Novichok-95. У убийства банкира Кивелиди и отравления перебежчика Скрипаля есть много общего
Александр Бородихин
Novichok-95. У убийства банкира Кивелиди и отравления перебежчика Скрипаля есть много общего
Прошлое«Новичок»Тексты
14 марта 2018, 10:45
17190 просмотров

Иван Кивелиди во время выступления на первом конгрессе российских предпринимателей в 1994 году. Фото: Валентин Кузьмин / Фотохроника ТАСС

В 1995 году в России было совершено первое задокументированное убийство при помощи боевого вещества нервно-паралитического действия: погибли бизнесмен Иван Кивелиди и его секретарь Зара Исмаилова. Соединение, которым их отравили, было разработано в той же лаборатории, которая, по некоторым данным, подарила миру семейство агентов «Новичок». В использовании одного из них для отравления бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля Великобритания обвиняет Россию. «Медиазона» напоминает о деле Кивелиди, очевидные параллели с которым сегодня напрашиваются сами собой.

Убийство

При составлении развлекательных списков «самых странных орудий убийства» авторы редко выходят за рамки банального: речь, как правило, идет о предметах, которыми можно нанести удар или проникающее ранение. Отравленной телефонной трубки в таких рейтингах не найти — а ведь именно она стала причиной единственного в истории современной России подтвержденного случая гибели двух человек от новейшего нервно-паралитического отравляющего вещества.

1 августа 1995 года стремившийся войти в политику банкир Иван Кивелиди, руководивший влиятельным «Круглым столом бизнеса России», пришел в рабочий кабинет в офисе основанного им Росбизнесбанка на Мытной улице. Внутри его ждал деловой партнер Владимир Хуцишвили, в приемной сидела личный секретарь Зара Исмаилова, на столе, как обычно, стоял телефон. Много позже выяснится, что на его трубку было нанесено небольшое количество субстанции, которая не упоминалась в каталогах официально принятых на вооружение боевых отравляющих веществ.

Ближе к вечеру, когда Хуцишвили уже ушел, банкиру стало плохо, и его увезли в Центральную клиническую больницу — у него часто случались почечные приступы. Симптомы были похожи на привычные и в этот раз. Но в больнице 46-летний Кивелиди впал в кому из-за отказа почек и 4 августа скончался, не приходя в сознание. На следующий день после начальника в другую больницу увезли его 30-летнюю помощницу Исмаилову; она умерла 3 августа, успев сказать, что с ней «произошло то же самое, что с Кивелиди».

«Я осматривал Кивелиди уже далеко не в первые часы. Возникла мысль о том, что это не просто заболевание, а что связано это с внешним воздействием», — констатировал директор Научно-практического токсикологического центра Юрий Остапенко.

«Самое важное, что я сделал — это я не вскрывал тело Зары Исмаиловой, хотя мне представили его на вскрытие. На тот момент я был заведующим отделением, пришел утром, получил историю болезни умершей Исмаиловой: молодая женщина, диагноз — эпилепсия, но с вопросительным знаком. Нарушение мозгового кровообращения — с вопросительным знаком. Есть стереотип такой: патологоанатом — значит хватай ножик и побежал резать. На деле у нас такое правило: мы сначала должны посмотреть историю болезни, — рассказывал позже в эфире программы НТВ "Независимое расследование" врач-патологоанатом Иосиф Ласкавый. — Не совпадала клиника. И в то же время я по "Эху Москвы" услышал о смерти Кивелиди».

Поначалу сообщалось, что давший заключение о наличии яда в печени Кивелиди эксперт Минюста тоже умер, но позже эти данные опровергли. При этом поражение получили сотрудники милиции — до десяти человек, которые осматривали кабинет банкира.

Отпевание Кивелиди состоялось в здании московской мэрии, причем проститься с банкиром пришли мэр Юрий Лужков, бывший президент СССР Михаил Горбачев и помощники президента Александр Лившиц и Георгий Сатаров. «Без крутых мер нам не обойтись», — сказал также присутствовавший на церемонии премьер-министр Виктор Черномырдин главе ФСБ Михаилу Барсукову, министру внутренних дел Анатолию Куликову, исполняющему обязанности генпрокурора Алексею Ильюшенко и начальнику службы безопасности президента Александру Коржакову. Ни «крутые меры», ни объявленное бизнесменами беспрецедентно высокое вознаграждение в 1,5 млн долларов раскрыть преступление по горячим следам не помогли.

Изображение: фрагменты фото, показанного в передаче «Независимое расследование» на НТВ. Слева — Владимир Путин, справа — Иван Кивелиди. Дата съемки неизвестна
«Со стороны всех аппаратчиков предпринимаются аспидные потуги влезть на предпринимательскую спину и навязать реформы сверху, как это было всегда. Но времена изменились. Теперь с предпринимателями реально начнут считаться», — говорил в одном из интервью Иван Кивелиди.

В первой половине 1990-х банкир активно продвигал «Круглый стол бизнеса России», который, по его замыслу, должен был стать для крупных предпринимателей одновременно политическим объединением, профсоюзом и правозащитной организацией. «Круглый стол» резко критиковал давление на бизнес со стороны правоохранительных органов, требовал защиты коммерсантов от организованной преступности. Кивелиди сблизился с Ириной Хакамадой и, по некоторым данным, в 1993 году финансировал ее кампанию на выборах в Госдуму.

«Национальный банковский журнал», который называл Ивана Кивелиди «активным политическим игроком», отмечал, что в октябре 1993 года он активно поддержал президента Бориса Ельцина: утром 4 октября Кивелиди в статусе главы Совета по развитию предпринимательства при правительстве потребовал «самых решительных и жестких мер по отношению ко всем виновникам происшедшего в стране кровопролития» и подчеркивал, что предприниматели не понимают «столь непростительной мягкости по отношению к людям, бросившим вызов нашему будущему».

Следствие и арест

Установив, что трубку телефона на рабочем месте главы Росбизнесбанка обработали ядом, следователи долгое время не могли понять, каким именно. Состав вещества, от которого скончались Кивелиди и Исмаилова, не раскрывается до сих пор, но известно, что это было высокотоксичное фосфорорганическое соединение. К таковым относятся не только бытовые пестициды вроде дихлофоса, но и одни из самых токсичных веществ, когда-либо синтезированных человеком — зарин, зоман, VX. Это яды нервно-паралитического действия, которые, попадая в организм через кожу или дыхательные пути, вызывают быструю смерть из-за нарушения передачи нервных импульсов.

По версии следствия, убийца пришел в кабинет Кивелиди с ампулой и нанес вещество на трубку телефонного аппарата — на ней обнаружили почти незаметное пятно чайного цвета. Для работы с нервно-паралитическим веществом убийца должен был уже в помещении надеть специальные перчатки, вскрыть запечатанную стеклянную ампулу и капнуть на телефонную трубку — все это время он должен был либо не дышать, что маловероятно, либо не снимать противогаз. После этого ампулу, перчатки и противогаз предстояло запечатать и уничтожить.

«Я не имею права назвать обозначение яда, которым убили Кивелиди, — 13 лет спустя говорил в интервью "Российской газете" прокурор Москвы Юрий Семин. — Но могу подтвердить, что яд был аналогом боевого отравляющего вещества. Причем до тех пор неизвестного». По его данным, банкира убили «совершенно новым веществом», которое создал «талантливый специалист, работавший в одном НИИ». Прокурор отметил, что в 1990-е годы «зарплаты были мизерные, промышленность пребывала в упадке, так же, как и вся страна», а химик, «можно сказать, от безвыходности предлагал купить свое изобретение».

Виктор Черномырдин (справа) на похоронах Ивана Кивелиди. Фото: Александр Макаров / РИА «Новости»

Когда в 2007 году следствие отчиталось о задержании предполагаемого убийцы, в информагентстве «СарИнформ» вышла новость под патриотичным заголовком «Банкира убили саратовским ядом»: источник «Интерфакса» тогда повторил версию губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова о том, что «боевое отравляющее средство, которого нет на вооружении российской армии», было изготовлено на военно-химическом заводе в городе Шиханы Саратовской области — военные химики в условиях «хронического безденежья вынуждены приторговывать своей продукцией из-под полы».

«Единственный документально зарегистрированный случай криминального применения отравляющего вещества, схожего по эффекту действия с "Новичком", стал известен в 1995 году», — написал «Коммерсант» вскоре после того, как премьер-министр Великобритании Тереза Мэй обвинила Россию в организации покушения на бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь. По данным британских властей, они стали жертвами одного из веществ семейства «Новичок».

Между тем единственным источником информации о разработке и самом существовании семейства фосфорорганических отравляющих веществ нервно-паралитического действия «Новичок» остается Вил Мирзаянов — бывший сотрудник Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГНИИОХТ), который после распада СССР рассказал журналистам о тайной разработке советскими учеными химического оружия. По словам Мирзаянова, полученные в рамках проекта «Фолиант» соединения к началу 1990-х позволили создать несколько вариаций бинарного отравляющего вещества (смешиваемого перед использованием из относительно безопасных прекурсоров), которое оказалось в несколько раз более эффективным, чем зоман и VX. Исследования проводили в том числе в ЗАТО Шиханы-2 (Вольск-18) в Саратовской области.

Сын Ивана Кивелиди Харлампий в беседе с «Медиазоной» сказал, что не помнит ни одного упоминания вещества «Новичок» за все годы следствия.
Памятник военному в респираторе. Кадр из видео, снятого в городе Шиханы-2

Процесс

Владимир Хуцишвили, который встречался с Кивелиди перед появлением симптомов отравления, был членом совета директоров Росбизнесбанка; кроме того, старые друзья владели компанией «Интерагро», которая занималась оптовыми поставками продуктов. Хуцишвили стал первым подозреваемым по делу уже в ноябре 1995 года, но тогда следователи отпустили его через 30 суток, не найдя против бизнесмена никаких улик.

В 2000 году Хуцишвили снова решили арестовать, но тот успел бежать: адвокат Андрей Селиверстов рассказывал «Коммерсанту» про давление силовиков на коллег бизнесмена, которых «кололи» на показания о его причастности к убийству Кивелиди. Когда те сообщили Хуцишвили, что дали требуемые показания («Мы рассказали о том, что накануне убийства Кивелиди передали вам ампулу с ядом. А яд купили у одного из специалистов, работавших в секретном химическом центре в Шиханах»), банкир не стал дожидаться ареста и уехал.

Задержать Хуцишвили удалось только в июне 2006 года, когда он вернулся в Россию. Вину он категорически отрицал: «Не было ни мотивов, ни выгоды». Он настаивал, что не только не обогатился в результате гибели компаньона, а, напротив, потерял из-за трагедии все активы.

Новостной выпуск «Первого канала» о задержании Хуцишвили

Процесс в Замоскворецком суде Москвы начался почти через год, причем заседания было решено проводить в закрытом режиме: прокурор Мария Семененко просила суд не допустить раскрытия данных о производстве и изготовлении отравляющего вещества. Адвокаты обвиняемого заявляли, что прокуратура пошла на такой шаг по двум причинам: чтобы защита не смогла добиться рассмотрения дела судом присяжных и чтобы скрыть имя человека, продавшего яд.

Впрочем, имя химика, предположительно связанного с убийством Кивелиди, называл в суде адвокат Сергей Забарин. «Этот яд был изготовлен в одной из спецлабораторий Саратовской области под руководством профессора Игоря Ринка, — рассказывал Забарин. — Этот же профессор и продал яд преступникам, через которых он, как утверждает следствие, оказался у нашего подзащитного. Однако за свои действия ученый был приговорен всего к году условного заключения и до сих пор продолжает работать в спецлаборатории». Год условно Ринк получил из-за лазейки в законодательстве: химик не успел зарегистрировать синтезированное им вещество, и его судили не за незаконную продажу отравляющего вещества, а за превышение служебных полномочий.

В ходе процесса прокурор указала на «сложившиеся неприязненные отношения и зависть на коммерческой почве» — Хуцишвили «всегда находился на вторых ролях», это могло стать мотивом для убийства Кивелиди. Кроме того, говорила Семененко, новая эмиссия акций Росбизнесбанка, которую планировал убитый, привела бы к сокращению доли обвиняемого в уставном фонде. Рассказало обвинение и том, как к Хуцишвили попало отравляющее вещество: сначала запаянную стеклянную ампулу продали некоему бывшему бойцу рижского ОМОНа его знакомые из лаборатории Ринка, затем омоновец передал вещество знакомому из Москвы, наконец, этот человек поделился ядом с бизнесменом; посредники получили условные сроки.

24 декабря 2007 года, перечисляя доводы в пользу своей невиновности в последнем слове, Владимир Хуцишвили выступал в течение пяти часов. Тем не менее председательствующая судья Юлия Новичкова признала его виновным и приговорила к девяти годам лишения свободы по статье 103 УК РСФСР (убийство Ивана Кивелиди) и части 1 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности Заре Исмаиловой).

Владимир Хуцишвили в здании Замоскворецкого суда. Фото: Юрий Машков / ТАСС

Срок

В 2010 году, отсидев примерно половину срока, заключенный исправительной колонии №38 в Березниках Пермского края Владимир Хуцишвили подал прошение об условно-досрочном освобождении. Березниковский городской суд прошение удовлетворил, но тут в дело вмешался краевой суд. В итоге уже в 2012 году Хуцишвили отправил надзорную жалобу в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда.

В своем обращении Хуцишвили заметно отклоняется от принятого в таких документах официального стиля: называет себя «якобы совершившим» преступление и «незаконно осужденным», критикует «карательное правосудие», рассуждает о «будущем государства Российского» и обращается к суду «уже без всякого уважения». Эти формулировки, впрочем, не смутили ВС — суд встал на его сторону и предписал освободить экс-банкира.

... приняты с нарушениями норм действующего уголовного законодательства Российской Федерации и противоречат общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации, регулирующих уголовное судопроизводство и являющихся составной частью законодательства Российской Федерации в соответствии с ч.3 ст.1 УПК РФ.

АНЕКДОТ:
Вопрос: Что получится, если скрестить ужа с ежом?
Ответ: Один метр колючей проволоки!

Логика построения умозаключений уважаемых членов президиума Пермского краевого суда, при мотивации постановления об отказе в удовлетворении моей жалобы 2010 г., соответствует логике построения ответа на вопрос анекдота.


Из надзорной жалобы Владимира Хуцишвили

Адвокат из Перми Лариса Алферова, которая помогала Владимиру Хуцишвили добиваться УДО, подтвердила, что он вышел на свободу. Оперативно связаться с самим бизнесменом или его представителями «Медиазоне» не удалось.

Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей