245. Собаку съели — Медиазона
245. Собаку съели
ПрактикаФакты
30 июля 2015, 10:08
15227 просмотров
Иллюстрация: Аня Леонова
Почему действующая редакция статьи 245 УК — «Жестокое обращение с животными» — не останавливает садистов и догхантеров, а поправки, которые могли бы изменить такое положение дел, годами лежат под сукном Госдумы

До мая прошлого года у семьи Гуриных, проживающей на 8-м этаже многоквартирного дома в Одинцово, было трое домашних питомцев: взрослая овчарка по кличке Дик и две кошки — серая полуторагодовалая Ника и черный пятнистый котенок Киря. С появлением последнего в квартире Ника, которая и раньше отличалась своенравием, стала вести себя агрессивно и, по словам хозяев, начала нападать на людей.

Вечером 31 мая 2014 года супруги приехали с похорон друга семьи, вместе с которым Гурин служил в Афганистане. Мужчина, выпивший на поминках, прилег отдохнуть, когда овчарка погналась за Никой. Спасаясь от собаки, кошка запрыгнула на диван, где лежал Гурин, расцарапав ему лицо и грудь. Разъяренный мужчина вскочил, схватил Нику за шкирку, вынес на балкон и швырнул вниз. Затем Гурин пошел в ванную, умылся и рассказал жене о случившемся. Семья еще раз помянула покойного друга и села ужинать.

Труп разбившейся кошки под окнами квартиры нашла местная жительница, в момент гибели животного кормившая голубей. Раздавшийся шлепок вспугнул птиц; женщины, сидевшие на лавочке у дома, закричали. Соседка положила мертвую кошку в коробку и отдала ее дворникам, а сама пошла ругаться с Гуриными. Позже она стала свидетелем на суде.

В ходе судебного процесса Гурин, которому было предъявлено обвинение по части 1 статьи 245 УК (жестокое обращение с животными), признал свою вину и полностью раскаялся в содеянном. Эти обстоятельства стали смягчающими, и в мае 2015 года житель Одинцово был приговорен к выплате семи тысяч рублей штрафа. На суде Гурин сообщил, что котенка Кирю он после случившегося отдал в добрые руки и держать дома кошек больше не собирается. Сейчас у него живут овчарка Дик и трехмесячный щенок по прозвищу Ветер.

В конце декабря прошлого года пьяный житель Кировской области В. Котляров напал на собственного полугодовалого щенка по кличке Барон. Двумя руками он принялся сжимать горло собаки, пытаясь вырваться, она укусила Котлярова за руку. Тогда мужчина взял кухонный нож и трижды ударил Барона в сердце.

В обвинительном заключении отмечалось, что Котляров действовал из корыстных побуждений — щенка он убил, чтобы съесть. Обвиняемый признал свою вину и попросил рассмотреть дело в особом порядке. Суд назначил Котлярову наказание в виде 240 часов обязательных работ.

Жительнице поселка Кузьмоловский Ленинградской области Ю. Галеевой какого-либо наказания за жестокое обращение с собственной кошкой удалось избежать. Следователи установили, что Галеева, «действуя умышленно, из хулиганских побуждений», а также «пренебрегая общественными нормами морали», схватила свою персидскую кошку Луну за холку и выбросила ее с балкона 14-го этажа, в результате чего 9-летнее животное получило травмы, не совместимые с жизнью. Но Галеева попала под постановление об амнистии, объявленной в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов.

«Мертвая статья»

По данным «Левада-центра», домашних животных держат 59% россиян. В ходе другого опроса 89% опрошенных сказали социологам, что любят животных, 87% — что животных следует оберегать от жестокого обращения; столько же респондентов считают своих питомцев членами семьи.

Взаимоотношения человека и других видов в России сегодня регулирует статья 245 УК, предусматривающая наказание за жестокое обращение с животными, «повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних». Максимальное наказание за это правонарушение — штраф в размере до 80 тысяч рублей или арест на срок до полугода. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наказываются штрафом в размере от 100 до 300 тысяч рублей, либо лишением свободы на тот же срок.

По данным Департамента судебной статистики, по части 1 статьи 245 УК в 2014 году были осуждены 68 человек, по части 2 – девять человек. Ежегодно в России регистрировались бы сотни тысяч преступлений, которые можно квалифицировать как жестокое обращение с животными, если бы соответствующая статья УК была сформулирована иначе, считает член правления Российского общества защиты животных «Фауна» Илья Блувштейн.

«До привлечения к уголовной ответственности за жестокое обращение с животными в России доходят буквально единицы. Статью практически невозможно применить из-за квалифицирующих ее признаков – она сформулирована так, что преступление обязательно должно быть совершено либо из хулиганских побуждений, либо в присутствии малолетних и так далее. Если этих квалифицирующих признаков нет, то статью невозможно применить. Именно обязательность этих признаков существенно затрудняет возбуждение дел по жестокому обращению и делает статью просто мертвой», – говорит зоозащитник.

Другая проблема правоприменительной практики по статье 245 УК, считает Блувштейн — это формулировка, согласно которой жестокое обращение с животным должно повлечь за собой его гибель или увечье. Под норму статьи, таким образом, попадают только те случаи, когда животному отрезали лапу или выкололи глаз.

«Существуют такие истязания, которые причиняют даже больше вреда, чем увечья. Например, бывало такое, что злодеи перевязали морду собаки скотчем, и она больше недели бегала, не имея возможности ни пить, ни есть. В итоге у нее была повреждена печень, другие внутренние органы. Собака выжила благодаря усилиям волонтеров. Однако людей, сотворивших это с животным, нельзя было привлечь к ответственности – видимых увечий у собаки не было», — объясняет Илья Блувштейн.

Звериные законы

В конце мая 2015 года Прикубанский районный суд Краснодара прекратил уголовное дело в отношении 32-летнего Алексея Киселева, подвесившего шакала и енота под навесом автостоянки. Инцидент произошел на Рождество: животных Киселев поймал возле своей дачи под Приморско-Ахтарском, после чего решил снять с них шкуры. Оставив зверей под присмотром своего приятеля на стоянке, Киселев отправился отмечать христианский праздник. Шакал, несколько часов провисевший на 12-тиградусном морозе, погиб до того, как животных нашли прохожие. Енота, которого местные жители привезли к ветеринару, спасти также не удалось. Киселев был амнистирован.

Под амнистию попал и сын судьи из Ямало-Ненецкого автономного округа Елисей Владимиров, застреливший из пневматического пистолета белку на Елагином острове в Петербурге. На суде Владимиров пояснил, что животное само напало на него, вцепившись в ногу.

До сих пор правоохранительные органы не возбудили дело о жестоком обращении с животными в отношении сотрудников передвижного цирка, возивших по Анапе медвежонка на раскаленном капоте автомобиля. По рассказам очевидцев, медвежонка держали в наморднике и на цепи. Животное попыталось залезть в окно машины, однако сидевшие внутри двое мужчин выталкивали его обратно. Сотрудники Азово-Черноморской межрайонной природоохранной прокуратуры провели доследственную проверку, после которой изъяли медведя и передали его в местный зоопарк «Балу».

Согласно статье 137 Гражданского кодекса, к животным применяются общие правила об имуществе — постольку, «поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное». При этом в статье оговорено, что «при осуществлении прав не допускается жестокое обращение с животными, противоречащее принципам гуманности». Тем не менее, в России не существует документа, определяющего гуманное или жестокое обращение с домашними или дикими животными, содержащимися в неволе.

В 1999 году Госдума во всех трех чтениях приняла проект закона «О защите животных от жестокого обращения», призванный укрепить правовой статус животных, а также нравственность и гуманность общества. Закон был одобрен Советом Федерации, однако, в начале 2000 года Владимир Путин, исполнявший тогда обязанности главы государства, законопроект по какой-то причине отклонил. В 2008 году документ сняли с депутатского рассмотрения.

Еще один законопроект, получивший название «Об ответственном обращении с животными», находится на рассмотрении Госдумы уже почти пять лет. В 2011 году он даже прошел первое чтение, но с тех пор, как руководителем рабочей группы профильного комитета был назначен депутат Госдумы от ЛДПР и зампред парламентского комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Максим Шингаркин, рассмотрение законопроекта было приостановлено.

Так и не принятый законопроект предписывает относиться к животным «как к чувствующим существам, способным испытывать страх и боль»; человек, взявший на себя ответственность за животное, должен удовлетворять потребности питомца – физиологические, пищевые и поведенческие. В документе уточняется, что животные защищены законом от жестокого обращения, страданий и жестокого умерщвления. Помимо прочего, проект предусматривает запрет на пропаганду жестокого обращения с животными. В нем также оговаривается запрет на отстрел бездомных животных – после отлова безнадзорного животного его следует стерилизовать, а затем поместить в приют или вернуть на прежнее место обитания.

Сам Шингаркин пояснил, что законопроект, призванный защитить животных от жестокого обращения, на данный момент не может быть доработан из-за «юридических тонкостей». Из-за бездомных животных на плечи коммунальных служб и местных властей ляжет слишком большая ответственность, считает он.

«Собаки и кошки в России жителями не являются. Согласно гражданскому кодексу, животные у нас значатся как имущество. Оно бывает бесхозным, например, крысы, бегающие по помойкам, бывают городскими. На муниципалитеты возлагается ответственность по кормлению, защите и обеспечению других мер безопасности», – пояснил свою точу зрения депутат.

Право на расследование

Особо жестокие расправы над животными зачастую вызывают негодование не только зоозащитников, но и всего общества. Однако резонанс от таких преступлений обычно мало влияет на строгость приговора, отмечает Блувштейн.

1 апреля 2015 года Первореченский суд Владивостока вынес решение по делу 31-летнего догхантера Данила Кислицына. По сведениям «Комсомольской правды», Кислицына на улице опознала местная жительница, она же вызвала полицейских. При задержании у мужчины в рюкзаке была обнаружена колбаса, напичканная медикаментами, веревки и пластиковые хомуты, с помощью которых он душил щенков и мелких собак, газовые баллончики, а также записная книжка с адресами, которые догхантер считал «проблемными». Дома у Кислицына нашли два пистолета, ружье и упаковки из-под лекарственных средств.

Психолого-психиатрическая экспертиза показала, что догхантер абсолютно вменяем. По данным местных СМИ, на счету Кислицына может быть до тысячи убитых животных, однако на судебном процессе рассматривались всего девять эпизодов: в мае 2014 года, по данным следствия, он отравил троих собак в районе библиотеки имени Горького и двух — недалеко от железнодорожной станции Первая речка. В июне Кислицын подбросил отравленную еду еще троим животным.

По словам местной зоозащитницы Оксаны Большаковой, Кислицын был активным пользователем интренет-форумов, где публиковал комментарии под ником TRUCKER.

«Он звонил людям, которые занимаются защитой животных, и говорил, что добил бы тех животных, которых мы спасли. 27 мая 2013 года мне позвонила Ольга, еще одна зоозащитница, и рассказала, что около библиотеки отравили трех собак. Они в судороге, в пене — все синдромы отравления. Трупы лежали примерно в одном месте — вокруг автозаправки, у библиотеки. Рядом детская площадка, и люди жаловались, что дети просто в истерике проходят мимо одной из собак — кормящей суки. На нее садились вороны, клевали труп. Иных внешних повреждений на собаках не было. Трупы мы не закопали до приезда полиции. В нашей практике это далеко не первый случай», — рассказывала Большакова, свидетельствовавшая против догхантера на суде.

По итогам судебного разбирательства Первореченский суд Владивостока приговорил Кислицына к выплате штрафа в размере 20 тысяч рублей.

«Суд выбрал смешное наказание для этого человека, хотя на его счету не только гибель животных, но и несчастье других людей. Такое решение суда, хотя хорошо, что дело вообще дошло до суда, подкрепляет веру живодеров и догхантеров в собственную безнаказанность», — говорит зоозащитник.

Блувштейн объясняет: сегодня жестокое обращение с животными является преступлением небольшой тяжести, а значит, его раскрытием занимаются не следственные органы, а участковые, которые не имеют полномочий назначать какие-либо экспертизы. Перевод статьи в разряд преступлений средней тяжести позволил бы не только ужесточить наказание за издевательства над животными, но, что важнее, сделал их предметом профессионального расследования, считают в «Фауне».

В 2013 году существенно ужесточить наказание по статье 245 УК, по словам зоозащитника, предлагали в ГУ МВД Москвы. Поправки, предложенные столичными полицейскими, несколько меняют формулировку самой статьи — согласно проекту, жестоким обращением с животными могут считаться действия, «повлекшие причинение им увечий, в том числе связанных с повреждением внутренних органов, либо повлекшие их гибель, а равно умышленное лишение животного воды или пищи, повлекшее его гибель». Это же деяние, совершенное в отношении двух и более животных, либо в присутствии малолетних, либо группой лиц, либо из хулиганских побуждений, либо с использованием своего служебного положения, полицейские предложили наказывать лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до 500 тысяч рублей. Блувштейн, по просьбе ГУ МВД по Москве принимавший участие в разработке поправок, называет их «на редкость толковыми», однако отмечает, что и этот документ был потерян в недрах Госдумы.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей