Протест в местах лишения свободы. Сентябрь-ноябрь — Медиазона
Протест в местах лишения свободы. Сентябрь-ноябрь
Тюремный протестТексты
1 декабря 2016, 11:33
2309 просмотров

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

В сентябре заключенные ИК-44 в Кемеровской области объявили голодовку и потребовали направить на психиатрическую экспертизу майора Штойко, который обещал устроить в колонии «охоту на людей» и говорил, что его возбуждает вид крови. «Медиазона» собрала данные о коллективных выступлениях и акциях протеста в системе ФСИН, о которых пресс-служба ведомства и журналисты сообщали осенью 2016 года.

Сентябрь

В начале сентября в Кемеровской области заключенные исправительной колонии №44 вскрыли себе вены и объявили голодовку, протестуя против жестких условий содержания и неправомерных действий администрации. Родственники осужденных в разговоре с «Медиазоной» рассказали, что конфликт начался после того, как несколько человек заступились за сокамерника: тот сильно разбил голову, рвота указывала на возможное сотрясение мозга, однако оказывать ему медицинскую помощь надзиратели не спешили. После этого десять заключенных в ШИЗО объявили бессрочную голодовку.

В своем коллективном обращении заключенные колонии №44 требовали провести психолого-психиатрическую экспертизу в отношении майора внутренней службы Александра Штойко, который с прошлого года занимает в колонии пост заместителя начальника по безопасности и оперативной работе. По их словам, Штойко угрожал организовать «охоту на людей», а также неоднократно агрессивно высказывался в адрес заключенных. Так, в одном из разговоров Штойко якобы сказал: «Когда вы вскрываете себе вены, мне это нравится, меня возбуждает вид вашей крови». В другой раз он заявил: «Москали, вас надо бить и давить».

6 сентября для подавления акции протеста в колонию вошли сотрудники ОМОНа, сообщил представитель общественного движения «За права человека» и бывший заключенный ИК-44 Юрий Галле. По его словам, их появлению в колонии предшествовала гибель осужденного по фамилии Цапко, возглавлявшего Секцию дисциплины и порядка. В первых числах сентября тот умер при невыясненных обстоятельствах.

Спустя неделю после начала голодовки обеспокоенным родственникам заключенных разрешили повидаться с близкими. При этом в управлении ФСИН по Кемеровской области утверждали, что никаких внеплановых мероприятий в колонии не проводили. «Нам также неизвестно о массовом вскрытии вен в колонии, при том, что прокуратура обязана выезжать на каждый случай членовредительства», — уточнили в ведомстве.

22 сентября арестанты СИЗО-1 в селе Кызыл-Озёк (республика Алтай) «организовали массовые беспорядки, которые сопровождались погромами и уничтожением имущества». Об этом стало известно из сообщения республиканского управления СК, возбудившего дело по части 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках) и по части 3 этой же статьи (призывы к массовым беспорядкам).

В результате происшествия никто не пострадал, протестная акция была подавлена силами личного состава учреждения, уточнили в СК. В ведомстве не пояснили, что стало причиной протеста, однако отметили, что участники бунта действовали «с целью нарушения общественного порядка и дезорганизации деятельности».

Октябрь

1 октября несколько десятков заключенных объявили голодовку в исправительной колонии №2 в Рыбинске (Ярославская область). Уполномоченный по правам человека в Ярославской области Сергей Бабуркин, который получил несколько обращений осужденных, рассказал, что причиной их голодовки стало недовольство условиями содержания.

Несколько более предметно о причинах, побудивших осужденных начать акцию неповиновения, рассказало издание «ЯрНовости»: редакция получила письмо, в котором заключенные описывали «холод, сырость, туберкулез, полуголодное существование» в ИК-2. «Также люди жалуются на "тюремный беспредел", избиения и поборы с родственников осужденных», — отмечало издание. По разным данным, в голодовке участвовали от 35 до 50 человек.

В ходе проверки прокуратура Ярославской области не нашла нарушений в рыбинской колонии. При этом в ведомстве отметили, что в акции протеста принимали участие осужденные, содержащиеся в штрафном изоляторе, помещениях камерного типа и на строгих условиях содержания.

«Нарушений прав осужденных не выявлено. В целом, проверка показала, что действия заключенных по отказу в приеме пищи были направлены на дестабилизацию обстановки в колонии и вызваны ослаблением контроля со стороны сотрудников учреждения», — говорилось в отчете областной прокуратуры. К 10 октября ИК-2 работала в обычном режиме, а все заключенные принимали пищу, рапортовало надзорное ведомство.

27 октября издание Znak.com сообщило, что два отряда исправительной колонии №46 в Невьянске Свердловской области отказались от приема пищи в знак протеста против произвола администрации. На следующий день колонию посетили Светлана Мельникова и Сергей Кирилов из Общественной наблюдательной комиссии (ОНК). По их словам, шестерых заключенных, участвовавших в голодовке, вывезли из ИК-46. «Приехал сам начальник главка Патронов, привез пресс-службу, спецназ», — сообщил местный правозащитник Алексей Соколов. Когда наблюдатели попытались опросить одного из заключенных, утверждает Соколов, начальник колонии «прокричал осужденному, что он имеет право не говорить с членами ОНК»; сотрудники «постоянно перебивали общественников», когда те пытались заговорить с заключенными.

Позже стало известно, что осужденные обратились за помощью к свердловскому прокурору по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Александру Клементьеву. Они попросили дать оценку «законности действий администрации при применении к ним мер взыскания и рассмотрении вопроса о предоставлении длительных свиданий с родственниками».

В начале ноября областная прокуратура объявила, что все осужденные добровольно принимают пищу. Сотрудники ведомства обнаружили нарушения в проведении воспитательной и режимной работы сотрудниками ИК-46, а также «в части ведения служебной документации». Кроме того, были выявлены нарушения при применении к осужденным мер взысканий и поощрений, а также при предоставлении права на телефонные разговоры. Начальнику учреждения было поручено устранить нарушения.

Между тем, 31 октября, спустя несколько дней после начала протеста, ФСИН сообщила о смерти заключенного колонии №46. Осужденный, имя которого не называлось, умер 30 октября в 07:45 в палате медсанчасти. Другие заключенные не смогли пояснить, участвовал ли умерший в голодовке, и каким он страдал заболеванием.

Впрочем, на этом новости из свердловской колонии №46 не закончились. В ноябре заключенный Валерий Стрельников стал фигурантом нового уголовного дела. Формально поводом для возбуждения дела стал инцидент, произошедший еще в сентябре, когда Стрельников якобы ударил другого заключенного. Дело при этом возбудили лишь 18 ноября по статье 321 УК (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества) — после того, как Стрельников записал видеообращение к Владимиру Путину, в котором отказывался от российского гражданства в знак протеста против злоупотреблений администрации. Представитель регионального управления ФСИН Александр Левченко отрицал связь между возбуждением дела и публикацией обращения.

По информации Алексея Соколова, Стрельников и двое других заключенных, сообщавших о нарушениях в ИК-46, около месяца находятся в штрафном изоляторе.

Заключенные в российских колониях все чаще решаются на коллективный протест, при этом «способы действий осужденных и лиц, заключенных под стражу, становятся все более изощренными и агрессивными», считают в Минюсте. В связи с этим в ведомстве разработали поправки, согласно которым авиация Нацгвардии будет помогать ФСИН доставлять в отдаленные колонии спецназ для подавления беспорядков.

Чиновники Минюста утверждают, что заключенные «стремятся спровоцировать сотрудников учреждений на применение физической силы и специальных средств», пытаясь таким образом дискредитировать деятельность уголовно-исполнительной системы в глазах общественности. Кроме того, говорят в ведомстве, осужденные ставят под угрозу безопасность граждан в населенном пункте, где находится взбунтовавшееся учреждение.

Ноябрь

1 ноября активист Ильдар Дадин, отбывающий наказание за неоднократное нарушение порядка пикетирования (статья 212.1 УК) в исправительной колонии №7 в карельском городе Сегежа, сообщил, что сотрудники учреждения избили его после начала голодовки протеста. Дадин объявил голодовку, когда его перевели в штрафной изолятор; по утверждению администрации, он хранил запрещенные бритвенные станки и обращался к сотрудникам колонии на «ты». Сам осужденный инакомыслящий отмечал, что все записи о якобы допущенных им нарушениях «были сфабрикованы и основаны на откровенной лжи». Активист утверждал, что сотрудники колонии обещали его убить, если он будет жаловаться.

О пытках, которые к нему применялись, Дадин рассказал в открытом письме, опубликованном «Медузой». «Всего избивали за этот день (11 сентября — МЗ) четыре раза, по 10-12 человек одновременно, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО», — писал активист. На следующий день, по его словам, сотрудники колонии сковали ему руки за спиной и подвесили за наручники.

Во ФСИН применение силы к Дадину подтвердили, отметив, что заключенный «в грубой форме отказался выходить из камеры, принимать положение для обыска, стал хватать руками сотрудников за форменную одежду». При этом в ведомстве пообещали изучить видеозаписи с камер наблюдения. Однако, как стало известно позднее, часть видео была удалена «в связи с истечением срока хранения».

Сообщение об избиении Дадина имело огромный резонанс: под свой контроль ситуацию в карельской колонии взяла уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков пообещал, что о случившемся доложат Владимиру Путину. Следственный комитет объявил о начале доследственной проверки.

Вечером 1 ноября ФСИН сообщила, что у Дадина «не установлено ни единого телесного повреждения». Ведомство подчеркивало, что 12 сентября к заключенному-оппозиционеру действительно «были применены наручники», однако неправомерного насилия надзиратели не допускали.

Через два дня появились сообщения, что начальника колонии №7 Сергея Коссиева отстранили от работы, а его семью взяли под охрану. При этом представитель отдела кадров исправительной колонии сообщила, что глава учреждения находится в отпуске.

3 ноября Москалькова лично пообещалась с Дадиным и по итогам встречи заключила, что она верит и ему, и сотрудникам ФСИН. По словам омбудсмена, целесообразно было бы перевести Ильдара Дадина для отбывания наказания в другую колонию. От этого предложения Дадин позднее отказался.

7 ноября представители Совета по правам человека (СПЧ) встретились с активистом. Дадин подробно рассказал правозащитникам, как его пытали сотрудники колонии. Его слова о систематическом насилии в колонии комиссии СПЧ подтвердили и другие заключенные. По словам члена СПЧ Павла Чикова, в числе прочего они говорили об использовании громкой музыки для психологического воздействия на осужденных: «Врубают в восемь утра на полную "Прорвемся, опера" — и так до отбоя. И это все орет на максимуме. Кроме "Любэ" включают десятиминутную запись о правах и обязанностях осужденных. Динамики особые стоят для усиления звука».

Как стало известно 9 ноября, во время посещения колонии правозащитниками восемь заключенных из третьего отряда участка строгого режима влезли на крышу барака с плакатом «Люди, помогите», пытаясь привлечь внимание членов СПЧ. Однако сотрудники ФСИН быстро сняли их и вывезли в другую колонию, где, по их словам, избили за попытку пожаловаться правозащитникам.

Родственники других осужденных, отбывающих наказание в ИК-7, в разговоре с «Медиазоной» рассказывали, что сотрудники учреждения действительно регулярно избивают заключенных.

21 ноября группа заключенных исправительной колонии №25 строгого режима в городе Фролово Волгоградской области забаррикадировалась на территории учреждения. По словам родственников осужденных, таким образом их близкие протестовали против издевательств над одним из заключенных: его держали на морозе в наказание за нарушение режима. «Администрация издевается над осужденными: выводили на улицу (а на улице –12°), заводили в клетку и держали в ней три часа, когда были одеты очень легко. А потом начали избивать. Тем временем другие осужденные выбежали и начали защищать тех, кого избивают, и забрали их и убежали туда, где они все сидят (в дом, в барак)», — говорилось в сообщении, которое появилоась в группе поддержки семей заключенных «Любовь умеет ждать».

В управлении ФСИН по Волгоградской области сообщения об акции неповиновения в колонии опровергли. В ведомстве при этом признают, что между администрацией исправительного учреждения и осужденными одного из отрядов действительно возникла конфликтная ситуация, «связанная с отказом одного из осужденных выполнить законные требования сотрудников колонии». Некоторые осужденные оказали ему поддержку и угрожали администрации организацией массовых беспорядков, но конфликт «был разрешен» до приезда представителей главка в колонию, подчеркнули в ведомственной пресс-службе.

22 ноября в тюрьме, расположенной в городе Балашов Саратовской области, десять осужденных порезали себе предплечья. Причины акции протеста неизвестны. Во ФСИН полагают, что действия осужденных «носили демонстративно-шантажный характер и были вызваны несогласием выполнять законные требования сотрудников администрации учреждения, а также добиться послаблений режима содержания».

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей