Были ли «коктейли»? Разбор иска прокуратуры о запрете ФБК и штабов Навального
Анастасия Ясеницкая|Максим Литаврин|Юлия Сугуева|Алла Константинова|Олег Зурман
Были ли «коктейли»? Разбор иска прокуратуры о запрете ФБК и штабов Навального
11 810

Иллюстрация: Марина Маргарина / Медиазона

«Медиазона» изучила больше трех тысяч страниц иска московской прокуратуры и рассказывает, какую роль песня группы «Аргентина» и мем «Можем повторить» сыграли в признании ФБК и штабов Навального экстремистской организацией — и были ли в деле инструкции по изготовлению «коктейлей Молотова», о которых говорил Путин.

Как формировался иск

В феврале 2021 года Генеральная прокуратура отправила в регионы поручение собрать и выслать в Москву досье на сторонников Навального за последние три года.

Генпрокуратуру интересовало, привлекались ли «координаторы структурных подразделений штаба Навального и лица, относящие себя к его участникам» к ответственности по административным статьям за демонстрацию нацистской символики, за возбуждение ненависти или вражды, призывы к нарушению территориальной целостности России, производство и распространение экстремистских материалов, сотрудничество с нежелательной организацией. Также в запросе уточнялось, возбуждались ли против этих людей уголовные дела экстремистской направленности и дела по «дадинской» статье. 

Значительная часть приложения к иску состоит из ответов региональных прокуратур на эти запросы: по сути, это база уголовного и административного преследования оппозиционных активистов на сотнях листов. 

Далеко не все приговоры и решения касаются тех, кто работал в ФБК и штабах Навального: судя по всему, к сторонникам оппозиционера силовики отнесли практически всех, кто когда-либо привлекался к ответственности за протесты.

В материалах встречаются приговоры и решения против тех, кого сложно связать со штабами — обычных участников митингов, членов «Открытой России» и даже против журналистки Светланы Прокопьевой, которую осудили за комментарий по поводу взрыва в архангельском УФСБ.

Что еще содержится в иске

Помимо судебных решений, в материалах есть данные о структуре ФБК и Фонда защиты прав граждан, регистрациях юрлиц, налоговая и банковская документация. 

Среди бесконечных административных материалов за организацию митингов и участие в них встречаются и более редкие статьи — например, в одном из томов есть постановление Кировского районного суда Самары, прекратившего административное дело о фейках против активистки самарского штаба Навального Марины Евдокимовой из-за публикации о врачах, заразившихся коронавирусом. 

Несколько раз упоминались дела за репосты признанного экстремистским видеоролика «Припомним жуликам и ворам их манифест-2002», снятого сторонниками Навального еще в 2011 году. 

В материалах иска есть три административных протокола на участников форума независимых депутатов «Муниципальная Россия», который прошел в марте 2021 года в Москве. Какое это имеет отношение к ФБК и штабам Навального — неясно. 

Большинство уголовных дел, упомянутых в иске, касаются призывов к экстремизму. В материалы попали три дела по статье о реабилитации нацизма. Одно из них было возбуждено в 2017 году против бывшего координатора штаба Навального в Волгограде Алексея Волкова за картинку монумента «Родина-мать» с измазанным зеленкой лицом. Два других связаны с публикацией фотографий деятелей нацистской Германии на сайте «Бессмертного полка»; какое отношение имеют эти дела к ФБК или Навальному — неясно. 

16 июня, выступая на пресс-конференции в Женеве, Владимир Путин сказал, что Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) признали экстремистской организацией в том числе из-за того, что фонд «вовлекал в уличные мероприятия несовершеннолетних и публично давал инструкцию о том, как готовить коктейли Молотова для того, чтобы использовать их против правоохранительных органов». 

«Медиазоне» удалось обнаружить только одно упоминание «коктейлей Молотова» в иске прокуратуры: в материалах встречается дело против жителя Саратовской области Владимира Кадыкова, он обвинялся в публичных призывах к экстремистской деятельности. По версии следствия, он прокомментировал новость о том, что полиция ищет автора оскорбительной надписи перед входом в здание правительства: «Лучше как в Красноярске закидал бы коктейлями:)». Следом он добавил, что ему «нужны сподвижники», чтобы угнать бензовоз, начинить его «фейферками» и въехать в здание администрации, а потом на грузовике «передавить выживших». Дело в отношении него прекратили

Директор ФБК Иван Жданов, а также менеджеры штабов Навального сообщили «Медиазоне», что не знают этого человека, и он никак не связан с их деятельностью. Каких-либо доказательств обратного прокуратура в иске не предоставила. 

Наконец, шесть томов приложения к иску занимают акты осмотра сайта «Штабы Навального» и групп региональных штабов в соцсетях, на просмотр которых в апреле и мае сотрудник ГУПЭ МВД России Давыдов потратил чуть больше суток — в них больше тысячи скриншотов.

На что сослался суд

В решении судья Мосгорсуда Вячеслав Полыга упомянул ролик «Припомним жуликам и ворам их манифест-2002», который был показан во время передачи «Навальный LIVE» — Полыга счел, что публикация этого ролика сторонниками проходила не по собственной инициативе, а «в рамках осуществления совместной деятельности, направленной на достижение общих целей». Также суд упомянул, что у ФБК есть сотрудники, которые занимаются съемкой и продюсированием видео. 

Еще одним признаком экстремизма стало участие членов ФБК, штабов и просто сторонников Навального в митингах, согласованных и не согласованных с властями — например, в акциях за допуск независимых кандидатов до участия в выборах в Мосгордуму в 2019 году и в акциях за освобождение Навального зимой 2021 года. Упоминается и «санитарное дело».

В решении утверждается, что на митингах, организованных ФБК, звучали призывы к террористической и экстремистской деятельности, а их участники били силовиков. Примером стал приговор уфимскому активисту за призывы к «насильственному изменению основ конституционного строя и насилию в отношении представителей власти» на митинге в 2017 году и приговор участнику акции 23 января на Пушкинской площади, который избил сторонника действующей власти. 

Все это, подчеркивает Полыга, произошло под воздействием видеороликов ФБК, которые сформировали в них чувство политической ненависти и вражды. Целями ФБК, утверждается в решении, «является насильственное изменение основ конституционного строя».

При участии Дмитрия Швеца

Инфографика: Давид Френкель, Кирилл Хейфец

Редакторы: Дмитрий Трещанин, Максим Литаврин

Поддержите Медиазону
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!
Мы работаем благодаря вашей поддержке.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей