Переворот с русского. Как «задержанный в России» переводчик из Черногории оказался ключевым фигурантом дела о попытке путча
Переворот с русского. Как «задержанный в России» переводчик из Черногории оказался ключевым фигурантом дела о попытке путча
Тексты
25 июля 2017, 10:03
5961 просмотр

Анание Никич, Андрия Мандич, Милан Кнежевич в Госдуме 1 февраля 2016 года. Фото: Александр Шалгин / ТАСС

Анание Нино Никич, экстрадиции которого добиваются черногорские власти, вовсе не был задержан в России, как сообщалось ранее, утверждает источник черногорской газеты Vijesti в специальной прокуратуре. По его данным, переводчик с русского языка Никич, которого в Подгорице считают одним из ключевых участников провалившегося осенью прошлого года государственного переворота, долгое время работал на российские спецслужбы.

Задержан

Информация о задержании уроженца Подгорицы А. Н. в России по линии Интерпола появилась на сайте черногорского МВД 3 апреля. В нем говорилось: сотрудники российского бюро Интерпола сообщили коллегам, что 2 апреля в Ростовской области был задержан 59-летний А. Н. из Подгорицы. В отношении этого человека национальное центральное бюро (НЦБ) Интерпола в Подгорице выдал международный ордер на арест в связи с обвинениями по пункту 2 статьи 401а Уголовного кодекса Черногории (участие в преступной организации). «Сегодня его передали судье, который вынесет решение об экстрадиционном задержании», — говорилось в сообщении МВД Черногории.

Быстро выяснилось, что А. Н. — переводчик с русского языка Анание Никич, который сотрудничал с лидерами пророссийского черногорского оппозиционного блока «Демократический фронт» Андрией Мандичем и Миланом Кнежевичем; он был объявлен в розыск после провалившейся в октябре прошлого года попытки переворота. Впрочем, сербское издание «Вечерние новости» со ссылкой на несколько источников вскоре написало, что Никича задержали не под Ростовом-на-Дону, а в Москве.

«Медиазона» попыталась узнать обстоятельства задержания Никича в НЦБ Интерпола в Москве, однако представители организации отказались комментировать дело и посоветовали обратиться в Генпрокуратуру. Там в апреле и мае отвечали, что «экстрадиционная проверка» по запросу черногорской стороны ведется, однако сам факт задержания Никича в ответах последовательно обходили.

На международном сайте Интерпола данных о розыске человека с таким именем нет.

Выдержка из ответа Генеральной прокуратуры «Медиазоне» от 20 апреля

Свободен

Прокуратура Черногории сообщала, что Анание Никич покинул Черногорию еще в ноябре прошлого года и уехал в Москву. Дело в отношении него выделено в отдельное производство, он не является фигурантом начавшегося в Подгорице процесса предполагаемых заговорщиков. При этом в тексте обвинительного заключения говорится, что Никич по «инструкции создателей преступной организации занимался набором членов организации для подготовки и совершения преступлений», а также организовывал конспиративные встречи путчистов.

Источник Vijesti утверждает, что в России Никич не провел под стражей ни дня, поскольку он агент российских спецслужб, заброшенный в Черногорию еще в 1992 году.

«Анание Никич приехал в Черногорию в 1992 году и устроился в компанию под руководством неких Никшича и Р. Б. — приятеля [действующего президента страны] Филипа Вуяновича и двоюродного брата покойного [бывшего министра внутренних дел и советника президента] Вукашина Мараша. Там же был гражданин России», — сказал источник издания. По версии прокуратуры, на которую ссылается собеседник Vijesti, Никича «забросили» в эту компанию, чтобы он контактировал с Вуяновичем и Марашем; он знал русский язык, но работал тогда не переводчиком, а водителем.

Анание Никич. Фото из материалов дела

Согласно данным, которыми располагает черногорская прокуратура, через семь лет, в июне 1999 года, Никич поехал в Косово — ровно на время марш-броска российского батальона ВДВ на Приштину в ходе войны в Югославии. Там черногорец якобы занимался логистической поддержкой российских войск, пытавшихся обеспечить контроль над аэропортом «Слатина». Затем Никич вернулся в Черногорию, где налаживал контакты между российскими телеканалами и представителями местной оппозиции.

По версии следствия, на протяжении более чем двух десятилетий Никич вербовал граждан Черногории, Сербии и Македонии для российской разведки. Легенда «переводчика» нужна была для сотрудничества с политиками «Демократического фронта», уверен собеседник Vijesti, а при подготовке переворота с ним сотрудничал некий «агент ФСБ Владимир Владимирович»: «Мы пытаемся выяснить, реальная это личность или у него — как и у [Эдуарда] Шишмакова — было много документов. Он позвал Никича на встречу со Славко Никичем, бывшим сотрудником сербской разведки. Во время встречи со Славко Никичем в начале прошлого года этот человек представился высокопоставленным офицером ФСБ, занимающимся специальными операциями». Вскоре после встречи они разочаровались в сербском разведчике, признав его недостаточно благонадежным.

Представители «Демократического фронта» в ответ на запрос Vijesti сказали, что с Анание Никичем не связаны никакие тайны, он «налаживал контакты с российским телевидением и радио и работал переводчиком во время протестов 2015-го и 2016 годов». Андрия Мандич, чьим переводчиком и работал Никич, разговаривать с изданием отказался. Милан Кнежевич, которого Никич сопровождал в зарубежных поездках, ранее уже отвечал на обвинения в сотрудничестве с ним: «Нам он представился переводчиком, и за время общения я не мог предположить, что это какой-то Джеймс Бонд или секретный агент».

Брат Анание Никича Арсение назвал сведения собеседника Vijesti «новой ложью» спецпрокурора Миливое Катнича, который хочет «нарисовать мишень на спине моего брата и других невиновных людей, чтобы предотвратить развал дела о так называемом госперевороте».

Источник Vijesti в прокуратуре упомянул, что, по данным следствия, подозреваемые в организации переворота граждане России Эдуард Шишмаков и Владимир Попов «ежедневно» ходят на работу в комплекс зданий Главного разведывательного управления в Москве.

Слева направо в ближнем ряду: Милан Кнежевич, Андрия Мандич, Анание Никич. В дальнем ряду: Сергей Железняк, Сергей Нарышкин Источник: официальный сайт Госдумы

Неуловим

Черногорские СМИ публикуют единственный портретный снимок Анание Никича, который есть в материалах дела. «Медиазоне» не удалось найти его на многочисленных фотографиях лидеров «Демократического фронта» Андрии Мандича и Милана Кнежевича с акций протеста и публичных мероприятий, однако кадр, на котором Никич запечатлен рядом с ними, все-таки существует.

1 февраля 2016 года Кнежевич и Мандич приехали в Москву, где их принял председатель Госдумы Сергей Нарышкин. Во встрече также участвовали депутаты Сергей Железняк и Алексей Пушков. На фото, которым было проиллюстрировано официальное сообщение Госдумы, четко видны только лица черногорских политиков, однако в фотобанке агентства ТАСС нашлась фотография, на которой лицо человека, похожего на Никича, хорошо различимо; его роль на этой встрече неизвестна. На другом фото с той же встречи заметен человек, похожий на бизнесмена Константина Малофеева.

Уже на следующий день после этой встречи Мандич пришел в эфир принадлежащего Малофееву телеканала «Царьград», где в передаче «Русский вопрос» говорил: «Это первый визит черногорской оппозиции в Москву на таком высоком уровне». Отвечая на вопрос ведущей о будущем Черногории, Мандич подчеркнул: «Мы ни при каких обстоятельствах добровольно не войдем в НАТО».

Черногория официально вступила в НАТО через полтора года — 5 июня 2017 года.

Все материалы
Ещё 25 статей