Теракт или пилот. Кто несет ответственность за авиакатастрофы
Теракт или пилот. Кто несет ответственность за авиакатастрофы
Тексты
27 декабря 2016, 15:10
13013 просмотров

На месте аварийной посадки самолета «Авиалиний Дагестана» в аэропорту Домодедово, декабрь 2010 года. Фото: Митя Алешковский / ТАСС

Неправильно нажатая педаль, взятка в тысячу рублей и пьяные сотрудники аэропорта. «Медиазона» вспоминает шесть крупных авиакатастроф последних лет и рассказывает, как их расследовали российские следователи и международные эксперты, и кого в итоге признали виновными в гибели людей.

Airbus над Синайским полуостровом. Взрывчатка на борту

Авиалайнер Airbus A321-231 российской авиакомпании «Когалымавиа», направлявшийся из египетского курортного города Шарм-эш-Шейх в Санкт-Петербург, потерпел крушение 31 октября 2015 года. Борт потерял связь с диспетчером через 23 минуты после взлета, а сам лайнер исчез с радаров. Находившиеся на его борту 224 человека, в том числе семь членов экипажа, погибли.

Самолет совершал рейс 7К-9268 из Шарм-эш-Шейха в 06:50 по московскому времени. Взлетев, он начал набор высоты вдоль побережья залива Акаба. Полет проходил нормально до тех пор, пока судно не оказалось над горами в центральной части Синайского полуострова. Неожиданно самолет начал быстро терять высоту. После потери связи с экипажем на место были направлены поисковые отряды, которые и обнаружили обломки лайнера.

Изначально предполагалось, что крушение самолета могло быть связано с возможным износом оборудования, взрывом топливного бака или литиевой батареи. Уже в день катастрофы в офисе авиакомпании «Когалымавиа» и в аэропорту приписки воздушного судна — «Домодедово» — прошли обыски. Следователи намеревались выяснить уровень подготовки самолета и летного экипажа к перевозке пассажиров.

16 ноября глава ФСБ Александр Бортников сообщил, что причиной катастрофы был теракт — на борту сработало самодельное взрывное устройство мощностью до 1 килограмма в тротиловом эквиваленте. К такому выводу эксперты пришли после обнаружения на вещах жертв следов взрывчатки. Впрочем, египетская комиссия в своем промежуточном отчете отметила, что у экспертов пока нет доказательств того, что крушение российского самолета было связано с терактом.

Несмотря на то, что российские правоохранительные органы возложили вину в произошедшей авиакатастрофе на террористов, Росавиация запретила авиакомпании «Когалымавиа» совершать международные и внутренние рейсы, а министр транспорта Максим Соколов заявил, что компания, фактически располагающая только одним самолетом, «должна либо подготовить программу своего развития, либо уйти с рынка».

15 марта 2016 года ФНС России подала в Арбитражный суд Москвы заявление о признании авиакомпании «Когалымавиа» банкротом.

Falcon во Внуково. Диспетчеры и снегоуборщик

В 23:57 20 октября 2014 года в московском аэропорту Внуково потерпел крушение Dassault Falcon 50EX, на борту которого находились глава французской нефтяной компании Кристоф де Маржери, пилоты Ян Пика и Максим Рассая, а также бортпроводница Руслана Вервель.

Самолет получил от диспетчера инструкцию на взлет и столкнулся со снегоуборочной машиной под управлением Владимира Мартыненко, который, по версии следствия, был нетрезв. Межгосударственный авиационный комитет назвал 16 факторов, приведших к крушению Falcon, в том числе обнаруженный в крови руководителя аэродромной службы алкоголь и нарушение порядка работы, и опубликовал реконструкцию этих событий.

Через два дня после катастрофы в отставку подали гендиректор аэропорта Андрей Дьяков и его заместитель Сергей Солнцев.

Во время расследования арестовали снегоуборщика Мартыненко, старшего сменного инженера аэропорта Владимира Леденева, диспетчера-инструктора Александра Круглова. Диспетчера-стажера Светлану Кривсун и руководителя полетов аэропорта Романа Дунаева суд отправил под домашний арест. Позже обвиняемой по делу стала еще и диспетчер руления Надежда Архипова, которая изначально проходила как свидетель.

Уголовное дело возбудили по части 3 статьи 263 УК (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). Максимальное наказание — до семи лет лишения свободы.

По версии следствия, Кривсун и Круглов разрешили самолету взлет, в то время как Мартыненко выехал на снегоуборочной машине на взлетную полосу, а Леденев не проконтролировал его. Дунаев, Архипова, Кривсун и Круглов, считает следствие, нарушили множество должностных инструкций.

«При наличии информации локатора обзора летного поля на мониторах, которыми оборудованы их рабочие места, обвиняемые ненадлежаще исполняли свои обязанности, нарушили авиационные правила и в результате о движении спецмашины в сторону взлетно-посадочной полосы, а в последующем выехавшей на траекторию движения воздушного судна не сообщили пилотам, осуществлявшим взлёт, о возникшей на их пути опасности», — описывал СК суть их обвинения.

С Кривсун, у которой вскоре после начала следствия из-за стресса случился выкидыш, после завершения расследования сняли обвинения. По состоянию на декабрь 2016 года всех обвиняемых выпустили из СИЗО, дело передано в суд. Вину признают как минимум двое: водитель снегоуборщика Мартыненко и старший инженер Леденев.

К обвиняемым подано два иска: от авиакомпании UniJet на 14 млн рублей и от аэропорта на 1,2 млн рублей. Страховые компании подали иск к аэропорту на 10 млн евро.

Boeing в Казани. Пилот без прав

Около 19:00 17 ноября 2013 года самолёт Boeing 737-500 авиакомпании «Татарстан», следовавший из Москвы в Казань, потерпел крушение при заходе на посадку. Все 50 человек, находившиеся на борту (44 пассажира и шесть членов экипажа), погибли.

На подлете к аэропорту Казани самолет под управлением 47-летнего Рустема Салихова попытался развернуться, однако после выхода из разворота судно оказалось правее курса захода на взлетно-посадочную полосу (ВПП). Boeing 737-500 стал уходить на второй круг. Спустя 16 секунд после начала маневра радиосвязь с диспетчером прервалась, а через 30 секунд самолет вертикально врезался в землю на скорости, превышающей 450 км/ч. Среди погибших в авиакатастрофе оказался сын президента Татарстана Ирек Минниханов и глава управления ФСБ по Татарстану Александр Антонов.

Предварительно установив причины крушения самолета, Международный авиационный комитет (МАК) сообщил: катастрофа произошла из-за ошибки пилотов. При подлете к ВПП они допустили несколько ошибок, затем попытались их исправить, уводя борт на второй круг, однако завершить маневр им не удалось.

После оглашения результатов экспертизы МАК, следователи усомнились, что командир самолета Рустем Салихов законно получил свидетельство пилота коммерческой авиации. Обучение он и второй пилот Виктор Гуцул проходили в одном из авиационных учебных центров, лицензированных Росавиацией. 6 декабря 2013 года следователи провели обыск в казанском отделении Росавиации, а уже в конце марта 2014 года ведомство расформировало свое региональное подразделение в Татарстане.

По итогам расследования в СК подтвердили, что капитан воздушного судна Салихов имел поддельное свидетельство коммерческого пилота гражданской авиации. 31 декабря 2013 года Росавиация аннулировала сертификат эксплуатанта самолета, авиакомпании «Татарстан», из-за нарушения сертификационных требований. Компанию признали банкротом, с тех пор она уже два года пытается расплатиться с кредиторами. По последним данным, сейчас ведутся переговоры о продаже воздушного судна Ту-154М.

Расследование причин крушения Boeing 737-500 в Казани продолжается до сих пор. Известно, что в середине ноября 2015 года с бывшего генерального директора авиакомпании «Татарстан» Валерия Портнова взяли подписку о невыезде: именно он, находясь на должности главы летного состава, допустил к полетам Рустема Салихова.

Як-42 с хоккеистами «Локомотива». Не та педаль

7 сентября 2011 года самолет Як-42 компании «Як Сервис», выполнявший чартерный рейс из аэропорта Туношна в Ярославле в Минск, разбился при взлете. Во время разбега он выехал с взлетно-посадочной полосы и взлетел уже с грунта. Як-42 успел набрать высоту не более шести метров, когда столкнулся с антенной системой радиомаяка, расположенного в 400 метрах от торца полосы. Затем борт столкнулся со светосигнальной системой аэродрома и деревьями, ударился о поверхность земли и разрушился на берегу реки Туношонки.

На борту находилась команда хоккейного клуба «Локомотив» — 37 человек — и восемь членов экипажа. Спортсмены летели в Минск на игру с белорусским «Динамо». 43 человека скончались сразу же (трое из них утонули). Выжил один из хоккеистов Александр Галимов и бортинженер Александр Сизов — обоих выкинуло в реку. Галимов получил ожоги 90% тела и множественные ушибы и через несколько дней скончался.

На месте крушения Як-42 с хоккейной командой «Локомотив» на борту. Ярославская область, сентябрь 2011 года. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

МАК, расследуя причины авиакатастрофы, пришел к выводу, что либо командир воздушного судна либо второй пилот непроизвольно нажали на тормозные педали во время разбега самолета. Помимо этого, эксперты комитета указали, что у членов экипажа не было достаточного летного опыта на Як-42; действия экипажа были несогласованными и нескоординированными. Второй пилот страдал заболеванием нервной системы и ему назначили препарат с фенобарбиталом — судебно-медицинская экспертиза обнаружила его в организме пилота. Его допустили к летной работе несмотря на то, что это прямо запрещено.

Через год в рамках уголовного дела о крушении Як-42 Следственный комитет предъявил обвинения бывшему заместителю гендиректора по организации летной работы «Як Сервиса» Вадиму Тимофееву по части 3 статьи 263 УК (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта). Следствие считало, что именно он был ответственным за квалификацию экипажей. В качестве потерпевших по делу выступали родители погибших хоккеистов «Локомотива».

В сентябре 2015 года суд признал Тимофеева виновным и приговорил к пяти годам колонии-поселения; от наказания его освободили по амнистии. Свою вину Тимофеев не признал, а семьи спортсменов просили назначить ему наказание без ограничения свободы. Владелец самолета — Центр имени Хруничева — и хоккейный клуб подавали иски к Тимофееву на 17,6 млн рублей и 3 млн рублей соответственно. Суд их отклонил.

21 сентября «Як Сервис», работавший с 1993 года, прекратил деятельность. В заключении МАК говорилось, что авиакомпания представляла собой лишь формальное юридическое лицо: система управления безопасностью полетов, методическая работа и подготовка членов экипажа отсутствовали.

Ту-154 «Авиалиний Дагестана». Аварийная посадка

4 декабря 2010 года Ту-154М компании «Авиалинии Дагестана» (South East Airlines), летевший из московского Внуково в Махачкалу, совершил аварийную посадку в Домодедово через полчаса после вылета из-за отказа двигателей. Во время посадки борт выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы и разрушился. В самолете был 171 человек: 163 пассажира и восемь членов экипажа; двое пассажиров погибли, еще 83 человека получили травмы различной степени тяжести.

Межгосударственный авиационный комитет заключил, что катастрофа произошла из-за недостаточной подготовки экипажа и нарушения инструкций по действиям в случае отказа двигателей.

Против 63-летнего командира воздушного судна Закарже Закаржаева возбудили уголовное дело по части 3 статьи 263 УК (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц). В Следственном комитете, основываясь на заключении МАК, утверждали, что именно он допустил нарушения, которые привели к аварийной посадке и разрушению самолета. 23 января 2015 года суд признал Закаржаева виновным в гибели двух человек и приговорил к условному сроку. Пилот был освобожден от наказания по амнистии. В ходе слушаний он настаивал, что действовал правильно.

Сертификат «Авиалиний Дагестана» истек спустя 12 дней после катастрофы; Федеральное агентство воздушного транспорта аннулировало его. Во время расследования инцидента ведомство выявило в компании нарушения в организации летной работы, техническом обслуживании самолетов и подготовке пилотов. Выяснилось также, что на Ту-154М были установлены контрафактные детали. О нарушениях в обеспечении безопасности полетов еще до аварии говорили специалисты аэропорта Рас-эль-Хайм (Объединенные Арабские Эмираты) и стамбульского аэропорта, но руководство компании их не устранило. Кроме того, долги авиакомпании по состоянию на декабрь 2011 превысили сумму в 400 млн рублей.

Деятельность авиакомпании была фактически прекращена. Руководство «Дагестанских Авиалиний» не согласилось с решением Росавиации, но Арбитражный суд отказался его изменить.

Два Ту из Домодедово. Смертницы на борту

Вечером 24 августа 2004 из московского аэропорта Домодедово вылетели два самолета, которые взорвались с разницей в минуту.

Первый — Ту-134А-3 — принадлежал авиакомпании «Волга-Авиаэкспресс», на его борту находились 34 пассажира и девять членов экипажа. Он вылетел в 22:30, а в 22:54, когда самолет был в небе над Тульской областью, 30-летняя Аминат Нагаева привела в действие взрывное устройство.

Второй — Ту-154Б-2 — принадлежал авиакомпании «Сибирь» (теперь — S7 Airlines) и вылетел в 21:35. На борту было 38 пассажиров и восемь членов экипажа. Взрыв в 22:53 устроила 37-летняя Сацита Джебирханова, когда самолет летел над Ростовской областью.

Как выяснило следствие, Джебирханову и Нагаеву в аэропорту до вылета самолетов задержал капитан милиции Михаил Артамонов, но вскоре он отпустил их. Как писала «Газета.Ru», ссылаясь на коллег Артамонова, в тот момент у террористок еще не было с собой взрывчатки, а капитана милиции сделали «крайним». В июне 2005 года суд признал его виновным по части 3 статьи 293 УК (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц) и приговорил к трем годам лишения свободы.

Еще один осужденный по этому делу — перекупщик билетов Армен Арутюнян. По версии следствия, он за 140 евро продал билет Нагаевой и помог Джебирхановой дать взятку — одну тысячу рублей — сотруднику службы безопасности «Сибири» Николаю Коренкову, чтобы тот пропустил женщину на борт. Оба получили по полтора года колонии-поселения по статье 204 УК (коммерческий подкуп).

На месте крушения Ту-154 авиакомпании «Сибирь». Ростовская область, август 2004 года. Фото: Валерий Ковалев / ТАСС

Коренков в 2004 году опубликовал в «Новой газете» открытое письмо, в котором настаивал, что получил деньги «в качестве чаевых за четкое и оперативное исполнение одной из своих профессиональных обязанностей». Он объяснял, что билетному спекулянту Арутюняну террористка сказала, что не успела купить билет на рейс в Сочи. Предприниматель предложил ей такую схему: она покупает билет на следующий день, а потом обменивает его на билет на рейс, вылетающий 24 августа, — компания предоставляла такую возможность при наличии свободных мест.

Свободные места были, писал Коренков, и он просто перебронировал билет, то есть выполнил свою должностную обязанность, а через два часа получил «чаевые» — тысячу рублей от Арутюняна.

Авиакомпания «Сибирь» выплатила по 50 тысяч рублей в качестве компенсации за каждого погибшего пассажира, «Волга-Авиаэкспресс» заплатила 1,2 млн рублей за восьмерых пассажиров и еще 400 тысяч рублей за 22 пассажира (суммы выплат отличались, так как пассажиры были застрахованы разными страховыми компаниями).

Ответственность за теракт взяли на себя «Бригады Исламбули» и Шамиль Басаев.

Почти через 12 лет, в апреле 2016 года, юрист Игорь Трунов, представляющий интересы потерпевших, сообщил, что родственники жертв терактов потребовали возобновить расследование уголовного дела и проверить по нему владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика. Каменщик провел пять месяцев под домашним арестом, в сентябре 2016 года дело закрыли за отсутствием в его действиях состава преступления.

Все материалы
Ещё 25 статей