Н‑слово. В России стали наказывать за посты об «Умном голосовании» — таких дел все больше
Юлия Сугуева|Елизавета Нестерова
Н‑слово. В России стали наказывать за посты об «Умном голосовании» — таких дел все больше
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Дарья Серенко. Фото: личная страница в Facebook

После того как суд в Москве арестовал фем-активистку Дарью Серенко за публикацию поста с символикой «Умного голосования» похожее административное дело о демонстрации экстремистской символики завели на псковского муниципального депутата Николая Кузьмина, опубликовавшего снимок с Алексеем Навальным в 2017 году. «Медиазона» поговорила с правозащитниками о том, почему активистов по всей стране продолжают наказывать штрафами и арестами за публикацию логотипа с буквой «Н» и восклицательным знаком, несмотря на то, что его нет в перечне экстремистских материалов.

9 февраля фем-активистку и писательницу Дарью Серенко арестовали на 15 суток за пост с символикой «Умного голосования». Накануне полицейские задержали Серенко в московском кафе, ночь активистка провела в отделе, а на следующий день Тверской районный суд Москвы рассмотрел составленный на нее протокол по статье о демонстрации экстремистской символики.

Протокол составили из-за критического поста о кандидатке в Госдуму от «Единой России» Татьяне Буцкой. Серенко использовала скриншот из видео оппозиционерки Любови Соболь, на котором виден логотип «Умного голосования» — красный восклицательный знак в белом квадрате с синей рамкой.

В документе упоминается исследование АНО Центра содействия развитию гуманитарных экспертиз «Независимый эксперт», согласно которому логотип «Умного голосования» имеет «идентичное сходство и представляет собой изображение символики экстремистской организации: общественное движение "Штабы Навального"».

Пост признал экстремистским эксперт Данил Михеев. Он пришел к выводу, что «изображение, хоть и не несет призывов к активной деятельности, вместе с тем, с учетом подтекста изображения, свидетельствует о публичном демонстрировании символики экстремистской организации».

Как объясняет адвокат «Сетевых свобод» Станислав Селезнев, поскольку реестра экстремистской символики не существует, суды вынуждены каждый раз обращаться к экспертам. В решении Мосгорсуда, признавшего структуры Навального экстремистским, нет описания символики ни ФБК, ни штабов, нет их описания и в уставах самих организаций.

«И на всю страну есть один специалист, который в этом разбирается на сегодняшний день — это Даниил Юрьевич Михеев, 22-летний, кажется, житель города Солнечногорск. Во всех делах последних месяцев, связанных с запрещенной символикой, он у нас фигурирует в качестве эксперта, — говорит Селезнев. — Исследования его, конечно, поражают своей глубиной и количеством допущений, что противоречит законодательству об экспертной деятельности, но судам этого оказывается достаточно».

Как отметил глава «Агоры» Павел Чиков, Данил Михеев проводил экспертизы по административным делам московских нацболов и участницы Pussy Riot Марии Алехиной.

На следующий день после ареста Серенко, 10 февраля, полиция в Пскове составила протокол о демонстрации экстремистской символики на местного муниципального депутата Николая Кузьмина. В его случае поводом стали две публикации с надписью «Навальный 20!8» во «ВКонтакте».

На одном из опубликованных изображений Кузьмин стоит с Навальным на фоне баннера с надписями «Навальный 20!8» и 2018.navalny.com. На другой — инструкция, как пройти на встречу с политиком, состоявшуюся в Пскове в декабре 2017 года. На картинке есть надписи «Навальный 20!8» и «Пора выбирать».

По словам адвоката Серенко Даниила Бермана, никакой логики в действиях полиции нет, а это значит, что привлекать к административным делам за символику «Умного голосования» могут активистов по всей стране.

«Это спящие административные производства, в любой момент могут взять любого человека. Представьте себе, какое количество людей репостило "Умное голосование", там, наверное, сотни тысяч. То есть у них есть какой-то реестр, и там эти люди есть», — говорит Берман.

Наказание за восклицательный знак

После того как в июле 2021 года Мосгорсуд признал ФБК и штабы политика Алексея Навального экстремистскими организациями и запретил их деятельность в России, по всей стране начали штрафовать за символику связанных с оппозиционером проектов, даже если они — как и «Умное голосование» — не были внесены в список экстремистских материалов.

«Для этого нет совершенно никакой необходимости вводить какой-то специальный реестр, достаточно просто, чтобы этот символ соотносился у них в голове с какой-либо идеологией, которую они же сами признают экстремистской», — считает адвокат Берман.

В Ростове-на-Дону суды ранее также назначали арест за логотип «Умного голосования». В сентябре 2021 года журналиста местного издания «Голос» Игоря Хорошилова дважды арестовывали за публикацию логотипа проекта.

10 сентября Пролетарский районный суд Ростова-на-Дону признал журналиста виновным по статье о демонстрации экстремистской символики из-за репоста в фейсбуке, и назначил ему десять суток ареста. В протоколе отмечалось, что «Умное голосование» — проект ФБК.

20 сентября журналиста задержали на выходе из спецприемника и доставили в отдел полиции, где на него составили новый протокол по той же статье. Причиной снова послужил репост об «Умном голосовании». Как писал «Коммерсант», тот же суд установил, что 10 сентября «в непосредственной близости от здания отдела полиции №7» журналист со своего телефона разместил в фейсбуке изображение с символикой «Умного голосования». Хорошилову назначили еще 10 суток ареста.

Игорь Хорошилов. Фото: Василий Дерюгин / Коммерсант

В сентябре же Первомайский районный суд Ростова-на-Дону назначил пять суток сотруднице штаба кандидата от «Яблока» Белле Набисян за стикер «Умного голосования» в сторис. На следующий день областной суд заменил ей наказание на штраф в две тысячи рублей, поскольку закон запрещает арестовывать матерей с детьми младше 14 лет.

В других регионах за символику проекта ограничивались штрафами. Такие протоколы составляли на кубанского активиста Сергея Соломахина из-за покупки листовок об «Умном голосовании» — мужчину признали виновным в приобретении для сбыта символики экстремистских организаций и на экс-главу штаба Навального в Чебоксарах Семена Кочкина за пост в фейсбуке и два твита, в которых было «изображение, содержащие текст об "Умном голосовании"».

Иногда суды отказываются привлекать людей к ответственности по таким протоколам. Так было с экс-сотрудницей штаба Навального в Красноярске Натальей Петеримовой. В сентябре прошлого года на нее составили протокол из-за старых фото с логотипом «Н» и надписью «20!8» — символикой президентской кампании Навального 2018 года. Через два месяца Ленинский районный суд Красноярска оправдал бывшую активистку.

Часть судов в регионах действительно отказывается привлекать граждан к административной ответственности по этой статье, говорит адвокат Берман: «Они не понимают, в связи с чем они должны считать символику "Умного голосования" символом экстремистской идеологии и к тому же пропагандой экстремистской идеологии, потому что недостаточно просто его опубликовать, его публикация должна быть пропагандой экстремизма».

К ответственности привлекали не только из-за «Умного голосования». В ноябре прошлого года Георгиевский городской суд Ставропольского края оштрафовал местного жителя Самвела Аристакесяна из-за поста в инстаграме с символикой канала «Навальный LIVE». Канал не признан экстремистской организацией, но в решении говорилось, что его логотип «по степени смешения схож с символикой экстремистской организаций».

На прошлой неделе Московский районный суд Чебоксар оштрафовал на тысячу рублей блогера Алексея Радченко за пост с обложкой расследования ФБК. Он опубликовал скриншот заставки фильма «Он вам не Димон», на которой изображен бывший президент Дмитрий Медведев, название расследования, название Фонда борьбы с коррупцией и красная точка.

«Мы ждем еще тысяч, и тысяч, и тысяч, и десятков тысяч подобных дел»

Раньше по статье о публикации запрещенной символики привлекали в основном за посты со свастикой, говорит адвокат «Сетевых свобод» Станислав Селезнев.

«Во все регионы были разосланы исследования специалистов, которые говорили, что свастика — это такой крест с загнутыми краями, что это символ Третьего Рейха, фашистской Германии. В 2020 году закон немного изменился, хоть и есть ощущение, что не все судьи в курсе, — говорит Селезнев. — ЕСПЧ задал российским властям вопрос: а вы уверены, что всякая демонстрация нацистской символики должна вести к преследованию?».

Он напоминает о делах, связанных с мультфильмом «Том и Джерри», где на мышонка наложена символика Советского Союза, а на кота — Третьего рейха. За публикацию таких роликов составляли протоколы из-за демонстрации свастики, при этом содержание видеозаписей, в которых СССР неизменно побеждал нацистов, никак не оценивалось ни в самом протоколе, ни в экспертизах по этим делам.

По словам Селезнева, сейчас количество подобных дел сократилось. Однако, говорит он, после признания штабов Навального и ФБК экстремистскими организациями, «пошла волна дел по восклицательному знаку, красной точке, белой буквы "Н"».

Также Селезнев отмечает, что суды во всех делах, которые касаются Алексея Навального, полностью игнорируют правила о сроках давности — во время рассмотрения протокола в отношении Дарьи Серенко защита тоже указывала, что сроки давности привлечения ее к административной ответственности истекли.

По словам адвоката «Сетевых свобод», привлечение за посты, сделанные еще до признания структур Навального экстремистскими, противоречит позиции Верховного суда, который еще в 2011 году указывал, что преступления экстремистской направленности считаются совершенными (и срок давности по ним так должен учитываться) в момент публикации.

«Суды наши в отношении дел, связанных со структурами Алексея Навального, сроки давности не применяют никакие никогда. Помимо ВС есть судебная практика. Сотни решений судов по всей России: дела, связанные с публикациями в интернете — это не длящиеся преступления, — говорит адвокат. — Если в течение трех или двенадцати — в зависимости от статьи — месяцев с момента публикации человека не привлекли к ответственности, то извините. Штрафовать или сажать на 15 суток уже нельзя».

При этом Селезнев отмечает, что не связанные с политикой дела экстремистской направленности удается прекратить по срокам давности или в связи с тем, что отсутствуют признаки пропаганды.

«Мы ждем еще тысяч, и тысяч, и тысяч, и десятков тысяч подобных дел, — говорит адвокат. — В первую очередь, мониторятся страницы активистов. Сейчас выборочно будут привлекать их, потом они либо разъедутся, либо закончатся, придет время для простых пользователей. Потом мы ожидаем появления каких-то для полиции и прокуратуры средств автоматизации, как у Роскомнадзора, который автоматически выписывает штрафы в роботизированном фактически режиме. И тогда мы увидим резкое увеличение количества таких дел».

Сегодня проект «Сетевые свободы» выпустил доклад, в котором насчитал более 450 тысяч случаев, связанных с ограничением свободы интернета в России в 2021 года.

«Контрольная цель — полная зачистка рунета от любых критических замечаний, — говорит Селезнев. — Мы такие выводы и делаем в своем докладе. Словом года мы называем слово "Цензура"».

Редактор: Мария Климова

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей