должности в органах власти, поэтому тот сохранил депутатский мандат. После выплаты штрафа Заваркин попросил снять с него судимость, однако та же Силкина выступила категорически против: по ее словам, трех месяцев с момента вынесения приговора недостаточно, чтобы понять, исправился ли осужденный. Суд прислушался к доводам прокурора и ходатайство депутата отклонил.

В конце 2016 года судимость Заваркина была погашена; в ближайшее время он планирует вернуться к работе. На своей странице «ВКонтакте» депутат регулярно публикует репортажи из аварийных домов жителей Суоярви и обращения к чиновникам. С работы после возбуждения дела Заваркина попросили уволиться, хотя глава компании «Карелэнерго» Денис Осьмов позже уверял, что депутат ушел по собственному желанию.

Сам Заваркин в разговоре с «Медиазоной» предположил, что местные власти не хотят, чтобы он вернулся к депутатской работе, поскольку вместе с ним «вернутся помойки и проблемы», на которые городская бюрократия привыкла закрывать глаза.

«У нас такие красивые места, знаете. Вот недавно на улице все подтаяло, а потом снег пошел. Мне жена говорит: смотри, какая красота. А мне что до красоты? У нас люди ужасно живут. Мужья уезжают на заработки в другие города, распадаются семьи. Мы живем так — бич-пакет и черный хлеб. Новые дома практически не строятся, хотя недвижимость стоит не как в Москве, конечно. Всего 780 тысяч за двухкомнатную квартиру. Давно бы уже расселили людей, так ведь жить невозможно», — говорит Заваркин.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей