Можно косить. Уголовные дела по «дадинской» статье вернулись в регионы
Олег Зурман
Можно косить. Уголовные дела по «дадинской» статье вернулись в регионы
30 августа 2021, 9:28
3 996

Иллюстрация: Таня Сафонова / Медиазона

За полгода после зимних протестов против задержания Алексея Навального возбудили уже десяток уголовных по «дадинской» статье 212.1 УК — она наказывает за неоднократное участие в несогласованных демонстрациях. Против статьи высказывался даже Конституционный суд, несколько лет она была фактически заморожена, пока два года назад ее снова не опробовали московские силовики. Теперь практика преследования активистов сложилась и докатилась до регионов — уголовные дела уже есть в Новосибирске, Хабаровске, Челябинске, Красноярске, Барнауле и Калининграде.

У ворот генерального консульства Польши Евгению Федулову уже ждали оперативники Центра «Э». 45-летняя активистка говорит, что собиралась в этот день, 19 августа, обсудить вопрос получения визы — обычное дело для жителей Калининграда. Правда, пошла туда Федулова вместо допроса в Следственном комитете — накануне следователь вызвал ее по телефону, но повестку не вручал.

Активистка предполагает, что о разговоре с консулом оперативники узнали, прослушивая ее телефон. Вместе с Федуловой задержали и сопровождавшую ее подругу, калининградскую активистку Анастасию Нехаеву.

Их отвезли в управление СК по Калининградской области. Там Федуловой объявили, что она подозреваемая по «дадинской» статье 212.1 УК — и отправили в ИВС. Нехаеву допросили как свидетеля. Уголовное дело возбудили 18 июля — за месяц до задержания. Доследственная проверка началась еще раньше: за месяц до этого Федулову уже вызывали на опрос.

Несостоявшуюся встречу с консулом СК истолковал как попытку Федуловой бежать из страны. В суде следователь и прокурор потребовали заключить активистку под стражу, объясняя это тем, что Федулова не пришла на допрос, а после задержания у нее в сумке нашли загранпаспорт и «вещи, необходимые для проживания за пределами РФ».

Но судья сочла, что доказательств планируемого побега в Евросоюз следствие не предоставило, и 23 августа активистку отпустили — вообще без меры пресечения.

Почти одновременно с Федуловой подозреваемым по той же «дадинской» статье стал еще один калининградский активист — Вадим Хайрулин.

Поводом для возбуждения дел против обоих активистов стало участие в шествии в поддержку Навального 21 апреля — в тот день их не задерживали, но позже решили привлечь к ответственности за участие в несогласованной демонстрации. Для обоих это нарушение стало уже четвертым за последние полгода — и Хайрулин, и Федулова ходили на январские митинги в поддержку Алексея Навального и участвовали в пикетах, их не раз задерживали и штрафовали или помещали под арест на несколько суток. Федулову, например, оштрафовали за то, что после отравления Навального она вышла в центр Калининграда с плакатом «Чей чай, Вова?».

Суд этот протокол за акцию 21 апреля так и не рассматривал — вместо этого СК возбудил уголовное дело. Статью 212.1 УК следствие может возбудить как раз против человека, которого в течение полугода минимум трижды привлекали к административной ответственности за участие в митингах.

«Это политическое преследование», — говорит калининградская активистка. Выйдя на свободу, Федулова сказала журналистам «Нового Калининграда», что не собирается больше участвовать в протестах: «Я не Навальный, я не герой, чтобы свою жизнь положить на борьбу. Ну не могу я в следующий раз пойти на митинг: вот, берите меня и сажайте. Не могу я свою жизнь гробить в тюрьме… Я бы, конечно, не выжила, там. Это вообще не для меня место — я человек творческий, свободный. Мои взгляды остаются прежними, но так как в нашей стране нет ни свободы слова, ни прав человека, то у нас нет другого выхода».

Статья замирает

Эту статью 212.1 УК придумали, «чтобы не допустить массовых беспорядков по украинскому сценарию» — так объясняли ее необходимость депутаты, вносившие законопроект в Госдуму весной 2014 года.

Вскоре статью начали применять против активистов — первые дела завели на нескольких постоянных участников пикетов и «прогулок оппозиции»: Ильдара Дадина, Ирину Калмыкову, Марка Гальперина и Владимира Ионова. Но приговор в итоге вынесли только Дадину — Ионов уехал в Украину, Калмыкова в Литву, а дело Гальперина закрыли (но активиста все равно посадили по обвинению в призывах к экстремизму).

В 2015 году Дадина приговорили к трем годам лишения свободы, после апелляции в Мосгорсуде срок сократили на год. Он попал в карельскую ИК-7 — и через некоторое время передал на волю письмо с рассказом о пытках в колонии.

В начале 2017-го Дадина освободили — сначала Конституционный суд нашел нарушения основного закона в самой статье, а затем и Верховный суд признал незаконным вынесенный активисту приговор.

Конституционный суд тогда уточнял, что дело по статье 212.1 УК может быть возбуждено только при наличии трех вступивших в силу судебных решений за нарушения на митингах. В случае Дадина это требование не было выполнено.

Более того, КС постановил, что формальных нарушений митингового законодательства недостаточно для уголовного дела — необходимо, чтобы участие обвиняемого в акциях повлекло «причинение или реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям».

Статья не применялась несколько лет — пока в 2019 году по ней не осудили программиста Константина Котова. На этот раз следствие использовало расплывчатую формулировку КС о «причинении вреда»; Котов получил четыре года за участие в акциях протеста и пост в фейсбуке. Вскоре Конституционный суд постановил пересмотреть дело, а Мосгорсуд смягчил приговор до полутора лет колонии. В декабре 2020-го Котов вышел из колонии — он сидел в ИК-2 в Покрове, где сейчас находится Алексей Навальный.

Еще одним осужденным в том же 2019 году стал архангельский активист Андрей Боровиков, его приговорили к 400 часам обязательных работ.

После этого Следственный комитет еще год не обращался к «дадинской» статье. Но в декабре 2020-го условный срок получила московская активистка и муниципальный депутат Юлия Галямина — сама Галямина уверена, что поводом для преследования стало желание властей не позволить ей участие в выборах в Госдуму.

И снова возвращается

Новый всплеск обвинений по «дадинской» статье произошел в 2021 году — после акций протеста в поддержку Навального. В разных регионах уже возбудили не менее восьми уголовных дел — в Новосибирске, Хабаровске, Челябинске, Красноярске, Барнауле и Калининграде. В двух случаях дела прекратили по нереабилитирующим основаниям — Яна Дробноход из Новосибирска отделалась судебным штрафом, а дело против Павла Хохлова из Красноярска прекратили из-за «деятельного раскаяния».

По мнению адвоката Марии Эйсмонт, новые дела появляются сейчас благодаря тому, что по ней все же сложилась правоприменительная практика — и силовики пользуются ей, чтобы преследовать несогласных. Еще недавно, говорит Эйсмонт, протест был в первую очередь делом Москвы и Петербурга, и появление все большего числа уголовных дел по «дадинской» статье, свидетельствует, что теперь и регионы протестуют регулярно и массово.

«Понятно, что после январских акций тема массового протеста граждан зазвучала вновь громко и по всей России, — замечает Эйсмонт. — Поэтому было бы странно, если бы они, повесив столько ружей на стену, прочистив их даже с помощью Конституционного суда и открыв дорогу этой практике делом Котова прежде всего, [не стали бы преследовать протестующих] — практика сложилась. По ней можно косить. Видимо, была политическая задача — реанимировать эту статью».

Редактор: Егор Сковорода

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей