Новые правые выборы. Как Франция и Германия готовятся голосовать за «друзей России»
Александр Бородихин
Новые правые выборы. Как Франция и Германия готовятся голосовать за «друзей России»

Совместно с

Тексты
25 января 2017, 9:03
4406 просмотров

Фото: Stephen Wolf / Dpa / ТАСС

В этом году сразу двум ключевым европейским государствам предстоит пережить ибирательные кампании, каждая из которых может заставить Евросоюз вздрогнуть. «Медиазона» и Deutsche Welle рассказывают о российском факторе на выборах во Франции и Германии.

Президентские выборы во Франции. Друзья Путина

Франция будет выбирать президента 23 апреля — через месяц с небольшим после выборов в Голландии. Уходящий президент Франсуа Олланд на фоне терактов и проблем с безработицей пользуется исторически низкой личной популярностью, и политическая картина в стране отличается большой непредсказуемостью.

Пока говорить о будущем конкретных кандидатур рано, однако все опросы противопоставляют представителей крупных партий лидеру «Национального фронта» Марин Ле Пен. На протяжении последних пяти лет, после первого опыта участия в выборах, она методически проводила политику детоксификации партии (dédiabolisation), пытаясь отмежеваться от неудобных для общенационального движения антисемитов, гомофобов и ревностных католиков при сохранении антииммигрантского курса.

План оказался удачным, и уже два года назад появлялись сообщения вроде такого: «"Национальный фронт" теперь поддерживает четверть парижских избирателей-геев» — при том, что официально партия по-прежнему не поддерживает однополые браки. Как и упоминавшиеся выше правые популисты из других стран, партия борется за голоса недовольных бюрократией Европейского союза и, подобно Трампу, видит мир в упрощенных конструкциях, говорит тем же языком и пытается вызвать в избирателях ностальгию по былым временам.

Расширение избирательной базы практически наверняка позволит Ле Пен выйти во второй тур. Предвкушая успех, политик дает интервью «Известиям» о своих планах на случай победы: она превозносит «многополярный» мир, обвиняет соперников в «неприемлемой» покорности «приказам» из Берлина, требует снятия с России санкций и обещает признать российским Крым, который «никогда не был украинским». Отвечая на вопрос о перспективах выхода Франции из Евросоюза, Ле Пен увереннее говорит о президентстве, чем о самом Frexit: «Все будет зависеть от результатов переговоров, которые я начну на следующий день после своего избрания».

Во втором туре, по данным тех же предварительных опросов, у Ле Пен сегодня нет шансов: Ле Пен уступила бы и кандидату от «Республиканцев» Франсуа Фийону (премьер при президенте Николя Саркози), и левоцентристу Мануэлю Вальсу (глава МВД, затем премьер в правительстве социалистов, вышел во второй тур праймериз вместе с экс-министром образования Бенуа Амоном), и Эммануэлю Макрону (министр экономики, промышленности и цифровых дел в правительстве Вальса).

38-летний Макрон, рассорившийся с социалистами из-за нежелания правительства рассматривать его реформистские проекты, основал собственное движение «Вперед!» (En marche!), чтобы «разблокировать» парализованную неэффективными «отжившими правилами» и политиканством страну. Это решение в Социалистической партии приняли нелегко: политика обвинили в расколе левого электората, который помешает кандидату от партии попасть во второй тур. Определенную популярность Макрону приносит тот факт, что с его программой экономической либерализации были согласны все три кандидата из правоцентристского лагеря: Франсуа Фийон, Николя Саркози и Ален Жюппе.

На праймериз у «Республиканцев» в итоге победил Фийон, которого во время кампании часто называли «пророссийским кандидатом». «Вслед за “путинопоклонством” будущего американского президента — русофилия вероятного кандидата французских правых», — предупреждал автор Les Echos.

«Россия — самая большая страна в мире, а мы постоянно подталкиваем ее в сторону Азии, хотя она не представляет никакой угрозы», — пояснял сам Фийон в твиттере в ноябре. Он критиковал «безумные» санкции как свидетельство неспособности договариваться с Россией и призывал к «честному и надежному возобновлению отношений». Во время предвыборной кампании его поддержали депутаты Тьерри Мариани и Николя Дьюик, которые ездили в Крым и в Сирию в составе парламентских делегаций, а сам Фийон говорил, что в борьбе с террористами «Исламского государства» Франции следует поддержать ливанскую группировку «Хезболла», бойцы которой при поддержке Ирана участвуют в боях в Сирии на стороне армии президента Башара Асада.

Фийон, поборник «традиционных ценностей» в общественной жизни и сторонник тэтчеровского либерализма в экономике, близко знаком с российским президентом: в 2014 году журнал L’Express посвятил их дружбе большой материал, из которого стало известно, что они обращаются друг к другу на «ты», французский премьер бывал у Путина на даче, а когда у Фийона умерла мать, Путин подарил ему бутылку вина урожая 1931 года — года ее рождения. За четыре дня до второго тура праймериз «Республиканцев» Владимир Путин выступил со комплиментами в адрес Фийона — «жесткого переговорщика», «очень порядочного», хоть и «закрытого, непубличного человека», который «при всех его очень европейских манерах в лучшем смысле этого слова умеет отстаивать свою точку зрения».

Незадолго до этих обоюдных проявлений доброго расположения в журнале Le Nouvel Observateur вышел материал о возможном деятельном вмешательстве России во французские выборы. Исследователь из Брюсселя, автор книги «Эпоха заговоров» Мари Пельтье в беседе с изданием сообщила, что финансируемые из России «сети французских ультраправых» запустили незадолго до первого тура праймериз «жесткую кампанию» в соцсетях в поддержку Франсуа Фийона и против Алена Жюппе. В упомянутых Пельтье постах говорилось, что «Али Жюппе» якобы пообещал представителям мусульманской общины Бордо строительство новой мечети. «По сути, во втором туре президентских выборов между Фийоном и Марин Ле Пен у Путина беспроигрышная ставка», — считает Пельтье.

Марин Ле Пен часто обвиняют в слишком близких связях с Россией. Помимо обещаний признать Крым российским, отменить санкции и вывести Францию из НАТО после избрания на пост президента стоит упомянуть ее восхищение российским общественным устройством — в нем она видит альтернативу американской экономической модели, а также поддержку российской позиции по конфликту на востоке Украины.

В 2014 году и в России, и во Франции широко обсуждались сообщения о выдаче Первым чешско-российским банком (ПЧРБ) кредита «Национальному фронту» на сумму 9 млн евро (французские и европейские банки отказываются финансировать политическую деятельность ультраправых). В феврале партия собиралась взять новый кредит, уже на 27 млн евро, однако к сентябрю ПЧРБ обанкротился (в январе Басманный суд удовлетворил ходатайство следствия об аресте бывшего вице-президента банка Дмитрия Меркулова по обвинению в хищении более 2 млрд рублей). 22 декабря казначей движения Валлеран де Сен-Жюст сообщил Bloomberg, что проблему пока решить не удалось, и «Национальный фронт» ищет способы получить более скромную сумму — 21 млн евро на президентскую и парламентскую кампании.

В тот же день французский сатирический еженедельник Le Canard Enchaîné выпустил заметку о том, что член комитета по разведдеятельности Палаты представителей Конгресса США Майк Тернер попросил директора национальной разведки США Джеймса Клэппера заняться изучением связей партии Ле Пен с Россией. В письме Тернер ссылается на публикации во французской прессе о том, что «Национальный фронт» открыто признал получение кредита «в российском банке со связями в Кремле». Тернер просит Клэппера собрать дополнительную информацию о «масштабной кампании» по «ведению информационной войны против Соединенных Штатов и других стран, чьи интересы сталкиваются с интересами России».

Владимир Путин и Франсуа Фийон во время встречи в Ново-Огарево в 2013 году. Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

23 декабря глава Агентства сетевой и информационной безопасности Франции (ANSSI) Гийом Попард рассказал, что в ведомстве заметили активность «тех же групп», которые подозреваются в атаках на американский политический истеблишмент. Попард не стал упоминать Россию, отметив, что агентство работает для предотвращения «политической дестабилизации», исходя из возможной «угрозы саботажа». Упомянутые группы, в частности, замечены в попытках «влиять» на общественное мнение путем махинаций с ранжированием в социальных сетях вроде YouTube для продвижения «манипулятивной» информации.

«Мы видим скрытые механизмы воздействия на избирателей. Они не дают кому-либо из кандидатов дополнительные 20% голосов, но если результаты примерно равны, 50/50, то они позволяют качнуть чашу весов в одну или другую сторону. Возможно, это и произошло в США», — предположил Попард на пресс-конференции. «Сейчас мы наблюдаем за развертыванием сил и средств», — заключил он, отказавшись сообщить какие-либо детали.

«Мы видим три вида потенциальных рисков: перехват файлов, стороннее вмешательство и репетиционные риски», — говорил на конференции с участием IT-менеджеров партийных избирательных штабов представитель Генерального секретариата по вопросам обороны и национальной безопасности Луи Готье.

В январе министр обороны Жан-Ив Ле Дриан предупредил, что было бы «наивно» полагать, что перед выборами во Франции не будут актуальны «те же угрозы», которые встали перед США.

Выборы в Бундестаг. Фейковые новости для русских немцев

Германия наряду с Францией является ключевым для функционирования Европейского Союза государством, поэтому перспектива резкой смены власти будет означать проблемы для всей Еврозоны: достаточно взглянуть, какая реакция последовала за решением о выходе из ЕС достаточно «периферийной» для европейской бюрократии Великобритании. В конце сентября в Германии пройдут выборы депутатов федерального парламента. Канцлер Ангела Меркель, возглавляющая блок Христианско-демократического союза и Христианско-социального союза баварских консерваторов (ХДС/ХСС), сейчас руководит «большой коалицией» с участием Социал-демократической партии Германии (прежние коллеги христианских демократов по «черно-желтой» коалиции из Свободной демократической партии выборы 2013 года провалили).

Чтобы получить места в немецком парламенте, партия должна набрать как минимум пять процентов голосов или победить хотя бы в трех одномандатных округах. В 2013 году на выборах были зарегистрированы 34 партии; только четыре из них преодолели барьер и попали в Бундестаг. Ожидается, что список участников выборов 2017 года станет известен к июлю.

Каждая партия выдвигает на пост канцлера своего кандидата, и кабинет министров возглавит тот, чья партия получит большинство голосов. В конце ноября, незадолго до съезда Христианско-демократического союза, Ангела Меркель официально заявила о выдвижении своей кандидатуры на пост канцлера в четвертый раз, отметив, что это решение далось ей нелегко. Хотя популярность Меркель снизилась на фоне приезда в страну более миллиона мигрантов, ситуация здесь по-прежнему несравнимо лучше, чем у того же Франсуа Олланда (54% против 20% в октябре).

Другие партии своих кандидатов на пост канцлера официально пока не объявляли — например, Социал-демократическая партия Германии выберет своего кандидата на съезде 29 января. Социал-демократы наряду с ХДС/ХСС считаются реальными претендентами на пост канцлера: возможными кандидатами называли вице-канцлера Зигмара Габриэля и Мартина Шульца, недавно объявившего о намерении покинуть пост главы Европарламента, чтобы вернуться в немецкую политику.

Вполне вероятно, что управляющая Германией сейчас «большая коалиция» ХДС/ХСС и СДПГ продолжит работу и после выборов, хотя, согласно последним опросам, представители истеблишмента и потеряют в числе голосов по сравнению с выборами 2013 года. Те же опросы показывают, что в Бундестаг попадет правопопулистская партия «Альтернатива для Германии» (AfD), которая может получить вдвое больше необходимого минимума голосов.

Ангела Меркель. Фото: Imago / ТАСС

Легальные ультраправые

«Альтернатива для Германии» появилась в 2013 году в виде политической группы Wahlalternative 2013 («Избирательная альтернатива 2013»), которую основали экономисты и журналисты, недовольные кризисом в Еврозоне из-за Греции и решением Меркель в конечном счете не дать Афинам обанкротиться. Основателя партии Бернда Лукке — сдержанного профессора экономики с 33-летним опытом членства в ХДС — больше всего беспокоила нестабильность евро как валюты, но все чаще члены партии стали поднимать вопрос о необходимости ужесточения иммиграционного контроля, и вступать в партию стали в первую очередь уже не противники Евросоюза, а противники мигрантов.

Возможно, AfD так и осталась бы рядовой партией протестного голосования, если бы не вторая доктор химических наук из бывшей ГДР в современной немецкой политике. Ее зовут Фрауке Петри, ей 41 год, в интервью «Известиям» она предлагала в качестве замены Евросоюзу зону свободной торговли от Владивостока до Лиссабона. В отличие от Меркель, Петри выступает за политику закрытых границ и допускает возможность стрельбы по мигрантам.

Петри заметила, что вопросы иммиграционного контроля привлекают большее число активистов и в 2015 году отобрала у нерешительного Лукке контроль над партией. Вместе с лидером партийного отделения в земле Северный Рейн-Вестфалия Маркусом Претцеллом Петри устроила переворот на партийном съезде: когда Лукке вышел к трибуне, чтобы рассказать о необходимости противостояния маргинальным течениям в партийных рядах, его осмеяли и освистали; когда начала говорить Петри, ее встретили громогласными аплодисментами. Через несколько часов ее избрали лидером «Альтернативы»; в декабре Петри и Претцелл стали мужем и женой.

Под руководством доктора Петри AfD превратилась в легальный (в противовес находящейся в постоянной разработке спецслужб неонацистской Национал-демократической партии Германии, NPD) ультраправый ответ на миграционную политику «Кабинета Меркель III».

В 2016 году партии удалось попасть в парламенты нескольких федеральных земель. На пресс-конференции после второго места на выборах в земле Мекленбург-Передняя Померания сопредседатель партии Йорг Мойтхен заявил журналистам, что в случае продолжения успешного курса партии будет обсуждаться возможность в 2017 году войти в состав правительства.

«Альтернатива для Германии» резко критикует миграционную политику правительства Меркель и известна своими антиисламскими заявлениями. Так, в мае 2016 года около 2400 участников съезда партии подписали манифест под названием «Ислам — это не часть Германии», требуя запретить призывы к молитве с минаретов и ношение хиджабов в школах.

Отношения с Россией в программе «Альтернативы для Германии» прописаны буквально в двух строчках: «Холодная война закончилась. США остаются нашим партнером, Россия должна им стать», поэтому партия призывает к отмене санкций. В мае партия намеревалась направить резолюцию о снятии санкций в правительство земли Баден-Вюртемберг, о чем депутат местного парламента Удо Штайн сообщил российским «Известиям». Штайн говорил, что санкции в отношении России «особенно негативно сказались на показателях Баден-Вюртемберга»: например, свои представительства в России имеют, по его словам, более 900 региональных компаний. Партия собиралась «дать сигнал федеральному правительству о необходимости снятия санкций и возврата к нормальным отношениям с Россией», однако пока сигнал не услышали: 19 декабря Совет Евросоюза сообщил о продлении экономических санкций до 31 июля следующего года.

Российские издания, освещающие деятельность «Альтернативы для Германии», чаще всего пишут про руководителя ее молодежного крыла Маркуса Фронмайера: они активно цитируют его заявления о «церковных колоколах вместо призыва муэдзина», попытках НАТО милитаризировать Прибалтику и политическом кризисе в современной Германии.

Немецкие журналисты в свою очередь обеспокоены укреплением связей новых правых с Москвой. Так, в конце апреля Spiegel писал о заключении союза между молодежным крылом «Альтернативы» и «Молодой гвардией Единой России». Создание этого союза приветствовал вице-председатель партии Александр Гауланд, утверждавший в интервью агентству Sputnik Deutschland, что AfD — «не агенты российского влияния и ими не станут». Сам Гауланд в декабре прошлого года побывал в Петербурге; Фронмайер с соратниками, в свою очередь, приехал в Москву и Крым.

Эпоха постправды и министр Лавров

«Уже видно, как контролируемые из России интернет-издания распространяют ложные трактовки и дезинформацию, и это только верхушка айсберга. Это выглядит как попытка дестабилизировать нашу страну и укрепить "Альтернативу для Германии"», — выступил 12 декабря лидер либеральной СвДП Кристиан Линднер. Политик имел в виду скандал с выдуманной цитатой Ангелы Меркель, которую приписал ей глава МИД России Сергей Лавров: комментируя сообщения о готовности российских спецслужб и хакеров повлиять на настроения немецких избирателей, министр сказал, что Меркель «уже комментировала эти бредни, назвала их бреднями».

В действительности немецкий канцлер таких слов не произносила, и в Германии сочли ремарку Лаврова очередным примером «гибридного» отношения к фактам — как и в нашумевшей истории с «девочкой Лизой». Инцидент с исчезновением 13-летней девочки Лизы Ф. из семьи русских немцев в январе 2016 года вызвал громкий резонанс в российских официальных СМИ и в среде русскоязычных эмигрантов, поскольку девочка говорила о похищении и изнасиловании людьми «арабской внешности»; в полиции эту версию отвергли. После этого случая при Федеральной разведывательной службе Германии была создана рабочая группа «Психологические операции», а при контрразведывательном Федеральном ведомстве по охране конституции — группа «Спутник».

О попытках вести систематическую дезинформацию среди русскоязычного населения в Германии говорят с начала украинского конфликта, однако руководство НАТО всерьез задумалось об угрозах в киберпространстве только на фоне избирательной кампании в США. В августе на сайте Объединенного центра передовых технологий киберобороны (CCDCOE) в Таллинне появилось сообщение о взломе переписки американской Демократической партии, который называли «беспрецедентной эскалацией» вмешательства в ход выборов.

Сергей Лавров. Фото: Александр Щербак / ТАСС

В конце августа специалисты CCDCOE провели брифинг для Ангелы Меркель. В пресс-релизе обсуждаемые темы не упоминаются, однако приводятся общие фразы про необходимость наращивания виртуальных мощностей, которые так или иначе будут использоваться в любом международном конфликте в будущем.

После объявления о выдвижении своей кандидатуры на пост канцлера уже сама Меркель выступила с речью в Бундестаге об опасности манипулирования общественным мнением через интернет. «Что-то изменилось — по мере глобализации [политические] обсуждения переместились в совершенное новую медиа-среду, — сказала 62-летняя канцлер. — Сейчас мнения формируются не так, как 25 лет назад».

«Сегодня есть фейковые сайты, боты, тролли — вещи, которые самовоспроизводятся и укрепляют людей во мнениях при помощи алгоритмов. (Речь идет об информационных пузырях или эхокамерах — замкнутых пространствах, где пользователь интернета регулярно встречает только близкие его изначальной позиции утверждения — МЗ). Нам нужно научиться с этим работать», — добавила Меркель.

После Меркель к дискуссии подключились разведчики. 8 декабря руководитель Федеральной службы защиты конституции (BfV) Германии Ханс-Георг Маассен предупредил о готовящихся попытках вмешательства в ход выборов со стороны России. Он отметил, что российская пропаганда и кампании по дезинформации активизировались с самого начала украинского кризиса и направлены, в первую очередь, на русскоязычное население страны.

Маассен особо выделил хакерскую группу APT28 (Fancy Bear), которая проводит провокационные операции «под чужим флагом»: государство осуществляет хакерские атаки, прикрываясь негосударственными акторами — «хактивистами». Ему вторил глава британской MI6 Алекс Янгер, который в тот же день во время одного из своих редких публичных выступлений говорил об опасности гибридной войны, пропаганды и «подрыва демократического процесса».

Еще дальше пошли в министерстве внутренних дел Германии: там предложили создать специальный «Центр по защите от дезинформации» — чтобы бороться с распространением фейковых новостей в соцсетях перед выборами. В подготовленном подчиненными министра Томаса де Мезьера документе говорится, что наиболее подвержены воздействию дезинформации «русские немцы» и немцы турецкого происхождения, которые нуждаются в «интенсификации политического просвещения».

В МВД также предложили партиям договориться о запрете на распространение фейков и использование ботов для продвижения контента. «Принятие эпохи постправды будет подобно политической капитуляции», — убеждают сотрудники ведомства. «Цензурный монстр», — прокомментировал идею МВД глава ассоциации компаний интернет-индустрии Bitkom Бернхард Роледер.

Наконец, командующий вооруженными силами США в Европе генерал Бен Ходжес в интервью Spiegel сказал, что если угроза от кибератак в новой реальности столь же серьезна, как от вооруженных нападений, то необходимо выработать механизм автоматической контратаки. Он призвал политическое руководство Евросоюза скорее принять соответствующие решения.

— Генерал Ходжес, мы пришли с вами попрощаться.
— Это почему?
— Избранный президент Дональд Трамп сказал, что Европа должна сама заботиться о своей безопасности. Вы, командующий всеми силами США, тоже скоро уедете, не так ли?
— Подождите, он пока не в Белом доме.
Начало декабрьского интервью Spiegel с генералом Беном Ходжесом

В январе Маассен сообщил, что Федеральное ведомство по охране Конституции Германии подозревает российских хакеров в причастности к двум кибератакам сходного профиля: ко взломам компьютерной сети Бундестага и компьютеров ОБСЕ. Ответственность за проведенные в 2015 году кибератаки немецкая разведка возлагает на группировку APT28, относительно которой «есть свидетельства связей с Россией».

К выборам в Германии готовятся и новые правые из американского Breitbart: в ноябре сайт объявил о планах по запуску немецкого и французского отделений. Близкие к создателям ресурса источники рассказали Reuters, новые ресурсы должны будут помочь ультраправым силам на предстоящих выборах. В июньском интервью Radio-Londres глава Breitbart Стив Бэннон рассказывал, что открыть парижскую редакцию планируется до майских президентских выборов.

Работа Breitbart уже успела стать причиной скандала в Германии: в публикации от 3 января описывалась акция «тысячной толпы», которая в канун Нового года скандировала «Аллаху Акбар», запускала фейерверки в полицейских и подожгла церковь; в полиции указали, что сайт несколько сгустил краски, а массово запускаемые фейерверки стали причиной лишь небольшого пожара, который удалось потушить за несколько минут.

Facebook, который резко критиковали за механизмы распространения фальшивых новостей во время выборов в США, в Германии столкнулся с аналогичными претензиями. Социал-демократы предложили штрафовать социальную сеть на суммы до 500 тысяч евро за распространение непроверенных сообщений; их поддержали коллеги по коалиции из ХДС. В Facebook оперативно пообещали начать фильтровать «фейковые новости» для немецких пользователей в сотрудничестве с организацией Correctiv.

Местные выборы — результаты и прогнозы

Выборы в двух западных землях Баден-Вюртемберг и Рейнланд-Пфальц прошли в один день 13 марта 2016 года и оказались успешными для традиционно лидирующих в этих регионах партий: в Баден-Вюртемберге победу праздновали «Зеленые», которым удалось опередить теряющий поддержку Христианско-демократический союз Ангелы Меркель (30,3% против 27%), а в Рейнланд-Пфальце ХДС опередили социал-демократы из СДПГ (36,2% против 31,8%). «Альтернатива для Германии», занявшая третье место в этих землях, показала в целом успешные результаты: 15,1% и 12,6%.

Выборы в Саксонии-Анхальт (входила в состав ГДР) 13 марта 2016 года принесли «Альтернативе для Германии» ее лучший результат года: евроскептики заняли второе место с 24,3% голосов. Всего на пять процентов ее опередил Христианско-демократический союз, которому в итоге пришлось формировать первую в истории правящую коалицию с Социал-демократической партией Германии, которая проиграла «Левым» (10,6% против 16,3%), и едва прошедшими в ландтаг «Зелеными» (5,2%).

На выборах в ландтаг земли Мекленбург-Передняя Померания 4 сентября 2016 года вновь победили социал-демократы из СДПГ (30,6%), однако им не удалось занять большинство депутатских мест, и была сформирована «красно-черная» коалиция с участием Христианско-демократического союза (19%). СДПГ, ХДС и прошедшие в парламент «Левые» получили меньше голосов, чем на предыдущих выборах: эти голоса ушли не представленной ранее в ландтаге AfD, которая вытеснила из парламента «Зеленых» и заняла второе место, получив сразу 18 мандатов из 71. Теперь партия представлена в законодательных собраниях девяти немецких земель из 16.

Победа на выборах в палату депутатов Берлина 18 сентября 2016 года также осталась за СДПГ (21,6% против 28,3% пять лет назад). ХДС Ангелы Меркель потерял меньше голосов (17,6% против прошлых 23,3%), но удержался на втором месте с трудом: в пределах четырех процентов расположились и «Зеленые», и «Левые», и «Альтернатива для Германии» (14,2%). Все они прошли в парламент, причем в Берлине была впервые сформирована «красно-красно-зеленая» правящая коалиция с участием «Зеленых» и «Левых» во главе с СДПГ.

Северный Рейн-Вестфалия, самый населенный регион Германии, традиционно голосует за социал-демократов: на прошлых выборах они получили более 39% голосов, а ХДС — лишь 26,3%. С тех пор ситуация резко поменялась: СДПГ и христианские демократы в последних опросах идут вровень, получая по 32%; для AfD прогноз пока скромный — только 9% голосов. В случае победы на выборах в ландтаг, которые пройдут 7 мая 2017 года, партия Меркель получит серьезный импульс перед выборами в федеральный парламент.

Сходная ситуация складывается и в земле Шлезвиг-Гольштейн, только там на прошлых выборах партии из правящей коалиции показали одинаковый результат, а теперь ХДС лидирует с перевесом в 8%. Остальные партии остаются при своих, и даже «Альтернатива» едва проходит в ландтаг с 6% голосов. Выборы в этом регионе Германии состоятся 14 мая.

Первая часть материала была опубликована на «Медиазоне» в пятницу, 20 января.

Все материалы
Ещё 25 статей