Что мы знаем о неудавшемся путче в Черногории
Что мы знаем о неудавшемся путче в Черногории
Тексты
1 марта 2017, 12:40
10128 просмотров

Полиция у здания парламента в Подгорице, Черногория, 15 февраля 2017 года. Фото: Risto Bozovic / AP / ТАСС

Прошлой осенью власти Черногории объявили, что им удалось предотвратить попытку государственного переворота во время парламентских выборов. Черногорская прокуратура считает, что россияне Эдуард Шишмаков и Владимир Попов пытались сорвать вступление страны в НАТО и обеспечить приход к власти пророссийских сил. «Медиазона» выяснила, что на сегодняшний день известно о заговорщиках и их планах.

В занимающей крошечный кусочек Балканского полуострова Черногории живут около 625 тысяч человек: это меньше, чем в Барнауле или Ижевске. За последние четверть века страна проделала путь от социалистической республики в составе Югославии до независимого государства, которое готовится присоединиться к НАТО. На протяжении всех этих лет политический режим в Черногории оставался стабильным: Мило Джуканович, еще в начале своего правления получивший прозвище «Бритва», сохранял власть, чередуя посты премьера и президента.

В 1989 году 26-летний ставленник Слободана Милошевича вошел в состав ЦК Совета коммунистов Югославии и быстро провел «антибюрократическую революцию» против старого истеблишмента. К 1991 году он формально закрепил свое лидерство, получив после выборов первую в жизни постоянную работу — должность премьер-министра. Так Джуканович стал самым молодым премьером в Европе.

С этого поста он уйдет в 2016 году, успев рассориться с Милошевичем, выиграть президентские выборы у занимавшего этот пост восемь лет Момира Булатовича, вновь стать премьером, дважды ненадолго уйти с поста, вернуться и выстроить партнерские отношения с Европейским союзом и НАТО. Последнее оказалось самой трудной задачей: людей, обиженных на альянс за бомбардировки 1999 года, по-прежнему много — как на территории бывшей Югославии в целом, так и в попавшей под удары Черногории в частности.

Такие настроения дали почву для консолидации оппонентов Джукановича и его Партии демократических социалистов (DPS), которая, по оценке автора Balkan Insight, «сменила коммунистическое пальто на демократическую вуаль, совместив худшее из двух миров».

Агитационный плакат «Демократического фронта» с портретом Джукановича.

Перед парламентскими выборами в октябре 2016 года ключевыми вопросами черногорской политики были уровень личного доверия к Джукановичу и отношение ко вступлению страны в НАТО.

Основной оппозиционной политической силой Черногории к этому времени стала коалиция «Демократический фронт», созданная в 2012 году несколькими движениями, стремившимися положить конец затянувшемуся правлению Джукановича. В основном просербская и пророссийская, коалиция выступала против присоединения к НАТО, требуя проведения по этому вопросу общенародного референдума. Еще в 2015 году партия устраивала крупные протесты в Подгорице, которые разгоняли при помощи слезоточивого газа и бронемашин, а в начале прошлого года Джуканович обнаружил себя во главе правительства меньшинства — с DPS отказались сотрудничать союзники по коалиции, которые требовали проведения честных выборов.

Выборы и кастеты

16 октября в Черногории состоялись парламентские выборы. Участвовавшие в них политические силы в последний раз предлагали избирателям четко определиться с их отношением к членству страны в НАТО — процесс вступления в альянс должен завершиться уже в 2017 году. Джуканович называл голосование выбором между прозападным курсом и положением «российской колонии», оппозиция обвиняла премьера в коррупции, авторитаризме и желании затащить Черногорию в военный блок силой и угрозами.

Все эти вопросы, впрочем, отошли на второй план уже утром 16 октября, когда по местному телевидению сообщили о предотвращении вооруженного переворота. Задержаны были 20 граждан Сербии, в том числе бывший начальник сербской жандармерии генерал Братислав Дикич. Избирателям рассказали, что вечером заговорщики собирались с оружием в руках выйти на площадь перед парламентом в Подгорице и спровоцировать беспорядки в толпе недовольных результатами голосования. После этого группа планировала захватить парламент и передать власть нужной им политической силе.

«Демократический фронт» в качестве бенефициара несостоявшегося переворота прямо не назывался, но подразумевался. Выборы партия проиграла, получив 20,3% голосов. Джуканович победил, но вскоре объявил о своем уходе с поста премьер-министра.

Аресты прошли и в Сербии: сначала премьер Александар Вучич сказал, что предполагаемые заговорщики связаны с иностранным государством, а потом сербская газета Danas сообщила о высылке из страны нескольких российских граждан «за участие в подготовке террористических акций в Черногории». 26 октября в Белград приехал глава российского Совбеза Николай Патрушев, который, по словам источника «Коммерсанта», якобы пытался «разрулить сложившуюся ситуацию и не допустить скандала в российско-сербских отношениях», отрицая, что заговорщиками руководили из Москвы; официально сербское МВД эту версию полностью отрицало. Вскоре у дома премьера Вучича нашли схрон с оружием.

В ноябре выяснилось, что существовала и вторая группа, которой было поручено убить Мило Джукановича. По словам специального прокурора по расследованиям в сфере организованной преступности Миливое Катнича, некие «националисты из России» сформировали эту группу из сербов и черногорцев.

Тогда же была опубликована видеозапись с изъятыми у задержанных в Черногории путчистов предметами: полицейской экипировкой, мотками колючей проволоки, телескопическими дубинками, наручниками, защитными накладками, щитками, кобурами, перцовыми спреями, а также многочисленными кастетами, в том числе — позолоченными, с узором в виде черепов. Националисты, по словам Катнича, «исходили из того, что правительство Черногории во главе с Мило Джукановичем не сменится в результате выборов, и его необходимо свергнуть силой».

18 ноября черногорская прокуратура назвала имена предполагаемых организаторов переворота — ими оказались граждане России Эдуард Широков и Владимир Попов. Минюст Черногории сначала попросил российские власти их допросить, а затем объявил в розыск по линии Интерпола. Наконец, в феврале Катнич рассказал, что настоящая фамилия Широкова — Шишмаков: после выдворения из Польши он выезжал в Европу по поддельному паспорту. Сейчас расследование ведется при поддержке спецслужб США и Великобритании, которые пытаются выяснить точный круг, цели и уровень связей заговорщиков.

Задержание предполагаемых путчистов стало возможным благодаря данным, предоставленным бывшим полицейским Мирко Велимировичем. За несколько дней до выборов он сообщил силовикам, что ему поручили купить оружие для группы сербских националистов, которые собираются штурмовать парламент. Вместо этого Велимирович решил стать информатором, признал вину, получил шесть месяцев условно и потребовал наградить его за то, что купленное огнестрельное оружие он утопил в озере.

После задержания Синджелич сотрудничал со следствием. В ноябре на сайте Высокого суда Подгорицы появилось сообщение о том, что задержанный А. С. после допроса получил статус свидетеля. Cafe del Montenegro называет А. С. Александаром Синджеличем и утверждает, что тот дает подробные показания о своей поездке в Москву, где ему якобы дали указание найти человека с оружием, готового убить премьер-министра Джукановича. По данным прокуратуры, россияне выдали Синджеличу около 200 тысяч евро на сбор группы во главе с Братиславом Дикичем для силового захвата власти в Черногории.

Аресты подозреваемых в Погорице, 16 октября 2016 года. Фото: Darko Vojinovic / AP / ТАСС

По словам министра иностранных дел Черногории Срджана Дрмановича, процесс над обвиняемыми в терроризме будет открытым. Обвинения всем фигурантам планируется предъявить до 15 апреля. «Есть детали расследования, которые пока нельзя разглашать, но суд будет открытым, чтобы люди могли увидеть, что происходило», — сказал министр. По его словам, «это не вымысел или видеоигра, политическая игра или манипуляция».

Дрманович отметил, что по дипломатическим каналам российские власти подтвердили, что речь действительно идет о гражданах России, и их паспорта настоящие. «Тем не менее, наши польские друзья передали информацию, которая свидетельствует, что это не так», — отметил министр, имея в виду работу Эдуарда Шишмакова помощником военного атташе при посольстве России в Польше. «Все ведет к разведывательному сообществу, возможно к ГРУ», — заключил глава черногорского МИД.

Действующие лица и исполнители

Депутаты Кнежевич и Мандич

24 февраля черногорские власти выдали ордер на арест сотрудничавшего с «Демократическим фронтом» переводчика с русского языка Анание (Нино) Никича. В причастности к заговору его заподозрили на основании показаний бывшего сотрудника сербской разведки Славко Никича, который рассказал, что в конце прошлой весны ему предлагали сыграть ключевую роль в организации переворота. Беседа двух Никичей проходила в присутствии «непохожего на русского» человека, представившегося агентом ФСБ и предложившего «выполнить задание российских друзей». По версии следствия, этим человеком был объявленный в розыск по линии Интерпола 36-летний уроженец Курганской области Владимир Попов. Сам Анание Никич в ноябре прошлого года покинул Черногорию и, по оперативным данным, находится в России.

Через месяц после его отъезда в Черногории задержали персонального водителя одного из лидеров оппозиционного блока «Демократический фронт» Андрии Мандича Михайло Чадженовича. Как выяснилось, отставной разведчик Славко Никич наблюдал за участниками конспиративной встречи и вычислил автомобиль, на котором они приезжали — это был принадлежавший Чадженовичу Renault Fluence. Никич предположил, что машину у хозяина могли похитить, чтобы подставить Мандича; сам шофер связь с Анание Никичем отрицает.

В феврале черногорский парламент лишил депутатской неприкосновенности Мандича и его коллегу по «Демократическому фронту» Милана Кнежевича. Политики, приезжавшие в Россию уже после заявлений прокурора Катнича о возможной причастности «Демфронта» к попытке переворота, не были помещены под арест только благодаря вмешательству генпрокурора Ивицы Станковича, который счел такую меру пресечения избыточной.

«1 февраля заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации А.Ю.Мешков принял в Москве лидеров "Демократического фронта" Черногории М.Кнежевича и А.Мандича по их просьбе. Состоялся обмен мнениями о состоянии и перспективах российско-черногорских отношений на современном этапе, — сообщалось на сайте российского Министерства иностранных дел. — Черногорским собеседникам была изложена принципиальная позиция России относительно контрпродуктивности расширения НАТО и искусственного втягивания в этот блок Черногории. Глубокий раскол в черногорском обществе по данному вопросу чреват дальнейшей дестабилизацией положения в этой стране».

Сами Кнежевич и Мандич обвинения в причастности к попытке переворота категорически отвергают, подчеркивая, что «никто из "Демократического фронта"» не имел контактов с упоминаемыми прокуратурой заговорщиками. О Никиче Кнежевич говорит так: «Нам он представился переводчиком, и за время общения я не мог предположить, что это некий Джеймс Бонд или секретный агент».

Прокурор Катнич, выступая в телепрограмме «Это правда» черногорского PRVA TV, упоминал, что 15 октября — за день до выборов и предполагаемой попытки путча — Кнежевич с Мандичем приезжали в сербский православный монастырь Острог, где могли встречаться с заговорщиками. Кнежевич факт визита в монастырь подтверждает и говорит, что функционеры «Демократического фронта» приезжали, чтобы помолиться перед выборами и получить благословение митрополита Амфилохия. «Ни Широкова, ни Попова, ни Велимировича» политик, по его словам, не видел — ни в Остроге, ни вообще когда-либо в жизни.

В эфире телеканала BN, который вещает для сербскоязычного населения Боснии и Герцеговины, Кнежевич пошел еще дальше, рассказав про беседы с советником российского президента Сергеем Глазьевым и вице-спикером Государственной думы Петром Толстым, которые в ответ на вопросы о Шишмакове с Поповым заявили, что «этих двух русских вообще не существует».

Эдуард Шишмаков

В феврале выяснилось, что объявленный в розыск по линии Интерпола Эдуард Широков выезжал за пределы России с новыми документами и с новым именем — ранее он был Эдуардом Шишмаковым, помощником военного атташе при посольстве России в Польше. Выданный Министерством иностранных дел в 2012 году паспорт был действителен до 2017 года. В 2014 году Шишмакова выслали из Польши за шпионаж; видимо, после этого ему пришлось оформлять паспорт на другую фамилию.

Человек, похожий на Эдуарда Шишмакова, с Дмитрием Шишмаковым. Фото: личная страница ВКонтакте

На удаленной в настоящее время странице человека по имени Эдуард Шишмаков в соцсети «Вконтакте» было указано, что он живет в Петербурге; в профиле соцсети «Миртесен» внешне похожий на него Шишмаков пишет, что интересуется Польшей и польским языком, в «Моем круге» человек с таким именем указал в качестве места проживания поселок Каменка — возможно, имелся в виду одноименный исторический район на окраине Петербурга, однако «Медиазоне» не удалось найти среди его жителей никого, кто знал бы человека с похожей фамилией.

В ноябре 2014 года Шишмакова выслали из Польши, заподозрив в работе на российское Главное разведывательное управление. Тогда имя дипломата не называлось, однако упоминался его контакт — подполковник польской армии Збигнев Й., которого обвинили в передаче данных российским спецслужбам за небольшое денежное вознаграждение; в мае прошлого года ему дали шесть лет тюрьмы. На сайте посольства России в Польше Шишмаков по-прежнему значится помощником военного атташе.

В этом статусе Шишмаков посещал мероприятия Ассоциации наследников польских ветеранов Второй мировой войны. Также его фотографии можно найти на сайте Мурманского государственного технического университета — за несколько месяцев до выдворения из Польши он посещал барк «Седов», заходивший в порт Гдыни.

Человек по имени Эдуард Вадимович Шишмаков из Петербурга четыре года учился в школе №55 Группы советских войск в Германии в городе Галле; на сайте школы есть альбом с его детскими фотографиями. На форуме выпускников его упоминают как сына заместителя танкового батальона по технической части.

Молодой петербуржец по имени Дмитрий Эдуардович Шишмаков на своей странице во «Вконтакте» размещает фотографии из армии и со свадьбы, на которых он запечатлен с человеком, похожим на Эдуарда Шишмакова. Сейчас Дмитрий — генеральный директор компании по сетевому мерчендайзингу. В интервью он говорил, что занимается программированием с детства — после того, как «поспорил с отцом, что могу не только играть в компьютерные игры, но и рисовать в Paint, работать в Word». В беседе с «Медиазоной» по телефону Дмитрий Шишмаков посмеялся над предположениями о родстве с разыскиваемым черногорскими властями человеком.

Эдуарду Шишмакову в феврале исполнилось 46 лет.

Владимир Попов

Аккаунт человека по имени Владимир Попов, чей возраст, место, дата рождения (29 июня 1980 года) и внешность совпадают с приведенными в карточке на сайте Интерпола, пока не удален. В профиле указано, что до 2002 года он учился в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете, сейчас живет в Москве, любит фотографию, музыку певицы Адель, прозу Ремарка и Владимира Кунина, придерживается «консервативных» и «православных» взглядов. Свою стену Попов заполняет в основном репостами из популярных пабликов и собственными снимками из заграничных поездок: в июле прошлого года он побывал в Германии, в сентябре 2014 года — в Грузии.

Владимир Попов. Фото: личная страница ВКонтакте

В Батуми Попов приезжал на конференцию «Азово-Черноморский фрахт 2014» как корреспондент журнала «Морское страхование» — и действительно, он упомянут в этом качестве на сайте издания в разделе «Состав редакции». Попов публикует там статьи: например, в номер за 2011 год вошел составленный им список великих мореплавателей, в который попали Христофор Колумб, «Фернандо Магеллан» (в русской традиции его имя обычно пишется как Фернан — МЗ), Витус Беринг и Жак-Ив Кусто.

Связаться с редакцией не удалось: указанные на сайте телефоны не работают. Помимо журнала «Морское страхование» Попов работает исполнительным директором издательства СП (вероятно, «Страховая пресса», телефоны не работают) и «преподавателем Национального института моды (прикладная эстетика)» (такой вуз, сейчас, по всей видимости, закрыт: телефоны не работают, вместо сайта открывается пустая страница). «Страховая пресса», которая и выпускает журнал «Морское страхование», на своем сайте предлагает купить изданные книги: пару изданий на тему страхования и две книги сербского военного историка Бранко Богдановича («Штыки и боевые ножи Сербии, Черногории и Югославии» и «Братья по оружию. 1914–1918»; изданы в 2014 и 2016 годах).

В феврале журналист молдавского издания Deschide.md Вадим Василиу писал, что Владимир Попов еще в 2014 году пытался реализовать похожий на черногорский сценарий в Молдавии. По его данным, Попов приезжал в страну за месяц до церемонии подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом в июне 2014 года. Соглашение в итоге было подписано, однако не без вмешательства местных силовиков: российские спецслужбы якобы рассматривали вариант с «акциями гражданского неповиновения» в автономии Гагаузия. В конце мая 2014 года в страну прибыл Попов, он проехал по маршруту Кишинев — Тирасполь — Комрат (столица Гагаузии), а 5 июня вылетел из Кишинева на самолете авиакомпании S7.

Издание утверждает, что в тот же день в городе Бельцы прошла «секретная встреча» противников ассоциации с Евросоюзом, в том числе лидера партии «Патриоты Молдовы» Михаила Гарбуза, тогдашнего главы Гагаузии Михаила Формузала, епископа Бельцкого и Фэлештского Маркела и политика Вячеслава Пержу. На секретных переговорах якобы обсуждались варианты дестабилизации обстановки в стране, в том числе — «вооруженное восстание против власти с провозглашением Молдавской федерации с четырьмя субъектами: Кишиневом, Бельцами, Комратом и Тирасполем». Также, по данным Deschide.md, планировалось создание вооруженных формирований на юге страны для проведения «"операций", подобных тем, что были проведены на востоке Украины» — с участием диверсантов, подготовленных на базе ГРУ в Аксайском районе Ростовской области.

«Медиазона» направила Попову запрос на интервью. Сообщение было прочитано, после чего из профиля «ВКонтакте» пропали все фотографии, на которых был запечатлен обладатель аккаунта.

Неманья Ристич

Сербский националист Неманья Ристич, объявленный в розыск по линии Интерпола по обвинению в причастности к подготовке террористического акта, живет в Белграде и открыто участвует в уличных мероприятиях. В декабре он фотографировался с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым во время его визита в Белград.

Неманья Ристич с атташе по вопросам обороны при посольстве России в Сербии Андреем Киндяковым. Фото: личная страница в Facebook

Предполагаемый участник группы путчистов ведет активную светскую жизнь, выкладывая в фейсбук многочисленные фотографии с националистических акций, мероприятий российских военных и международных организаций.

Заметно, что Россия и ее власти восхищают Ристича; на фотографиях он предстает в футболках с портретом Владимира Путина и изображением автомата Калашникова; костюм дополняют значки и шевроны с эмблемами ФСБ и гербами России. Националист любит фотографироваться с военными и оружием, позируя в неизменных серых камуфляжных брюках с сербким флажком на бедре. В разделе «Место работы» в его профиле указаны три позиции: «Полковник ФСБ (Россия)», «Разрушитель Матрицы из Аннунаков» и «Главнокомандующий Вселенной».

В январе Ристич направил в ФСБ обращение, предупредив «всех друзей» о «вымышленном акте терроризма в Черногории» и «определенной опасности для представителей Российской Федерации в Черногории и Сербии», а также о вероятности его экстрадиции. В феврале опасность миновала: суд отказался выдавать его Черногории, поскольку подготовка к совершению предполагаемого преступления велась на сербской территории, а договор между двумя странами не предусматривает выдачу граждан в таких случаях.

24 февраля в издании Life вышло интервью, в котором Ристич рассказал, что подал документы на получение политического убежища в России. «Если будут какие-то гонения, я бы хотел помочь России, хотел бы решить этот вопрос с Черногорией навсегда, все их обвинения — клевета», — сказал он. Сербский националист подчеркнул, что считает сообщения о готовившемся перевороте ложными: «Они выбрали специфических людей, придумали сценарий — все сделано для того, чтобы Мило Джуканович в третий раз выиграл выборы». Демократическая партия социалистов премьер-министра Мило Джукановича выиграла выборы 16 октября, о задержании предполагаемых путчистов стало известно в этот день, однако подробности появились значительно позже; Джуканович оставил свой пост в ноябре.

Неманья Ристич ответил на письмо «Медиазоны», согласился дать ответы по электронной почте и предложил прислать вопросы на русском языке; через час после публикации материала он сообщил, что не владеет русским, ждет перевода и ответит в ближайшее время.

Кооперативный авторитаризм

Профессор Марк Галеотти из Института международных отношений в Праге, долгое время посвятивший изучению российских ОПГ и силовых ведомств, считает представленную черногорской прокуратурой версию событий вполне правдоподобной — как минимум в части возможного российского участия в организации попытки переворота.

В беседе с «Медиазоной» он отметил, что обширный аппарат российской разведки должен поддерживать и постоянно обновлять сеть агентов в таком ключевом регионе Европы, как Балканы. «Более того, использование различных типов исполнителей, с которыми трудно доказать связь, соответствует методам "политической войны", которую в последнее время ведет Кремль», — отметил исследователь.

«Хотя другие "театры действий" — Украина, Сирия, Вашингтон — для Москвы гораздо важнее, на Балканах поддерживаются внушительные ресурсы и сети, — считает Галеотти. — Неясно, стали ли [события в Черногории] результатом частной инициативы заговорщиков, которую позже поддержала Москва, были ли они спланированы на месте российскими агентами или непосредственно управлялись из центра. Здесь можно говорить о ситуации, когда работает используемая российскими властями модель управления: Путин задает общее направление, а различные ведомства и личности пытаются найти способ ему угодить. Я называю эту модель "кооперативным авторитаризмом"».

С ним согласен заместитель главного редактора Carnegie.ru Максим Саморуков. «Даже если с российской стороны кто-то участвовал, это скорее всего какая-то "инициатива на местах". Вряд ли это решение принималось на высоком уровне — если бы это было серьезным приоритетом российской внешней политики, все бы проводилось гораздо более эффективно. Методов давления на Черногорию у России множество — от туристического потока до гигантских инвестиций в черногорскую экономику. Для российской экономики Черногория не имеет никакого значения, а для Черногории российский капитал и туристический поток имеют государствообразующее значение. Если бы российское руководство всерьез хотело бы надавить на Черногорию, инструментов навалом гораздо более эффективных, чем какие-то там игры с оппозицией или финансирование избирательных кампаний», — рассуждает он.

Саморуков уверен, что Черногория и западные Балканы в целом не являются приоритетным направлением для российской внешней политики: «Если сообщается, что НАТО расширяется, и туда хочет вступить Черногория, естественно Москва не может говорить, что она от этого в восторге. Но это не значит, что она готова этому противодействовать и инвестировать серьезные ресурсы <...> Понятно, что черногорская оппозиция приезжает в Москву — ну что, не пускать их, что ли? Ради чего вдруг Россия перестанет общаться с оппозицией? В Черногории есть пророссийские настроения в оппозиции: они же не созданы RT или "Спутником", эти вещи закладывались еще во время югославских войн. Россия популярна на западных Балканах, и это абсолютно искренняя популярность — зачем же Москва будет ее разрушать?».

2 марта 2017 года в 11:53 мск. Ночью редакция получила письмо Неманьи Ристича на сербском языке. Он отрицает знакомство с кем-либо из предполагаемых заговорщиков и называет согласившегося на сотрудничество со следствием Александара Синджелича «грязным наемником» АНБ и ЦРУ, «алкоголиком, наркоманом, мелким вором и судимым преступником».

Саму попытку переворота в Черногории Ристич считает инсценировкой, в подготовке которой он обвиняет политтехнолога Владимира Бебу Поповича, военного атташе посольства США в Подгорице Майкла Тарквинто и заместителя посла США в Черногории, американца албанского происхождения Б. Бикса Алиу.

При этом сербский националист не стал отрицать, что ищет убежища в России. «Я обратился в Министерство иностранных дел России с полным и всеобъемлющим обращением по этой ситуации. Этим занимается команда моих адвокатов. Не вижу каких-либо причин для отказа. Более того, от этого будет взаимная выгода», — ответил он на вопрос «Медиазоны».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей