«Ни таллия, ни мышьяка, ни свинца, ни ртути». В деле о массовом отравлении в Таганроге не хватает доказательств
Елизавета Пестова|Максим Литаврин
«Ни таллия, ни мышьяка, ни свинца, ни ртути». В деле о массовом отравлении в Таганроге не хватает доказательств
Тексты
14 сентября 2018, 11:32
6641 просмотр

Таганрогский авиационный научно-технический комплекс имени Бериева. Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Инженер Владислав Шульга — единственный обвиняемый по резонансному делу об отравлении таллием сотрудников Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Бериева (ТАНТК) — отказался от признательных показаний, данных, по его словам, под давлением оперативников. Ни одна экспертиза не подтверждает версию следствия, настаивает он. Потерпевшие также считают, что доказательств пока недостаточно, чтобы однозначно говорить о виновности инженера. «Медиазона» рассказывает о ходе расследования.

Версия следствия: месть и бытовой конфликт

Первым об отравлении работников ТАНТК вечером 1 марта сообщил «Коммерсант». Со ссылкой на медицинские документы газета писала, что от таллия пострадали 25 сотрудников юридического и экономического отделов предприятия; 17 из них были доставлены в больницы Таганрога, Ростова-на-Дону и Москвы.

Ведущий инженер-конструктор ТАНТК Константин Колесников, у которого последствия контакта с таллием были самыми тяжелыми, подчеркивал, что металл не используется в производственном процессе. Другая пострадавшая — экономист Виктория Лебеденко — сразу выдвинула версию об умышленном отравлении. По ее предположению, вещество могло попасть в воду, которую пили офисные работники.

Владислав Шульга в разговоре с «Медиазоной» вспоминает, что сначала руководство завода пыталось скрыть информацию об отравлении. «Я узнал о нем по слухам, от друзей и знакомых, и из того, что в пабликах "ВКонтакте" появлялось — там были отрывочные сообщения, которые потом удаляли. Это было где-то в середине января этого года. О причинах никто ничего не знал, но поскольку за два месяца до этого была большая волна увольнений, предполагали, что кто-то может мстить за это. Потом стали вспоминать, что крыс травили — такие версии ходили», — говорит обвиняемый.

Уголовное дело об умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью (часть 2 статьи 112 УК) полиция возбудила 7 марта. В постановлении о возбуждении дела, которое есть в распоряжении «Медиазоны», указано, что поводом для возбуждения послужил рапорт капитана полиции Кочаргина. Он обнаружил признаки преступления, когда работники завода обратились за медицинской помощью с одинаковыми симптомами.

Чуть больше, чем через месяц, 4 апреля, полицейские задержали Шульгу. На следующий день суд отправил его под домашний арест, он признал вину. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указано, что Шульга не позднее 13 ноября 2017 года неустановленным способом применил таллий для того, чтобы навредить неустановленному кругу лиц.

Источник ТАСС утверждал, что инженер подсыпал таллий в воду для кулера. В разговоре с «Медиазоной» обвиняемый подтвердил, что именно такой версии придерживались оперативники — по словам Шульги, они вынудили его признаться в том, что он отравил воду из-за бытового конфликта.

Сотрудники завода рассказывали, что в конце 2017 года обвиняемый поссорился с юристом Сагилем Махмудовым. По словам Ксении Сергус из экономического отдела, незадолго до череды отравлений Шульга на своем автомобиле снес зеркало заднего вида с машины Махмудова и скрылся с места ДТП; в итоге инженера лишили прав. Обвиняемый отрицает такой мотив: по его словам, в явке с повинной, написанной под диктовку оперативников, он говорил о конфликте со своим начальником Зубковским.

Что такое таллий?

Таллий — блестящий серебристый мягкий металл, в присутствии кислорода он растворяется в воде.

«Таллий <...> не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, действует медленно, безболезненно и вызывает широкую гамму симптомов, присущих другим заболеваниям и состояниям», — описывает действие металла и его соединений на человеческий организм «Википедия».

Большая медицинская энциклопедия перечисляет следующие симптомы отравления: рвота, понос, боли в животе, расстройства сна и беспокойство, боли в ногах, судороги в икрах и слабость в конечностях. «Наиболее характерным признаком как острого, так и хронического отравления таллием является алопеция (облысение — МЗ)», — сказано в энциклопедии. В организм таллий поступает через органы дыхания, желудочно-кишечный тракт и неповрежденную кожу.

До 1970-х годов таллий добавляли в крысиный яд и средства от муравьев, однако затем подобные препараты запретили из-за высокой токсичности для человека. Сейчас металл используют в приборостроении, производстве оптических стекол, в химической и иных сферах промышленности.

Версия Шульги: давление оперативников и Роспотребнадзор

Первым на возможную фальсификацию явки с повинной Шульги указал адвокат потерпевших Александр Попков. На сайте Таганрогского городского суда он обнаружил решение, согласно которому 29 марта, за неделю до официального задержания, инженер был арестован на семь суток за мелкое хулиганство. Явка с повинной была написана за сутки до того, как истекал административный арест инженера. «Такого не бывает», — cделал вывод Попков.

На момент публикации текста решение об административном аресте Шульги исчезло с сайта суда; оно было доступно по этой ссылке. Поиск по фамилии «Шульга» на сайте суда также не выдает нужного документа. Инженер предоставил «Медиазоне» копию постановления суда: в нем сказано, что он «беспричинно стал хватать руками за одежду» мужчину, который обратился к нему с просьбой подсказать, где можно купить сигарет, а затем «в присутствии других граждан стал выражаться нецензурной бранью». Вину на суде Шульга не признал и назвал протоколы сфальсифицированными.

Владислав Шульга. Фото: пресс-служба ГУ МВД России по Ростовской области / ТАСС

Семь суток административного ареста, рассказывает инженер, он отбывал в изоляторе временного содержания УМВД по Таганрогу, а не в спецприемнике. По его словам, все это время с ним работал оперативник Кочаргин, который и составил рапорт об обнаружении признаков преступления.

«Сначала все было юридически чисто: мы уверены, что это вы, сознавайтесь, будут такие-то скидки, не сознаетесь — будет хуже, и так далее. Спустя четыре дня начались намеки: мы же можем и по-плохому, у тебя могут найти патроны, могут найти вещества. Потом перешли к открытым угрозам — подбросим запрещенные вещества вам и вашей матери, будут неоднократные обыски. На этом я уже сломался», — вспоминает обвиняемый.

По словам Шульги, явку с повинной он писал в кабинете начальника УМВД по Таганрогу Валентина Кондратенко; диктовал текст явки прокурор города Константин Фролов. «До написания признания я пытался им пожаловаться на действия оперативников, они никак не ответили и посоветовали не упираться. Прокурор хвастался своими связями в суде, говорил, что по его звонку меня арестовали на семь суток», — рассказывает Шульга. Он вспоминает, что во время рассмотрения дела о его административном аресте помощница судьи Рыжкова принесла ему телефон; судья произнес в трубку две фразы — «Да, я сейчас его как раз рассматриваю» и «Хорошо, я вас понял».

Шульга подчеркивает, что писал явку с повинной левой рукой, подписался не своей подписью и добавил к своему признанию несколько выдуманных фактов — их несоответствие действительности легко проверить: «Например, я написал, что у меня был конфликт с Зубковским из-за того, что мне не выплатили премию. Но с момента введения премий я получил их все. Премии не получили мои подчиненные, я завизировал их обращение с просьбой создать комиссию по трудовым спорам и больше в конфликте не участвовал».

Оперативники, рассказывает обвиняемый, были уверены в его причастности к отравлению из-за того, что кто-то из коллег рассказал о его конфликтах с другими сотрудниками завода. Кроме того, во время обыска у инженера обнаружили тиосульфат натрия — по мнению полицейских, его можно использовать в качестве антидота к таллию. Сам Шульга настаивает, что использовал химикат, когда «семь-восемь лет назад» делал стяжку пола — как добавку к цементному раствору.

В книге «Вредные вещества в промышленности» советского токсиколога Николая Лазарева тиосульфат натрия действительно упоминается в главе «Таллий и его соединения». Автор советует промывать желудок раствором тиосульфата натрия и активированного угля в качестве неотложной помощи при попадании таллия через рот. Кроме того, вещество может быть введено внутривенно для усиления желудочной секреции.

При этом тиосульфат натрия действительно часто упоминается на сайтах, посвященных строительным материалам и технологиям — в паре с роданидом натрия вещество ускоряет затвердевание бетона. «Натрий тиосульфат и натрий роданид — это близнецы братья. Получаются они совместно, разделять их на составляющие никто не станет — во всяком случае, для строительных нужд годится и подобная смесь», — говорится в одной из публикаций.

23 апреля Шульга отказался от явки с повинной. Обвиняемый говорит, что за полгода следствия экспертиза не обнаружила следов таллия ни на одном предмете, отправленном на изучение: «Изъяли бутылку из кабинета начальника, две бутылки от юристов, одну бутылку от контрактного отдела, два водяных насоса и два чайника — всего восемь предметов, восемь экспертиз. Нигде не найдено ни остатков таллия, ни мышьяка, ни свинца, ни ртути». Следователь пока не выдал защите инженера результаты экспертиз.

Адвокат потерпевших Александр Попков говорит, что ознакомился как минимум с двумя экспертизами. В одном случае сотрудники Южного регионального центра судебной экспертизы Минюста изучали помповый насос, в другом — 19-литровую бутыль для кулера. Ни там, ни там следов таллия найдено не было. Попков допускает, что следствие предоставило ему еще не все результаты.

«Среди шестерых человек, которых я представляю, которые признаны потерпевшими, мнения разделились. Кто-то однозначно не верит в то, что это Шульга, кто-то говорит — подождем, что в итоге предъявит следствие. Но все сходятся во мнении, что доказательства, предъявленные сейчас, просто смехотворны», — говорит адвокат.

Шульга настаивает, что следствие до сих пор так и не выяснило источник отравления. Он предполагает, что таллий содержался в старой советской отраве для крыс, которыми кишит завод, и которых его коллеги безуспешно пытались извести: «У нас на заводе жила кошка, в октябре она пропала — возможно, отравилась. Когда стало известно об отравлении, кабинеты, где пострадали люди, опечатали, сотрудница слышала, как представители Роспотребнадзора говорили: не заходите в комнату, тут таллий на плинтусах рассыпан. Но какие плинтуса, если таллий якобы был в воде? Мы подали запрос в Роспотребнадзор, но теперь они все отрицают».

5 сентября у Шульги истек срок домашнего ареста, и инженер вышел на работу. По его словам, зараженные кабинеты опечатаны до сих пор. Срок следствия продлен до 6 ноября; обвиняемый предполагает, что он будет продлеваться и дальше.

Все материалы
Ещё 25 статей