«Фактически, я хочу восстановления территориальной целостности и России». Как статья 280.1 УК защищает Крым от Меджлиса и журналистов
Антон Наумлюк
«Фактически, я хочу восстановления территориальной целостности и России». Как статья 280.1 УК защищает Крым от Меджлиса и журналистов
Неделя сепаратизмаТексты
3 февраля 2017, 15:18
3948 просмотров

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

В завершение Недели сепартизма на «Медиазоне» Антон Наумлюк рассказывает, как расследуются «сепартистские» дела в Крыму, после присоединения которого в 2014 году российский УК и пополнился статьей 280.1 — призывы к нарушению территориальной целостности.

Рефат Чубаров, телевизор и Наталья Поклонская

В июне 2015 года УФСБ по Крыму и Севастополю начало расследовать дело в отношении председателя Меджлиса крымскотатарского народа, депутата Верховной Рады Украины Рефата Чубарова. Он обвинялся по части 2 статьи 280.1 УК — публичные призывы к нарушению территориальной целостности России с использованием СМИ либо электронных сетей. По версии следствия, Чубаров в интервью Пятому каналу предложил «готовиться к открытой войне России против Украины».

«Нам надо просто вернуть Крым. Для нас война закончится тогда, когда Крым будет в составе украинского государства», — сказал глава Меджлиса. Именно эта его фраза и стала поводом ко второму делу по новой «сепаратистской» статье УК: первое было возбуждено в сентябре 2014 года против краснодарской активистки Дарьи Полюдовой.

6 октября 2015 года Киевский районный суд Симферополя заочно арестовал Чубарова на два месяца «с момента его экстрадиции на территорию Российской Федерации, либо фактического задержания на территории Российской Федерации». При этом еще летом 2014 года ФСБ запретила ему въезд в Россию. Впрочем, Наталья Поклонская сразу после заочного ареста лидера Меджлиса это отрицала.

«Мы Чубарова ждем, пусть приезжает. Ему открыт въезд на территорию Крыма, российского, пусть приезжает. Органы предварительного следствия его здесь ждут», — говорила экс-прокурор.

«Таким образом, Российская Федерация, оккупировавшая Крым, квалифицирует мои действия как гражданина Украины, пытающегося всеми законными способами и действиями способствовать деоккупации Крыма, преступными» — комментировал решение симферопольского суда сам Чубаров. Он призывал правоохранительные органы Украины начать уголовное преследование следователей и прокуроров, причастных к возбужденному против него делу. С его материалами Чубаров не ознакомился, обвинительное заключение ему так и не вручили. В Симферополе интересы председателя Меджлиса по назначению представлял адвокат Алексей Леонов, который пытался обратить внимание на нарушения, допущенные следствием при идентификации человека, выступавшего в программе Пятого канала; суд его доводы не удовлетворили.

На какой стадии находится дело против Рефата Чубарова сейчас, неизвестно. В мае 2015-го глава Меджлиса стал депутатом Верховной Рады; он выступает за провозглашение полуострова крымскотатарской автономией в составе Украины. Меджлис, которым Чубаров долгое время руководил по скайпу из Киева, запрещен в России: Верховный суд Крыма признал организацию экстремистской.

Ильми Умеров, психиарты и адвокат Полозов

Дело против заместителя Рефата Чубарова в Меджлисе, бывшего главы Бахчисарайского района Крыма Ильми Умерова было возбуждено крымским управлением ФСБ в мае 2016 года. Объявила об этом по традиции экс-прокурор Наталья Поклонская. «Прокуратурой Республики Крым изучено процессуальное решение следственного отдела УФСБ о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 280.1 УК РФ в отношении Ильми Рустемовича Умерова, — сказала тогда Поклонская ТАСС. — Он подозревается в совершении публичных призывов и действий, направленных на изменение территориальной целостности РФ».

С Умерова взяли подписку о невыезде, постановление о привлечении в качестве обвиняемого ему вручалось дважды, последняя версия документа — в конце января 2017 года. Основанием для возбуждения дела стало интервью, которое зампред Меджлиса дал в марте 2016 года крымскотатарскому телеканалу ATR, который после присоединения к России был постепенно выдавлен с полуострова и сейчас вещает из Киева. Несколько цитат из этого интервью следователи вынесли в обвинительное заключение. «Надо вынудить Россию выйти из Крыма, Донбасса и Луганска. Если бы вернули границы Украины назад на прежнее место... Я повторяю, надо вынудить Россию выйти из Крыма и Донбасса... Обязательно, если Крымскотатарская автономия будет в составе Украины...» — говорит Умеров на видео. На момент публикации этой заметки сорокаминутный ролик с интервью на YouTube посмотрели всего 1 842 человека.

В июле 2016 года Умеров попытался обжаловать возбуждение дела, но не преуспел. «Я не призывал к нарушению целостности государства. Я говорил о необходимости усиления санкций, которые вынудили бы Россию вернуть Крым Украине. Фактически, я хочу восстановления территориальной целостности и России, и Украины, но в границах до 2014 года, — говорил он на заседании Киевского районного суда Симферополя. — Аннексию не признало большинство стран мира. Получается, что нужно возбуждать уголовные дела на руководителей всех этих стран».

Суд признал возбуждение дела законным и по инициативе ФСБ направил Умерова на медико-психиатрическую экспертизу; тот отказался проходить обследование добровольно. «Я не соглашался на проведение экспертизы с помощью комиссии, потому что, во-первых, совершенно нормальный, а во-вторых, потому что опасался, что ее результаты будут сфальсифицированы и использованы для дискредитации Меджлиса», — объяснил свое решение общественник.

11 августа Умеров на заседании суда почувствовал себя плохо и был госпитализирован с подозрением на инфаркт, но из больницы следователь ФСБ увез его в психиатрическую клинику, где зампред Меджлиса провел следующие три недели. Глава украинского МИД Павел Климкин приравнял принудительное содержание в стационаре к пыткам; экспертиза признала Умерова совершенно здоровым.

Известно, что в деле замглавы Меджлиса мог появиться и второй эпизод. В декабре 2016 года его допрашивали в рамках доследственной проверки видео украинского «17 канала» — годом раньше Умеров по скайпу участвовал в телемосте, посвященном энергоблокаде полуострова. Однако этого эпизода в окончательном обвинении не оказалось; о результатах проверки ни Умерова, ни его адвокатов не известили.

Команда защитников зампреда Меджлиса и сама испытывает на себе пристальное внимание силовиков. Адвокат Николай Полозов был допрошен в качестве свидетеля по делу, и, таким образом, не может больше представлять интересы Умерова в суде. Когда он отказался давать показания добровольно, сотрудники ФСБ задержали его в Симферопольской гостинице и отвезли в здание управления. Защитник нарисовал плакат: «Молчит в соответствии с...» и перечислил статьи законодательства, которые не позволяют ему свидетельствовать против своего подзащитного. Тем не менее, протокол допроса был составлен — без ответов свидетеля. Полозов расценивает это как попытку устранить независимого защитника из резонансного дела; адвокат подал апелляцию на решение суда, санкционировавшего его допрос.

Еще одного защитника Умерова — симферопольского адвоката Эмиля Курбединова — недавно осудили за публикацию «ВКонтакте» видео и фотографий с митинга запрещенной в России партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Курбединов выложил их в соцсеть в 2013 году, когда в Крыму действовали законы Украины, не имевшей никаких претензий к деятельности «Хизб ут-Тахрир». В настоящее время адвокат отбывает десять суток административного ареста; «Медиазона» публиковала открытое письмо его коллег с призывом не допустить «сугубо политического преследования» юриста.

Журналист Семена и скриншоты-невидимки

В апреле 2016 года в Крыму прошли обыски сразу у семи журналистов — в Ялте, Симферополе и Севастополе силовики пришли к корреспондентам киевской редакции «Радио Свобода» и проекта «Крым.Реалии». Уголовное дело в итоге было возбуждено лишь против одного из них — Николая Семены. Его обвинили в публичных призывах к нарушению целостности страны (часть 2 статьи 280.1) за текст под заголовком «Блокада — необходимый первый шаг к освобождению Крыма», который появился на сайте «Крым.Реалии» в сентябре 2015 года.

«В рамках расследования уголовного дела на основании постановления Киевского районного суда Симферополя проведен обыск по месту проживания автора публикации, — привычно комментировала следственные действия крымская прокуратура. — <...> сотрудниками ФСБ обнаружены и изъяты компьютерная техника и носители информации, а также иные документы, свидетельствующие о подготовке статьи экстремистского характера». Мерой пресечения Семене была избрана подписка о невыезде.

Кроме компьютера у журналиста изъяли архив, который он собирал на протяжении 20 лет своей профессиональной карьеры. Уже на втором допросе он отказался свидетельствовать против себя, сославшись на 51 статью Конституции; у его адвокатов отобрали подписку о неразглашении. По версии обвинения, Семена стал призывать к сепаратизму, когда «узнал о введении 10 сентября 2015 года со стороны Украины так называемой «продовольственной блокады» в отношении Республики Крым и ее жителей, действуя умышленно, по мотивам политической вражды по отношению к Российской Федерации и факту нахождения в ее составе Республики Крым в качестве нового субъекта».

«Блокада должна быть полной, системной и должна быть рассчитана на то, что сразу вслед за ней последует освобождение. Блокируем Крым, а дальше — только освобождение... Блокада должна быть первым шагом, предвестием освобождения, это должна быть четкая боевая операция, и она должна сопровождаться всеми нужными мероприятиями, в том числе и операцией по нейтрализации и выводу из строя российской переправы через Керченский пролив, российской связи, коммуникации оккупантов», — эти слова следствие квалифицировало как сепаратистский «призыв».

«Киев не должен допустить, чтобы Крым под российской оккупацией оставался дольше, чем под немецкой. Осталось меньше года! Иначе позор всем!» — цитируется статья Семены в обвинительном заключении.

Обвинение включает в себя и текст сопроводительного электронного письма в редакцию «Крым.Реалии», которое журналист удалил сразу после отправки. Семена утверждает, что следователь во время допроса демонстрировал ему скриншоты с экрана его личного компьютера. «У меня было такое ощущение, что в компьютере кто-то сидит. Когда я пришел на первый допрос, у них была вот такая пачка распечаток скриншотов с экрана. Я замечал, как они снимали скриншоты: курсор идет, потом раз — останавливается, стоит какое-то время, компьютер висит, и ничего нельзя с ним сделать. В это время снимался скриншот. Весь процесс, когда я писал статью, по абзацам, у них есть», — рассказывает журналист. За несколько дней до этого у него дома неожиданно прервалось интернет-соединение, вспоминает Семена, и он вызывал мастера, который работал в том числе с его компьютером.

Ознакомившись с материалами дела, адвокат журналиста Андрей Сабинин заявил, что разрешение на прослушку и доступ к электронной почте Семены следствие получило задним числом и проводило ОРД без санкции суда. «Ознакомление с делом позволило защите установить, что журналиста Семену прослушивали без судебного решения, — говорит адвокат. — В материалах дела указано, что 10 сентября 2015 года обнаружили, как Семена писал плохую статью. А разрешение на прослушку и чтение его электронной почты получили на следующий день от председателя Верховного Суда Крыма. Причем в разрешении на прослушку фигурируют адреса e-mail, которыми журналист не пользовался по несколько месяцев. А суд, чтобы одобрить слежку задним числом, не нашел никакой формулировки получше, кроме как написать, что 10 сентября получить судебное разрешение не представилось возможным, а потому можно им разрешить прослушивать. Но в материалах дела фигурируют еще и скриншоты от 9 сентября. То есть понятно, что ФСБ мониторило компьютер и почту неугодного журналиста в постоянном режиме, а потом — как нашли подозрительную статью — легко получили судебное решение задним числом».

Защита добилась приобщения к материалам дела Семены экспертного заключения политолога Михаила Саввы, который в России был осужден за мошенничество с грантами и получил статус беженца в Украине. На его выводах строится позиция адвокатов: присоединение полуострова не признано в рамках международного права, а российская Конституция подразумевает верховенство международных норм над национальным законодательством.

Как еще можно призывать к сепаратизму: статьи, доклады, перепосты

Несмотря на то, что к поискам «сепаратистов» в Крыму силовики приступили сразу после референдума о присоединении к России, многие дела по статье 280.1 возбуждаются в отношении людей, давно перебравшихся на подконтрольную украинскому правительству территорию. Сотрудник Центра журналистских расследований Анна Андриевская уехала с полуострова еще в мае 2014 года. О том, что ее заметка о добровольческом батальоне «Крым» стала поводом для уголовного преследования, стало известно только через год — в марте 2015-го, когда к родителям журналистки пришли с обыском. Сама Андриевская считает, что покинуть Крым ей и ее коллегам позволили намеренно.

«13 марта 2015 года мне утром позвонил отец и сообщил, что у нас дома проведен обыск сотрудниками ФСБ. В ходе обыска моему отцу было предъявлено решение Киевского райсуда Симферополя, в котором говорилось, что обыск проводится в рамках уголовного дела, возбужденного крымским главком российской ФСБ по факту моей публикации. И в этом деле у меня как у автора статус подозреваемой», — рассказывала «Новой газете» Андриевская.

В ходе обыска оперативники изъяли всю технику и фотографии журналистки, ее родителей допрашивали два раза, ее коллеги из Центра журналистских расследований Наталья Кокорина и Анна Шайдурова также были допрошены в качестве свидетелей. На какой стадии находится дело Андриевской сейчас, неясно — на соответствующий запрос Независимого медиапрофсоюза Украины Управление ФСБ по Крыму не ответило.

Еще меньше известно о предполагаемом деле против главного редактора портала BlackSeaNews Андрея Клименко. В 2014 году редакция издания перебралась в Киев. В апреле следующего — 2015-го — года сотрудники ФСБ провели 10-часовой обыск у бывшего заместителя Клименко в BlackSeaNews Татьяны Гучаковой: несмотря на то, что она уже год как ушла из журналистики, оперативники изъяли у нее всю технику. Официально о ходе расследования дела в отношении Клименко не сообщалось; по его собственным словам, возбуждено оно было 10 марта 2015 года — через несколько дней после того, как журналист выступил в Вашингтоне с докладом о ситуации в Крыму.

Продолжается расследование по делу крымскотатарского активиста, члена Меджлиса Феодосии Сулеймана Кадырова. 5 октября 2016 сотрудники ФСБ провели в его доме обыск, а через неделю следователь во время допроса объявил ему о возбуждении дела по части 2 статьи 280.1 — поводом стал перепост видео со страницы некоего Demyan Demyanchenko, вместо фотографии на аватарке которого в фейсбуке красуется эмблема батальона «Крым». В ролике мужчина настаивал на принадлежности полуострова Украине. Поделившись этим видео на своей странице, Кадыров, по версии следствия, сопроводил его комментарием от себя: «Я, Сулейман Кадыров, согласен: Крым — это Украина. Всегда таким был и будет. Спасибо автору за видео. Поддерживаю». И видео, и комментарий были направлены на лингвистическую экспертизу. Кадыров вины не признает и утверждает, что никогда не делал такой записи на своей странице.

«Я занимался защитой прав моего народа в Феодосийском районе, принимал участие в траурных митингах, активно информировал СМИ о проходящих судебных заседаниях», — объясняет он неожиданный интерес российской спецслужбы к своему фейсбуку. Окончательное обвинение активисту еще не предъявлено.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей