Случай Беньяша. Мог ли один юрист покусать двоих полицейских
Анна Козкина|Елизавета Пестова|Максим Литаврин
Случай Беньяша. Мог ли один юрист покусать двоих полицейских

Потерпевший Дмитрий Юрченко во время проверки показаний на манекене показывает, как «пресекал противоправные действия» Беньяша. Фото из материалов дела

Сегодня ​Ленинский районный суд Краснодара вынесет приговор адвокату Михаилу Беньяшу, известному защитой оппозиционных активистов юга России. Гособвинитель запросил для него 40 тысяч рублей штрафа по делу о применении насилия к полицейским (часть 1 статьи 318 УК), а защита называет дело сфальсифицированным и требует полного оправдания. «Медиазона» подводит итог процесса, вызвавшего небывалый резонанс в адвокатском сообществе.

Кто такой Михаил Беньяш и в чем его обвиняют

Адвокат из Геленджика Михаил Беньяш защищал участников оппозиционных митингов в Краснодарском крае и представлял интересы главного редактора издания «БлогСочи» Александра Валова, осужденного на шесть лет колонии по делу о вымогательстве у депутата от ЛДПР. По итогам этого процесса суд вынес Беньяшу и двум его коллегам частное определение за «использование численного превосходства». В прошлом году Беньяш опубликовал аудиозапись, на которой судья краевого Арбитражного суда Алексей Шевченко матерится во время заседания. После скандала Шевченко был уволен.

Обвинение настаивает, что 9 сентября 2018 года Беньяш применил насилие (часть 1 статьи 318 УК) к оперативникам уголовного розыска Дмитрию Юрченко и Егору Долгову, когда те задерживали его в Краснодаре. По всей России в тот день проходили митинги против повышения пенсионного возраста; поводом для задержания Беньяша стал его пост об этой акции.

Сам адвокат не признает вину и утверждает, что это оперативники избили его. По словам Беньяша, Юрченко и Долгов в штатском, не предъявляя удостоверений и не представляясь, подъехали к нему на «Мазде-3» и затолкали внутрь. Вместе с адвокатом в этот момент по улице шла активистка Ирина Бархатова — она стала снимать происходящее на видео, поэтому в машину усадили и ее. В салоне силовики попытались отобрать телефон Бархатовой, завязалась потасовка; Беньяш утверждает, что Юрченко стал выкручивать ему руку, душить и надавил на глазные яблоки. Затем, как говорит юрист, его побили еще раз — уже в УВД по Краснодару. Видео задержания Бархатова успела выложить на фейсбук.

Сижу на Октябрьской. Адвоката Михаил Беньяш и меня похитили двое неизвестных в штатском, засунули в автомобиль Мазда,...

Posted by Марина Басманова on Sunday, September 9, 2018

Из отдела Беньяша возили в больницу, где у адвоката, по его словам, диагностировали травматический отит с кровоизлиянием в барабанную перепонку. 10 сентября суд назначил ему 40 часов исправительных работ за пост о митинге (проведение публичной акции без уведомления, статья 20.2 КоАП), а 11-го — арестовал его на 14 суток по статье о неподчинении полицейским (19.3 КоАП); в административном протоколе было указано, что он бился об автомобиль, «тем самым оказав неповиновение законному требованию сотрудника полиции». На выходе из спецприемника Беньяша задержали уже по уголовному делу о применении насилия к представителю власти (статья 318 УК); на следующий день стало известно, что против него возбудили и второе дело — о воспрепятствовании правосудию (часть 1 статьи 294 УК). В декабре СК прекратил это дело.

Первый месяц следствия адвокат провел в СИЗО, затем его отпустили под залог. Первое судебное заседание по делу Беньяша прошло 14 февраля.

Доказательства обвинения и аргументы защиты

Основа уголовного дела против Беньяша — показания потерпевших оперативников Юрченко и Долгова. О задержании подсудимого они рассказывают совершенно иначе, нежели он сам: силовики утверждают, что показали Беньяшу удостоверения, после чего он добровольно сел на заднее сиденье машины. Но в салоне «Мазды» задержанный неожиданно начал сопротивляться и под одобрительные возгласы Бархатовой нанес сотрудникам МВД несколько ударов руками и укусов, причем Долгов сидел на водительском месте. Побои, следы которых были заметны на лице Беньяша после доставления в УВД по Краснодару, он якобы нанес себе сам — бился об асфальт и кричал, что посадит оперативников.

Потерпевший Долгов время проверки показаний сотрудниками СК. Фото из материалов дела

Потерпевший Егор Долгов время проверки показаний показывает, как Беньяш бился об асфальт на стоянке у УВД по Краснодару. Фото из материалов дела

Кроме Юрченко и Долгова в деле есть показания десятка их коллег — те подтверждают, что наблюдали потасовку между Беньяшом и оперативниками на стоянке возле управления. Но происходившее внутри «Мазды» видели только непосредственные участники событий — сам Беньяш, Бархатова и двое потерпевших. Адвокат и активистка настаивают на своей версии, силовики — на своей.

Кроме слов полицейских, обвинение ссылается на медицинские документы — врачи при обследовании зафиксировали у Долгова и Юрченко синяки, ссадины и укусы. При этом травматолог Назир Хапсироков, который осмотрел оперативников первым, не заметил у них следов укусов; эти повреждения появились уже ко второму обследованию, которое проводила судмедэксперт Виктория Кузелева. В суде Кузелева рассказала, что травма на левом плече Долгова не была похожа на укус, а характеризовать травму на правом как укус можно лишь предположительно. Характер повреждений потерпевших не исключает, что они нанесли их сами себе, добавила эксперт. 

Беньяш и его защита настаивают, что дело полностью сфабриковано. Во-первых, адвокаты обращают внимание на вопиющие нестыковки в материалах: номер уголовного дела потерпевшие указали в заявлении за неделю до его возбуждения, а медицинские карты потерпевших следователь, согласно документам, случайно обнаружил на столе в поликлинике и изъял.

Во-вторых, они критикуют административные материалы в отношении Беньяша, связанные с его уголовным делом. Первый из этих материалов — протокол по статье 20.2 КоАП, составленный 7 сентября из-за поста о митинге, который и стал формальной причиной задержания адвоката оперативниками Юрченко и Долговым. При этом в повестке было указано, что адвокату нужно явиться в полицию до 13 сентября, а значит, оснований доставлять его силой не было. Кроме того, Беньяш настаивает, что в рамках этого административного дела в отношении него проводились незаконные ОРМ.

Протокол от 9 сентября по статье 19.3 КоАП защита также называет сфальсифицированным: в нем указаны гражданские понятые, которе не могли находиться на территории УВД, если там и правда был введен план «Крепость» — под этим предлогом в здание отказывались пускать адвоката Алексея Аванесяна, который приехал к задержанному коллеге.

Как шел процесс

Дело в Ленинском районном суде Сочи рассматривала судья Диана Беляк. На первом заседании адвокаты Беньяша пытались заявить ей отвод: по их мнению, Беляк могла быть предвзята, так как ранее она выносила решение по административному делу свидетельницы Бархатовой и избирала меру пресечения самому Беньяшу.

Беньяш и его адвокаты настаивают, что во время процесса они разоблачили лжесвидетельство муниципальных чиновников Дмитрия Больбата и Максима Борисова. Те утверждали, что видели, как юрист бьется об асфальт на стоянке УВД. Но защита обратила внимание, что в указанное время Больбат и Борисов находились в другом месте — у кинотеатра «Аврора». Это подтверждается их же показаниями, которые Больбат и Борисов дали по административному делу задержанного 9 сентября активиста Вилена Демина. Свидетели не смогли внятно объяснить это противоречие.

Один из ключевых свидетелей по делу — подполковник Пронский — дал показания на процессе, однако от повторного допроса уклонялся. В итоге судья Беляк удовлетворила ходатайство защиты о его приводе, только после этого Пронский явился в суд сам.

Обвинение представляло свои доказательства в суде с февраля по апрель, а защита — с апреля по август. Свидетели-полицейские, которые пришли в суд, отвечали на вопросы адвокатов довольно неохотно; потерпевшие высказывались подробнее, однако судья нередко снимала адресованные им вопросы. Со стороны защиты свидетелями стали адвокат Аванесян, которому удалось попасть в УВД к избитому после задержания Беньяшу, Ирина Бархатова, глава местного штаба Алексея Навального и другие.

Что значит дело Беньяша для адвокатуры в России

Дело Михаила Беньяша вызвало большой резонанс в адвокатском сообществе. В суде его защищали в общей сложности 12 коллег из разных регионов России: Людмила Александрова, Григорий Афицкий, Тимур Баязитов, Феликс Вертегель, Наринэ Галустян, Евгений Гудым, Евгений Корчаго, Сергей Костюк, Андрей Плотников, Александр Попков, Росита Тулян и Тимур Филиппов.

«Я защищаю здесь не только себя, но и адвокатуру. За год в нашем сообществе произошли колоссальные изменения. Мы осознали свою субъектность. Мы способны говорить свое "да". Но вдруг по некоторым делам мы стали способны говорить "нет"», — говорил, выступая в прениях, Беньяш.   

Вместе с тем, констатирует адвокат Илья Новиков, многие коллеги Беньяша, вместо того, чтобы поддержать его, предпочли дистанцироваться от подсудимого: «Ну сам он оппозиционер, он занимался политикой, а не адвокатурой».

«Кейс Беньяша подчеркнул, что адвокатское сообщество в России и так разобщенное, — считает Новиков. — Для меня это было неприятным открытием, я думал, что мы более сплочены, чем это оказалось». 

Он напоминает, что в случае обвинительного приговора Беньяш лишится адвокатского статуса.

«Для самого Михаила и для нашего сообщества важнее [чем штраф] сам факт того, что его хотят осудить и отлучить от практики. Это плохо по всем мыслимым обстоятельствам, потому что это прецедент: мы лишаемся коллеги, который очень активный, и, по моему, очень талантливый», — говорит адвокат Новиков.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей