Синица в клетке. Дело менеджера, арестованного за твит о детях силовиков
Дима Швец
Синица в клетке. Дело менеджера, арестованного за твит о детях силовиков
2 сентября 2019, 10:26
25 369

Владислав Синица. Фото: пресс-служба Пресненского суда / РИА Новости

​Пресненский районный суд Москвы начинает рассматривать дело менеджера Владислава Синицы, которого обвиняют в «возбуждении ненависти» из-за твита о детях разгонявших акции протеста силовиков. «Медиазона» рассказывает, как разговоры про снафф-видео привели 30-летнего Синицу в СИЗО.

В середине июля, несмотря на ежедневные дожди, возмущенные отказом регистрировать независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму каждый день собирались на Трубной площади. Третий митинг пришелся на 17 июля — пятилетнюю годовщину крушения малайзийского «Боинга» в Донбассе. Во время этих митингов выступить мог каждый — отстоять очередь, встать на скамейку и произнести речь. Много говорили о выборах, но в тот вечер вспомнили и о погибших пассажирах сбитого «Боинга».

Около десяти вечера, когда на площади оставалось только несколько десятков протестующих, на скамейку забрался светловолосый молодой человек в сером костюме. Он представился журналистом «МБХ Медиа» Максом Стекловым — позже в редакции неприятно удивились, узнав, что неизвестный человек называет себя их сотрудником.

«Наши коллеги из твиттера и других сетей напоминают нам, что сегодня непростой день, сегодня — пятилетняя годовщина одного из самых страшных преступлений в истории человечества», — начал он.

Молодой человек предложил собравшимся почтить минутой молчания 298 человек, летевших в том самолете. И не только их: 

«Давайте просто постоим молча, помолчим, подумаем о тринадцати тысячах убитых украинцев, об убитых грузинах, молдаванах, азербайджанцах в Нагорном Карабахе, и в первую очередь — о людях, которые были далеки от войны, но война все равно настигла их. Об этом нельзя молчать, сейчас мы просто чтим их минутой молчания, после этого — [скандируем] "Нет войне", как вы умеете». 

Люди на площади умолкают, в телеграм-канале «Медузы» появляется сообщение: «На Трубной минута молчания по украинцам и грузинам, погибшим во время конфликтов с Россией»; эта запись набрала почти 120 тысяч просмотров, соседние с ней — не более 50 тысяч. 

Тем же вечером прокремлевские блогеры и журналисты принялись издеваться над этой минутой молчания, обвиняя ее участников в симпатиях к врагам России. В некоторых сообщениях ошибочно утверждалось, что инициатор акции — сын оппозиционера Михаила Кригера, который тоже был на Трубной площади тем вечером, тоже выступал и даже поговорил немного с человеком, который представлялся журналистом Стекловым.

В действительности же выступивший с речью об убитых Макс Стеклов — это Владислав Синица, тридцатилетний финансовый менеджер из подмосковных Люберец, выпускник финансового университета при правительстве России. Через пару недель, когда силовики начнут жестоко разгонять акции протеста и задерживать их участников, Синица станет известен как человек, арестованный за твит о детях силовиков.

Но до этого момента он продолжит представляться журналистом Максом Стекловым. Так, в разговоре с Олегом Кашиным на телеканале «Дождь» Стеклов-Синица уверяет, что на Трубной площади не пытался устраивать провокацию, а также — что его «никто туда не направлял, никакая редакция, он там оказался в поисках материала для собственных размышлений».

Внимание журналистов явно льстило Синице и во время суда по мере пресечения, как перед заседанием рассказала его мать Вера, ее сын сам давно мечтал о карьере в медиа. До своего ареста он постоянно писал в твиттере журналистам и известным людям — от Марии Мотузной до Кристины Агилеры — но лишь изредка получал ответы.

Большинство его записей оставались без внимания, но молодой человек всегда охотно вступал в дискуссию, когда ему отвечали. После одного из таких диалогов в твиттере Синица и оказался в СИЗО.

Разговор с Мордором

30 июля в анонимном твиттере «Голос Мордора» появилось сообщение о тех,  кто пытается узнать и назвать имена силовиков, которые задерживали и избивали протестующих во время акции протеста в Москве.

«Твари на полном серьезе вычисляют по субботним снимкам и фото из соцсетей сотрудников полиции и ОМОН. Мне вот только интересно, как эти трусливые тщедушные дрищи собираются им мстить. Ох, не надо бы вам их задирать. В следующий раз они могут быть не такими добрыми и вежливыми», — писал аноним. 

На следующий день Синица написал ему ответ: «Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребeнок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы. Вместо ребeнка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео. Вы как будто первый день на свете живeте, задавая такие вопросы!)».

Эта запись привлекла достаточно много внимания по меркам непопулярного твиттера Синицы, который и другим пользователям писал, что «эта "светлая" мысль отныне обязана поселиться в голове каждого росгвардейца навсегда». 

Большинство комментаторов негативно восприняли эти твиты — они решили, что их автор призывает к расправе над детьми сотрудников правоохранительных органов. Вскоре среди ответов появились фото и настоящее имя Владислава Синицы.

А 3 августа — через три дня после твитов Синицы — появилось уголовное дело о возбуждении ненависти либо вражды с угрозой применения насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов и их близких родственников (пункт «а» части 2 статьи 282 УК).

В качестве свидетелей следователи допросили пятерых сотрудников Нацгвардии — трех майоров и двух прапорщиков — все они, согласно их показаниям, работали на массовых акциях и при разных обстоятельствах увидели твит пользователя с именем Макс Стеклов, который принес им моральные страдания и заставил опасаться за жизнь детей.

Обратили внимание следователи и на другие твиты менеджера, в которых тот сравнивал Россию с КНДР, материл президента Владимира Путина и писал, что силовики в масках «ссут показать свои лица».

Профессор и экспертизы твитов

«Все желающие заступиться за честь росхвардии и вломить мне за попирание своей стабильности, — Вы знаете, где меня искать в эту субботу. — я буду там же, где был и в прошлую субботу 27.07», — писал Синица перед акцией протеста у московской мэрии. На самом деле, судя по твиттеру молодого человека и протоколам допросов, 27 июля он был в «Лужниках» на фестивале Europa Plus Live 2019, но на акцию 3 августа все-таки пришел.

Вечером того же 3 августа Синицу задержали. После того как об этом сообщил Следственный комитет, в прессе появились заголовки вроде «В Москве задержан блогер, призывавший к расправе над детьми силовиков», о блогере заговорили и на федеральных телеканалах. НТВ даже обратил внимание на обращение «инициативной группы сотрудников правоохранительных органов и спецслужб» к «организаторам местных беспорядков в Москве», опубликованное в анонимном телеграм-канале.

«Некоторые из вас, угрожают нам тем, что будут выявлять наши персональные данные, наших близких, в том числе наших детей. Прямо заявляют о том, что будут убивать наших детей. Мы хотим, чтобы вы знали следующее. За каждую слезу наших детей вы заплатите кровью своих детей и ваших ****** [шлюх]»,  — говорилось в этом анонимном обращении.

5 августа в Пресненском районном суде заседание по избранию Синице меры пресечения Синицы — острившего весь процесс менеджера судья Катерина Кириченко ожидаемо отправила в СИЗО.

За пару часов до этого Baza опубликовала протокол его допроса в качестве подозреваемого — в нем молодой человек признал, что ведет твиттер под именем Макса Стеклова. Он говорил на допросе, что участвовать в митингах всех призывала Любовь Соболь, а его самого возмутили видеозаписи с избиениями протестующих силовиками. 

Уже 20 августа дело Синицы направили в суд. За эти две недели следствие успело получить результаты двух экспертиз его твитов.

Первая проводилась специалистами Центра социокультурных экспертиз, известного, к примеру, тем, что его сотрудники в лозунге «Убей в себе раба» обнаружили «призыв к насилию над собой и смене существующего строя». На этот раз они сочли, что в твите менеджера про снафф-видео есть призывы к насильственным действиям против силовиков, признаки угроз и возбуждения ненависти к ним.

Второе исследование проводил институт криминалистики из Центра специальной техники ФСБ. На этот раз эксперты исследовали не один твит Синицы, а двадцать записей из его соцсети — они сочли, что призывов к насильственным действиям в этих твитах все же нет, но есть возбуждение ненависти к силовикам. 

Кроме того, запись про снафф-видео, по мнению специалистов из ФСБ, может быть «воспринята в качестве инструкции в первую очередь лицами, склонными к агрессивным проявлениям и испытывающим крайне негативные чувства по отношению к действующей власти». Воздействие этого твита, считают эксперты, может быть усилено «временем размещения (после массовых задержаний людей, находившихся в местах проведения несогласованных митингов, сотрудниками правоохранительных органов)».

Третье исследование твитов Синицы провела по заказу защиты автономная некоммерческая организация «Судебный эксперт» — она не обнаружила никаких призывов или признаков возбуждения ненависти.

При этом адвокат Денис Тихонов говорит, что ему было непросто найти специалистов, которые согласились провести исследование.

«У меня в адвокатском деле есть 14 запросов в различные экспертные учреждения и к индивидуальным экспертам, я получил отказ из многих учреждений по чисто формальным основаниям: где-то сослались на отсутствие конкретного эксперта по конкретной специальности, либо на наличие других сложностей, кто-то в отпуске и так далее, а некоторые позвонили и прямо сказали — это политика, мы в нее не лезем», — рассказывает Тихонов. По словам адвоката, раньше с подобными трудностями при проведении лингвистических исследований он не сталкивался.

Синица во время следствия настаивал, что никого ни к чему не призывал, но «подразумевал, что такая практика имеется в развивающихся странах, где в ходе народных волнений убивают сотрудников правопорядка». Он лишь проанализировал факты всемирной истории, настаивал обвиняемый, и пришел к выводу, что если избиения протестующих силовиками продолжатся, то могут начаться «народные волнения».

Мать обвиняемого Вера уверена, что сына спровоцировал автор твиттера «Голос Мордора». О самом Владиславе она рассказывает, что тот рос обычным ребенком, всегда хорошо учился, а воспитательница в детском саду даже называла его «профессором».

«С детства был честным, принципиальным человеком. Считает, что честность ему даже порой мешает. На несправедливость мог высказаться жестко и даже гневно. Отзывчивый, заботливый в семье, всегда по первому зову сразу же приходит на помощь к своим друзьям и знакомым, которые у него остались после учебы, предыдущего места работы», — рассказывает она.

Вера Синица считает, что ее сын лишь пытался предостеречь всех о возможных негативных последствиях массовых задержаний и избиений. Она отправила «Медиазоне» письмо, в котором извинилась за себя и сына из-за того, что твит получился «некорректным, жестким и циничным».

«И все-таки, дискуссия блогеров в интернете о деанонимизации [сотрудников] Росгвардии дала свои положительные результаты, — замечает она, — и буквально на днях сенатор Владимир Лукин, бывший омбудсмен, внес в Думу законопроект об обязательном размещении на форме или амуниции сотрудников полиции и Росгвардии идентификационных номеров, если они несут службу в общественных местах. Проект разработан для обеспечения открытости и гласности деятельности правоохранителей».

Редактор: Егор Сковорода

Ещё 25 статей