Последний приют. Операция по спасению животных в Вешняках — Медиазона
Последний приют. Операция по спасению животных в Вешняках
Тексты
5 мая 2016, 12:03
5266 просмотров

Планировка приюта «ЭКО Вешняки». Фото: Медиазона

Несколько суток зоозащитники и активисты прорывались на территорию московского приюта для животных «ЭКО Вешняки», а затем выводили и выносили на руках грязных, полуживых собак и кошек. По официальным данным, в приюте погибли несколько десятков животных, возбуждено уголовное дело о жестоком обращении. «Медиазона» рассказывает о противостоянии в Вешняках и о сети приютов «ЭКО», много лет заключающей контракты с государством на отлов животных в Москве.

«Куда она убежала? Кто-нибудь ее видит?» — девушка водит фонариком по сухой высокой траве между деревьями. Несколько человек стоят на обочине дороги и всматриваются в темноту. В кустах что-то мелькнуло, и луч фонаря выхватывает небольшую хрупкого телосложения собаку, похожую на левретку, трусливо прижавшуюся к земле. Люди осторожно обступают ее со всех сторон, после непродолжительной возни накидывают на шею ошейник и за поводок ведут к припаркованному неподалеку автомобилю.

В три часа ночи в пятницу, 29 апреля, на улице Первой Маевки в московском районе Вешняки многолюдно: зоозащитники, волонтеры и сочувствующие подступили к воротам приюта БАНО «ЭКО Вешняки», где в среду полицейские обнаружили более 40 трупов погибших животных — 29 кошек и 12 собак. Многие прихватили с собой перевозки для животных и теперь они свалены в кучу рядом с забором приюта. «Там есть котята? Мне бы очень хотелось взять котеночка. Рыженького», — мечтательно говорит подруге девочка-подросток. Ночью на улице довольно свежо, но возле приюта отчетливо ощущается запах разлагающейся плоти.

«Коридор! Дайте коридор!» — проносится по толпе. Из приоткрывшейся калитки, ведущей в приют, выходит пара молодых людей, на руках у мужчины сидит беспокойно озирающийся лохматый пес. Люди расступаются, пропуская их. «Какой хороший!» — кто-то в толпе старается дотянутся до собаки, чтобы ее погладить. Калитка тем временем захлопывается, лязгает задвижка и толпа снова смыкается перед воротами.

«Это не наше, это подкинули»

Сведения о том, что в приюте «ЭКО Вешняки» обнаружены более 300 мертвых животных впервые появились в четверг, 28 апреля, в фейсбуке волонтера Татьяны Черниковой, затем новость об этом была опубликована на сайте «Вести.ru». По информации издания, ссылавшегося на слова волонтеров, причиной смерти животных стали антисанитарные условия содержания, некачественный корм и неоказание должной ветеринарной помощи. Сообщалось, что трупы бездомных животных сотрудники приюта планируют тайно вывезти вечером 28 апреля. Позже собравшиеся в Вешняках предположили, что информацию распространял один из работников приюта, которому не выплатили зарплату.

Администрация благотворительной автономной некоммерческой организации (БАНО) «ЭКО», в ведении которой находятся несколько приютов в Москве, категорически отрицала, что животные погибли по вине их сотрудников в Вешняках. Общение с журналистами взяла на себя управляющая Анжела Богачева. Вера Петросьян, возглавляющая сеть приютов, от комментариев отказалась.

«Одна собака у нас действительно от своей естественной смерти умерла, а все остальное — это надо разбираться откуда. Это не наше, это скорее всего подкинули, потому что здесь идет явно рейдерский захват территории приюта — не самого приюта, не животных», — поясняла Богачева в интервью ТВЦ. По ее словам, 28 апреля на приют напали «непонятные» пьяные молодые люди «с тряпочками на лице». Они бегали по территории приюта, «как саранча», и, по выражению Богачевой, «устроили в приюте Шанхай». Эти молодые люди рвались в комнату, где позже были найдены тела собак. «То есть они знали, за чем шли», — констатировала Богачева.

Анжела Богачева, кадр телеканала ТВЦ

Молодые люди, о которых говорит управляющая, — представители «Альянса защитников животных». Они приехали к приюту после того, как в СМИ и соцсетях появилась информация об обнаруженных трупах животных. Вместе с зоозащитниками они окружили ворота «ЭКО Вешняки». Одному из активистов удалось пробраться на территорию приюта через крышу и сделать несколько фотографий, прежде чем его поймали. Через прорези в заборе было видно, как охранник грубо толкает его в грудь и бьет по голове. С криками «Наших бьют!» рассерженная толпа вырвала часть металлических ворот, однако от окончательного прорыва на территорию приюта толпу остановили сотрудники полиции. Через отверстие в выломанных воротах охрана «ЭКО Вешняки» поливала активистов пеной из огнетушителя. На следующий день проем забаррикадировали мешками с мусором и досками.

«Мы — зоозащитная организация, мы наоборот спасаем. Мы этим занимаемся с 1997 года. Здесь идет, скажем так… Были угрозы в нашу сторону, не знаю, как сказать правильно. В плане “мы вас из Москвы выгоним, вы здесь больше работать не будете, мы вас посадим”. То есть постоянно мы слышали в свой адрес, начиная с 2010 года», — рассказала Богачева.

По словам управляющей, угрозы поступали как от «фирм», так и от «жителей каких-то определенных».

«Есть группа лиц, одни и те же, которые постоянно строчат жалобы везде, причем иногда с одного IP-адреса это все идет, и текст один и тот же, только подписи разные. Причем даже иногда Питер, Дальний Восток и все остальное — то есть это невозможно, чтобы они в приюте были — и потом писать такой текст, который не соответствует действительности. Это вранье. Это провокация была вчера, и спланированная провокация. Нам потом народ стал говорить, что это в интернете они все раньше где-то согласовывали друг с другом. Здесь идет речь о том, чтобы нас отсюда убрать, из города Москвы именно конкретно полностью и привести другую фирму», — объясняла происходящее Богачева.

Два дня управляющая находилась на территории приюта и вместе с охранниками обороняла ворота. Когда зоозащитники все-таки проникли внутрь, Богачева не позволила снять с пола несколько досок и убедиться, что под ними не спрятаны трупы животных. «Мне начхать, что вы там хотите посмотреть, что там вот с вашим мнением, глубоко, с большой колокольни. Вы собачек спасли? Замечательно. Зачем рушить мое имущество?» — возмущалась она.

Активисты отмечали, что во время штурма приюта на его территории находился глава управы района Вешняки Павел Бида. По словам волонтера, пожелавшего сохранить анонимность, именно Бида помешал людям проверять возможные места захоронения животных вокруг территории приюта, угрожал вызовом полиции и административным арестом.

Трупы животных вывезли 28 апреля, сотрудниками полиции были составлены сорок четыре акта. Тела животных перетащили в кузов грузового автомобиля. Желающим предлагали заглянуть внутрь, но большинство отказались.

Фото: Медиазона

Блокада приюта

Забрать животных из «ЭКО Вешняки» администрация приюта разрешила днем в пятницу, 29 апреля. Вечером того же дня сотрудники МЧС установили у стен приюта обогреваемый шатер, электрогенераторы, копировальные машины для снятия копий паспортов и договоров, привезли еду и кипяток. Каждый, кто хотел взять животное из приюта домой, заполнял договор и занимал очередь. На территорию пускали по одному человеку, вечером и ночью — небольшими группами. Забрать разрешали только одно животное. Щенков разобрали почти сразу, затем из вольеров не без труда вытаскивали частично парализованных собак, кошек без глаз и хвостов.

«Девочки, мальчики, умоляю вас, когда зайдете, ищите кошек на вторых этажах, они там в пакетах лежат, задыхаются!» — прокричала выходящая с территории женщина стоящим в очереди. Позже еще несколько человек передали информацию о находящихся на территории приюта животных при смерти, завязанных в мешки и пакеты. Другие никаких подозрительных мешков в приюте не видели.

Собак одну за другой выводили из приюта на поводках и выносили на руках. Из-за забора доносился лай, особенно нервные животные громко скулили и повизгивали. «Да откройте вы эти ****** [чертовы] ворота!» — не выдержал кто-то в толпе.

Несколько сотен человек блокировали главные ворота приюта и совершали регулярный обход территории, опасаясь, что сотрудники «ЭКО Вешняки» попытаются вынести трупы животных через задние калитки или перебросить их через забор. Люди, крадучись, ходили вдоль стен, выискивая замаскированные выходы, подкопы и свежевскопанные участки земли. Некоторые залезали на заграждения, освещая участки территории приюта. «Ничего не видно, только полчища крыс, везде крысы», — вздохнул один из волонтеров, выключив налобный фонарь.

Тяжелый запах гниения распространялся далеко за пределы территории, крысы периодически выбирались из-под забора и прятались обратно — их в «ЭКО Вешняки» действительно очень много. Через небольшие прорези в зеленом металлическом заборе было видно, как внутри перемещаются люди, сотрудники приюта постоянно с кем-то созванивались. Иногда собаки за забором заливались громким лаем и снова замолкали.

Волонтеры, окружившие приют, не собирались оставлять дежурство до тех пор, пока им не отдадут всех оставшихся животных, а органы следствия и экспертные группы не проведут все необходимые, по их мнению, проверки.

«Были вызваны ветеринарные службы, которые зафиксировали гибель животных, была прокурорская проверка, прокуратура здесь присутствовала. Трудно дать оценку тому, как они провели обследование территории, но тем не менее, минут 15-20 они находились и зафиксировали гибель животных, сначала пяти. Позднее вышел представитель полиции и сказал о том, что сорок один, к сожалению, труп. Это не частная территория, как мы понимаем, но вместе с тем люди, которые представляют управляющую компанию и Петросьян, откровенно говоря, зомбированы, и считают, что происходит рейдерский захват», — рассказала волонтер Кожуховского приюта Светлана.

За действиями волонтеров у стен приюта с четверга наблюдали полицейские. Время от времени в толпе начинали возмущаться, что сотрудники МВД не препятствовали совершению насилия над животными, а, напротив, содействовали затягиванию процедуры выдачи собак и кошек, отказываясь пропустить в приют всех активистов сразу.

«Если бы вы сейчас были в гражданском, на какой стороне бы вы были — на нашей или на их?» — обратилась одна из женщин к полицейским, охраняющим калитку. «Да у них приказ. В конце концов, они же ответственны за вас, вдруг вас там собака покусает!» — парировала другая.

В ночь на субботу сотрудники приюта приводили все новые аргументы, чтобы убедить толпу разойтись, но каждая такая попытка, казалось, все больше воодушевляла людей. В ответ на сообщение, что кошки разбежались по территории приюта и отлавливать их придется в открытом пространстве, у калитки тут же появились люди с переносками и фонарями, готовые поймать разбежавшихся животных. На заявление, что все оставшиеся собаки дикие и нападают на людей, тут же ответили вызовом профессиональных ловцов и кинолога. Охранники пытались пугать толпу и «убогими», «полумертвыми экземплярами», но желание забрать таких животных изъявило достаточное количество людей. Наконец, сотрудники приюта сообщили, что собак на территории больше не осталось. Конец фразы потонул в доносящемся из-за забора лае. Люди, выстроившись в очередь, продолжали требовать пустить их внутрь.

К утру субботы, 30 апреля, животных в приюте «ЭКО Вешняки» не осталось. На территорию для осмотра вольеров пустили несколько человек — чтобы оставшиеся зоозащитники, наконец, успокоились и отошли от ворот. Прогнившие доски на полу опустевших вольеров были покрыты толстым слоем прелого сена, перемешанного с экскрементами. Один из вольеров оказался заперт на цепь с замком, внутри — отдельная темная комната с тяжелой дверью, пол присыпан опилками, которые, очевидно, последний раз меняли очень давно. Три собаки, лежавшие на полу комнаты, не отреагировали ни на открытую дверь, ни на свет, ни на людей.

В одном из подсобных помещений приюта обнаружилась маленькая комната, вход в которую замаскирован под шкаф-стеллаж. На полках в комнате находились бумаги, журналы учета поступления собак, ветеринарные книги, журналы вакцинаций и кадровые документы. Волонтеры, дежурившие у приюта, сообщали о наличии на территории подвала, в котором, предположительно, прятали больных животных во время посещений приюта посторонними. Найти этот подвал оказавшимся внутри активистам не удалось.

Управляющая Анжела Богачева, сопровождавшая зоозащитников во время проверки, взмущалась: проверяющие лишь «ломают все тут и там» и не понимают, что приют ремонтировался на «собственные средства».

Фото: Медиазона

Госконтракты и дело о мошенничестве

Благотворительная автономная некоммерческая организация по спасению животных (БАНО) «ЭКО» была зарегистрирована в Москве в 1997 году. Учредителем выступили межрегиональный благотворительный общественный фонд «Спасение животных», Анжела Богачева, Владимир Федоринов, Вера Петросьян и ее сын Дмитрий, следует из выписки Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). Вера Петросьян занимает должность президента БАНО «ЭКО». На сайте организации сообщается, что на попечении БАНО «ЭКО» находятся почти 10 тысяч бездомных животных. В Москве у Петросьян, по данным с сайта организации, два частных приюта — в Вешняках и Царицыно. На портале открытых данных правительства Москвы указано, что Петросьян руководит еще двумя приютами в Юго-Восточном округе и одним в Южном округе.

В качестве основной деятельности организации указано предоставление социальных услуг без обеспечения проживания. В качестве дополнительной деятельности фигурируют, например, услуги в области животноводства, розничная торговля домашними животными и кормом для животных, ветеринарная помощь, организация похорон домашних животных и предоставление связанных с ними услуг.

Начиная с 2001 года, когда БАНО «ЭКО» выделили 250 тысяч рублей на содержание бродячих животных в приюте в Вешняках, московские и муниципальные власти оплачивали организации ветеринарные работы, проведение хирургических операций бездомным животным, их карантинование, отлов и содержание бездомных питомцев, а также услуги по охране живой природы. В московских поселениях Филимонковское и Марушкинское местные власти оплатили БАНО «ЭКО» отлов, стерилизацию, чипирование и содержание в приюте собак и кошек.

Информация о госконтрактах, заключенных БАНО «ЭКО» до 2011 года, на сайте госзакупок отсутствует. Однако на сайте «ЭКО» говорится, что это «единственная благотворительная зоозащитная организация, которая с 2001 года участвует в городской программе по гуманному регулированию численности бездомных животных».

Летом 2006 года организации выделили 15 млн рублей за счет средств «Внешторгбанка» на строительство еще одного приюта для в Южном округе Москвы на 1,5 тысячи животных с ветеринарной клиникой. Позже источником финансирования строительства стал банк ВТБ.

В 2014 году в отношении Веры Петросьян возбудили дело о мошенничестве с бюджетными средствами. Растрата составила почти миллион рублей. По данным «Комсомольской правды», Петросьян частично признала вину в использовании не по назначению бюджетных средств, выделенных в 2013 году на содержание бездомных животных. Дело расследовало Главное следственное управление московской полиции. Подозреваемыми были также соучредитель БАНО «ЭКО» Анжела Богачева, замдиректора ветеринарного центра «Лига» Александр Ткачев-Кузьмин и его коллега Наталья Лапшина.

По версии следствия, подозреваемые подделывали документы об отлове животных, справки о чипировании и документы о стерилизации. В июле 2014 года дело переквалифицировали с части 3 статьи 159 УК (мошенничество в крупном размере) на статью 159.4 УК (мошенничество в предпринимательской сфере) — с тяжкого на преступление средней тяжести. В первом случае Петросьян грозило до шести лет лишения свободы, во втором — до трех.

По словам волонтеров приюта, преступная схема была устроена следующим образом: пойманных бездомных собак сначала привозили в один приют БАНО «ЭКО», затем в другой, третий. В каждом собаку регистрировали как новую. Кроме того, по словам активистов, некоторым животным каждый год вшивали новый чип и также регистрировали как недавно пойманных. «Я предоставила следствию расчетные таблицы о перемещении собак в "ЭКО". Из нее видно, что там сплошь фикция и "карусели"», — рассказывала КП активистка Татьяна Павлова.

Один из учредителей БАНО «ЭКО» — фонд «Спасение животных» — в июне прошлого года прекратил свою деятельность по решению суда. Сама Петросьян, частично признавшая вину, была амнистирована.

Вера Петросьян фигурирует в качестве соучредителя в нескольких компаниях. Одна из них зарегистрирована по месту «массовой» регистрации компаний (всего 47 юрлиц, по данным СПС «Право»; база «Контур-фокус» насчитывает еще больше, но с учетом уже не действующих юрлиц), другую возглавлял «массовый» руководитель. Эти компании не получали госконтракты. ООО «БАНО ЭКО», учрежденная Петросьян совместно с Александром Хромовым, занимается торговлей зерном, семенами и кормами для сельскохозяйственных животных, розничной торговлей фармацевтическими товарами, косметикой, домашними животными и кормом для них, чаем, кофе, какао, а также оказывает ветеринарные услуги.

Вера Петросьян также возглавляет фонд по спасению животных «Академия экологии». Учредителями организации стали несколько профильных НКО, в том числе БАНО «ЭКО». Среди видов деятельности указано разведение животных, а также «охота и разведение диких животных, включая предоставление услуг в этих областях».

Вместе с Дмитрием Петросьяном президент БАНО «ЭКО» учредила еще три компании по производству и продаже кормов для животных (ООО «Производственные технологии», ООО «Победитель», ООО «БАНО АЛЬТ» в Петербурге). В двух из них участвует Александр Хромов, первую он возглавляет.

В Калужской области на Веру Петросьян зарегистрирована компания ООО «ВЕРА», занимающаяся добычей гравия, песка, глины и производством строительных материалов. Один из волонтеров приютов «ЭКО» Наталья Борисова рассказывала КП, что руководство организации сообщало о привозе бездомных собак из Калужской области для выполнения плана отлова в Москве.

Петросьян единолично владеет ООО «ВЭЛЛ» (ЗАО «ВЭЛЛ» ранее была ликвидирована). Согласно ЕГРЮЛ, эта компания консультирует по вопросам коммерческой деятельности и управления. Среди дополнительных видов деятельности указаны: оптовая торговля оборудованием, торговля мясом, мясом птицы, живыми животными, шкурами и кожей, фруктами и овощами; торговля алкоголем и табачными изделиями.

До 2015 года Петросьян также была соучредителем ООО «Абсолют». Гендиректором компании выступал Яков Кияшко, который в базе «Контур-фокус» указан как «массовый» руководитель: он числится или числился руководителем более 250 юрлиц. В качестве основного вида деятельности «Абсолюта» называлась оптовая торговля кормами для домашних животных. Осенью эта компания было исключена из ЕГРЮЛ как прекратившая деятельность.

Согласно данным с сайта госзакупок, с 2011 по 2016 год организация Веры Петросьян БАНО «ЭКО» получила 64 госконтракта почти на миллиард рублей (998 464 300, 53 рублей). Контракты на 175,5 млн рублей были заключены в 2015–2016 годах, то есть уже после амнистии Петросьян по делу о мошенничестве с бюджетными средствами. Большинство средств БАНО «ЭКО» выделяли из бюджета Москвы. Основные заказчики — дирекции жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Юго-Восточного, Южного, Юго-Западного, Северо-Западного и Центрального округов Москвы, а также Зеленограда. При этом «ЭКО» не имеет своих приютов ни в Северо-Западном, ни в Центральном округах, ни в Зеленограде.

Почти в половине случаев БАНО «ЭКО» была единственным претендентом на госконтракт. Еще в девяти случаях конкурентом организации выступало ООО «Служба стерилизации бездомных животных», а в одном — Ветеринарная клиника «Мовет»; соучредитель первой компании и директор второй — Александр Ткачев-Кузьмин, проходивший с Верой Петросян по одному уголовному делу. Он же совместно с Петросян является соучредителем компании «БАНО Альт». Кроме того, Ткачев-Кузьмин был одним из основателей фонда «Спасения животных», который выступил соучредителем БАНО «ЭКО», а сейчас является вице-президентом российской Ассоциации практикующих ветеринарных врачей. Еще в одном случае Вера Петросьян и ее БАНО «ЭКО» конкурировала за госзаказ с ЗАО «ВЭЛЛ». Главой и единственным учредителем этой компании была тоже Вера Петросьян.

На сайте Минюста опубликованы лишь два отчета БАНО «ЭКО» как некоммерческой организации за 2011 год. В первом указано, что она потратила за год более 88 млн рублей из средств, полученных от «продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг» от граждан РФ или российских организаций. Графа израсходованных средств, полученных из бюджета России или субъектов, осталась пустой. Из второго отчета следует, что в том же году источниками формирования имущества БАНО «ЭКО» были поступления от российских и иностранных граждан, от российских компаний и НКО, а также доходы от предпринимательской деятельности. «Средства федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ, бюджетов муниципальных образований» не были выбраны как один из источников финансирования.

Кроме того, в базе Минюста отсутствуют отчеты о деятельности другой НКО, в которой Петросьян является президентом, — благотворительного фонда «Академия экологии». Согласно ЕГРЮЛ, эта организация занимается ветеринарной деятельностью, а один из дополнительных видов деятельности — «охота и разведение диких животных, включая предоставление услуг в этих областях».

Согласно законам правительства Москвы о бюджете города за соответствующие годы, в 2011-м на регулирование численности и содержание безнадзорных животных выделили 756 млн рублей, в 2013 — 717,9 млн рублей, в 2015 — 675 млн рублей, а в этом году — 653 млн рублей.

Проверка и уголовное дело

По словам управляющей приюта Богачевой, в «ЭКО Вешняки» содержались 280 животных. В «Альянсе защитников животных» говорят, что их было около 500. Некоторых собак и кошек москвичи взяли домой, кошек увез в Калужскую область кошачий приют, собак забирали сотрудники приюта благотворительного фонда защиты животных «Бим» и Кожуховского муниципального приюта. Последние перевезли к себе 66 собак, которые сейчас находятся на карантине.

30 апреля мэр Москвы Сергей Собянин сообщил, что «в связи с безобразным инцидентом в “ЭКО Вешняки”» он поручил проверить работу всех приютов для животных в Москве. «Бездомные животные в Москве — серьезная проблема, но издеваться и наживаться на них не позволительно», — пояснил в своем твиттере глава города.

По факту гибели животных проверку проводила прокуратура совместно с работниками МВД, специалистами управления Роспотребнадзора и департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы. Позже к проверке пообещали подключиться и депутаты Мосгордумы.

«Мы много лет боремся с Петросьян и наконец-то эта тема достигла общественности, наконец-то мы сможем разобраться и с другими ее приютами. Мы будем проверять все приюты, которые так или иначе могут за ней числится. Ну и, конечно, большой плюс, что правительство Москвы принимает участие в расследовании и сложившаяся ситуация выходит за рамки постов в социальных сетях. У нас появилась возможность привлекать не только активистов-зоозащитников, но и всех жителей города Москвы, которые остались удивительно неравнодушны к этой проблеме», — сказала волонтер Кожуховского приюта Анастасия Носанова.

Трупы животных доставлены на экспертизу в государственное бюджетное учреждение (ГБУ) «Московская станция по борьбе с болезнями животных» («Мосветстанция»). Зоозащитница Дарья Львова в разговоре с «Медиазоной» отметила и назвала подозрительным тот факт, что заказчиком экспертизы является БАНО «ЭКО».

Череп собаки, найденный на территории приюта. Фото: Медиазона

«Администратор клиники довольно долго отказывался от комментариев. Позже он все-таки подтвердил, что трупы находятся у них. Он сказал, что трупы собак утилизируют после вскрытия. Экспертиза еще не проводилась, потому что у них нету разрешения. Нам сказали звонить в клинику 6 мая и предупредили, что примерная дата готовности официального результата — 10 мая», — рассказала Львова.

На форуме «Пес и кот» волонтеры призывают людей, забравших животных из «ЭКО Вешняки», ни при каких обстоятельствах не выбрасывать новых питомцев на улицу. «За прошедшие сутки стали поступать звонки от людей, которые забрали собаку или кошку из приюта в Вешняках. Забрали в порыве эмоций и сострадания. Но не все оказались готовы к тому, что животному требуется медицинское обследование и лечение, корректировка поведения, адаптация на новом месте. Животных начинают сдавать», — говорится в сообщении. Волонтеры просят привозить животных в приют Кожухово.

4 мая столичная полиция возбудила уголовное дело по факту жестокого обращения с животными в приюте «ЭКО Вешняки» (часть 1 статьи 245 УК). Полицейские выясняют личности всех причастных к гибели животных.

В управе района Вешняки «Медиазоне» сообщили, что сейчас приют Петросьян фактически не функционирует. «Мы отслеживаем развитие событий, но разговаривать лучше не с нами, а с органами, которые ведут следствие. Можем только сказать, что по данному адресу животных нет уже с субботы. Новых животных туда некуда привозить, никто там приема больше не ведет», — пояснили в управе.

Волонтеры, которые приехали к приюту в четверг, 5 мая, сообщают, что на месте работают строители и готовят территорию под снос. По их словам, там пройдет шестиполосная дорога и будет построена эстакада через железнодорожные пути.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей