Случай Беньяша. Мог ли один юрист покусать двоих полицейских
Анна Козкина|Елизавета Пестова|Максим Литаврин
Случай Беньяша. Мог ли один юрист покусать двоих полицейских
4 740

Потерпевший Дмитрий Юрченко во время проверки показаний на манекене показывает, как «пресекал противоправные действия» Беньяша. Фото из материалов дела

Сегодня ​Ленинский районный суд Краснодара вынесет приговор адвокату Михаилу Беньяшу, известному защитой оппозиционных активистов юга России. Гособвинитель запросил для него 40 тысяч рублей штрафа по делу о применении насилия к полицейским (часть 1 статьи 318 УК), а защита называет дело сфальсифицированным и требует полного оправдания. «Медиазона» подводит итог процесса, вызвавшего небывалый резонанс в адвокатском сообществе.

Кто такой Михаил Беньяш и в чем его обвиняют

Адвокат из Геленджика Михаил Беньяш защищал участников оппозиционных митингов в Краснодарском крае и представлял интересы главного редактора издания «БлогСочи» Александра Валова, осужденного на шесть лет колонии по делу о вымогательстве у депутата от ЛДПР. По итогам этого процесса суд вынес Беньяшу и двум его коллегам частное определение за «использование численного превосходства». В прошлом году Беньяш опубликовал аудиозапись, на которой судья краевого Арбитражного суда Алексей Шевченко матерится во время заседания. После скандала Шевченко был уволен.

Обвинение настаивает, что 9 сентября 2018 года Беньяш применил насилие (часть 1 статьи 318 УК) к оперативникам уголовного розыска Дмитрию Юрченко и Егору Долгову, когда те задерживали его в Краснодаре. По всей России в тот день проходили митинги против повышения пенсионного возраста; поводом для задержания Беньяша стал его пост об этой акции.

Сам адвокат не признает вину и утверждает, что это оперативники избили его. По словам Беньяша, Юрченко и Долгов в штатском, не предъявляя удостоверений и не представляясь, подъехали к нему на «Мазде-3» и затолкали внутрь. Вместе с адвокатом в этот момент по улице шла активистка Ирина Бархатова — она стала снимать происходящее на видео, поэтому в машину усадили и ее. В салоне силовики попытались отобрать телефон Бархатовой, завязалась потасовка; Беньяш утверждает, что Юрченко стал выкручивать ему руку, душить и надавил на глазные яблоки. Затем, как говорит юрист, его побили еще раз — уже в УВД по Краснодару. Видео задержания Бархатова успела выложить на фейсбук.

Сижу на Октябрьской. Адвоката Михаил Беньяш и меня похитили двое неизвестных в штатском, засунули в автомобиль Мазда,...

Posted by Марина Басманова on Sunday, September 9, 2018

Из отдела Беньяша возили в больницу, где у адвоката, по его словам, диагностировали травматический отит с кровоизлиянием в барабанную перепонку. 10 сентября суд назначил ему 40 часов исправительных работ за пост о митинге (проведение публичной акции без уведомления, статья 20.2 КоАП), а 11-го — арестовал его на 14 суток по статье о неподчинении полицейским (19.3 КоАП); в административном протоколе было указано, что он бился об автомобиль, «тем самым оказав неповиновение законному требованию сотрудника полиции». На выходе из спецприемника Беньяша задержали уже по уголовному делу о применении насилия к представителю власти (статья 318 УК); на следующий день стало известно, что против него возбудили и второе дело — о воспрепятствовании правосудию (часть 1 статьи 294 УК). В декабре СК прекратил это дело.

Первый месяц следствия адвокат провел в СИЗО, затем его отпустили под залог. Первое судебное заседание по делу Беньяша прошло 14 февраля.

Доказательства обвинения и аргументы защиты

Основа уголовного дела против Беньяша — показания потерпевших оперативников Юрченко и Долгова. О задержании подсудимого они рассказывают совершенно иначе, нежели он сам: силовики утверждают, что показали Беньяшу удостоверения, после чего он добровольно сел на заднее сиденье машины. Но в салоне «Мазды» задержанный неожиданно начал сопротивляться и под одобрительные возгласы Бархатовой нанес сотрудникам МВД несколько ударов руками и укусов, причем Долгов сидел на водительском месте. Побои, следы которых были заметны на лице Беньяша после доставления в УВД по Краснодару, он якобы нанес себе сам — бился об асфальт и кричал, что посадит оперативников.

Потерпевший Долгов время проверки показаний сотрудниками СК. Фото из материалов дела

Потерпевший Егор Долгов время проверки показаний показывает, как Беньяш бился об асфальт на стоянке у УВД по Краснодару. Фото из материалов дела

Кроме Юрченко и Долгова в деле есть показания десятка их коллег — те подтверждают, что наблюдали потасовку между Беньяшом и оперативниками на стоянке возле управления. Но происходившее внутри «Мазды» видели только непосредственные участники событий — сам Беньяш, Бархатова и двое потерпевших. Адвокат и активистка настаивают на своей версии, силовики — на своей.

Кроме слов полицейских, обвинение ссылается на медицинские документы — врачи при обследовании зафиксировали у Долгова и Юрченко синяки, ссадины и укусы. При этом травматолог Назир Хапсироков, который осмотрел оперативников первым, не заметил у них следов укусов; эти повреждения появились уже ко второму обследованию, которое проводила судмедэксперт Виктория Кузелева. В суде Кузелева рассказала, что травма на левом плече Долгова не была похожа на укус, а характеризовать травму на правом как укус можно лишь предположительно. Характер повреждений потерпевших не исключает, что они нанесли их сами себе, добавила эксперт. 

Беньяш и его защита настаивают, что дело полностью сфабриковано. Во-первых, адвокаты обращают внимание на вопиющие нестыковки в материалах: номер уголовного дела потерпевшие указали в заявлении за неделю до его возбуждения, а медицинские карты потерпевших следователь, согласно документам, случайно обнаружил на столе в поликлинике и изъял.

Во-вторых, они критикуют административные материалы в отношении Беньяша, связанные с его уголовным делом. Первый из этих материалов — протокол по статье 20.2 КоАП, составленный 7 сентября из-за поста о митинге, который и стал формальной причиной задержания адвоката оперативниками Юрченко и Долговым. При этом в повестке было указано, что адвокату нужно явиться в полицию до 13 сентября, а значит, оснований доставлять его силой не было. Кроме того, Беньшян настаивает, что в рамках этого административного дела в отношении него проводились незаконные ОРМ.

Протокол от 9 сентября по статье 19.3 КоАП защита также называет сфальсифицированным: в нем указаны гражданские понятые, которе не могли находиться на территории УВД, если там и правда был введен план «Крепость» — под этим предлогом в здание отказывались пускать адвоката Алексея Аванесяна, который приехал к задержанному коллеге.

Как шел процесс

Дело в Ленинском районном суде Сочи рассматривала судья Диана Беляк. На первом заседании адвокаты Беньяша пытались заявить ей отвод: по их мнению, Беляк могла быть предвзята, так как ранее она выносила решение по административному делу свидетельницы Бархатовой и избирала меру пресечения самому Беньяшу.

Беньяш и его адвокаты настаивают, что во время процесса они разоблачили лжесвидетельство муниципальных чиновников Дмитрия Больбата и Максима Борисова. Те утверждали, что видели, как юрист бьется об асфальт на стоянке УВД. Но защита обратила внимание, что в указанное время Больбат и Борисов находились в другом месте — у кинотеатра «Аврора». Это подтверждается их же показаниями, которые Больбат и Борисов дали по административному делу задержанного 9 сентября активиста Вилена Демина. Свидетели не смогли внятно объяснить это противоречие.

Один из ключевых свидетелей по делу — подполковник Пронский — дал показания на процессе, однако от повторного допроса уклонялся. В итоге судья Беляк удовлетворила ходатайство защиты о его приводе, только после этого Пронский явился в суд сам.

Обвинение представляло свои доказательства в суде с февраля по апрель, а защита — с апреля по август. Свидетели-полицейские, которые пришли в суд, отвечали на вопросы адвокатов довольно неохотно; потерпевшие высказывались подробнее, однако судья нередко снимала адресованные им вопросы. Со стороны защиты свидетелями стали адвокат Аванесян, которому удалось попасть в УВД к избитому после задержания Беньяшу, Ирина Бархатова, глава местного штаба Алексея Навального и другие.

Что значит дело Беньяша для адвокатуры в России

Дело Михаила Беньяша вызвало большой резонанс в адвокатском сообществе. В суде его защищали в общей сложности 12 коллег из разных регионов России: Людмила Александрова, Григорий Афицкий, Тимур Баязитов, Феликс Вертегель, Наринэ Галустян, Евгений Гудым, Евгений Корчаго, Сергей Костюк, Андрей Плотников, Александр Попков, Росита Тулян и Тимур Филиппов.

«Я защищаю здесь не только себя, но и адвокатуру. За год в нашем сообществе произошли колоссальные изменения. Мы осознали свою субъектность. Мы способны говорить свое "да". Но вдруг по некоторым делам мы стали способны говорить "нет"», — говорил, выступая в прениях, Беньяш.   

Вместе с тем, констатирует адвокат Илья Новиков, многие коллеги Беньяша, вместо того, чтобы поддержать его, предпочли дистанцироваться от подсудимого: «Ну сам он оппозиционер, он занимался политикой, а не адвокатурой».

«Кейс Беньяша подчеркнул, что адвокатское сообщество в России и так разобщенное, — считает Новиков. — Для меня это было неприятным открытием, я думал, что мы более сплочены, чем это оказалось». 

Он напоминает, что в случае обвинительного приговора Беньяш лишится адвокатского статуса.

«Для самого Михаила и для нашего сообщества важнее [чем штраф] сам факт того, что его хотят осудить и отлучить от практики. Это плохо по всем мыслимым обстоятельствам, потому что это прецедент: мы лишаемся коллеги, который очень активный, и, по моему, очень талантливый», — говорит адвокат Новиков.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей