«Не волнуйтесь, выйду на свободу не позже весны 2051 года». Путеводитель по уголовным делам Навального
Юлия Сугуева|Елизавета Нестерова
«Не волнуйтесь, выйду на свободу не позже весны 2051 года». Путеводитель по уголовным делам Навального
Данное издание существует на пожертвования читателей — только благодаря вам мы можем продолжать свою работу. Из-за вторжения в Украину и(или) санкций их стало гораздо меньше, поэтому мы пишем капслоком: если можете, поддержите «МЕДИАЗОНУ». Нет войне.
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Фото: Давид Френкель / Медиазона

17 января 2021 года Алексей Навальный вернулся в Россию из Германии после лечения от отравления «Новичком» и был задержан на паспортном контроле в аэропорту. На следующий день его арестовали, а затем отправили в колонию, заменив условный срок по делу «Ив Роше» на реальный. Почти год политик находится в ИК-2 Владимирской области. За это время против его команды возбудили множество уголовных дел, каждое из которых могут использовать как для увеличения срока самому Навальному, так и для новых обвинений против его сторонников.

Дело «Ив Роше» — замена условного срока на реальный 

20 августа 2020 года Алексею Навальному стало плохо в самолете, летевшем из Томска в Москву. После экстренной посадки в Омске политика госпитализировали в местную больницу, там он впал в кому, местные врачи диагностировали у него «нарушение обмена веществ». Через два дня семья вывезла оппозиционера в берлинскую клинику Charité. Впоследствии Организация по запрещению химического оружия сообщила, что в анализах Навального обнаружили следы вещества из группы «Новичок».

16 сентября, когда Навальный еще был в реанимации, инспекторы ФСИН впервые пришли к нему домой и, не обнаружив там политика, составили рапорт о нарушении правил испытательного срока по делу «Ив Роше». «Насколько помню, они отправили ему уведомление, что он должен к ним явиться. Он им сообщил о том, что находится на лечении, указав точный адрес своего местонахождения», — вспоминает адвокат оппозиционера Ольга Михайлова.

«Потом состряпали еще пару таких протоколов, хотя Навальный через своих адвокатов официально уведомил ФСИН о месте своего пребывания и предоставил документы о лечении», — рассказывал соратник политика Леонид Волков.

В середине декабря 2020 года журналисты The Insider и Bellingcat выпустили расследование, в котором назвали имена сотрудников ФСБ, причастных, по их данным, к отравлению политика. Через неделю Навальный опубликовал запись своего звонка сотруднику ФСБ Константину Кудрявцеву: оппозиционер звонил под видом помощника секретаря Совбеза Николая Патрушева. На записи Кудрявцев не только подтвердил, что Навального отравили, но и рассказал детали сорвавшегося покушения.

28 декабря ФСИН пригрозила заменить политику условный срок на реальный, ссылаясь на статью в медицинском журнале Lancet, за неделю до этого написавшем о его выздоровлении. «Исходя из публикации, Навальный А.А. был выписан из клиники "Шарите" 20 сентября 2020 года, а к 12 октября у него прошли все последствия его болезни. Таким образом, условно осужденный не исполняет возложенные на него судом обязанности и уклоняется от контроля уголовно-исполнительной инспекции», — указало ведомство. Позже выяснилось, что розыскное дело в отношении политика завели 27 ноября — за месяц до публикации в Lancet.

13 января 2021 года Алексей Навальный объявил, что возвращается в Россию из Берлина. 17 января его рейс приземлился в Шереметьево вместо Внуково, где политика встречали сотни сторонников и журналистов. Когда Навальный с женой проходил паспортный контроль, его задержали и доставили во 2-й отдел полиции в Химках. На следующий день там провели выездное заседание горсуда и заключили его под стражу прямо в отделе, а 2 февраля Симоновский суд Москвы удовлетворил просьбу ФСИН о замене политику условного срока на реальный — его отправили в колонию на 2 года и 8 месяцев.

Возвращение Алексея Навального в Россию 17 января 2021. Фото: Мстислав Чернов / AP

Дело об оскорблении судьи — до шести месяцев ареста

В феврале 2021 года, вскоре после заключения Навального под стражу, началось рассмотрение дела о клевете, которое против него возбудили еще до отравления.

2 июня 2020 года телеканал RT выпустил ролик о голосовании по поправкам в Конституцию — Навальный тогда опубликовал это видео в своих соцсетях, назвав героев ролика «голубчиками», «продажными холуями», «предателями» и «людьми без совести». Следственный комитет посчитал, что комментарий «содержал заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство ветерана». Потерпевшим признали только одного из героев агитационного ролика — участника Великой Отечественной войны Игната Артеменко. Судья Вера Акимова признала политика виновным в клевете и оштрафовала на 850 тысяч рублей.

Через два дня после приговора депутат Ирина Яровая предложила прописать в статье УК о реабилитации нацизма наказание за оскорбление ветеранов в интернете — до пяти лет лишения свободы. В апреле закон о введении новых составов в статью подписал Владимир Путин.

В конце мая в колонию к Навальному приехал следователь, сообщивший о новом уголовном деле, на этот раз о неуважении к суду — оскорблении судьи Акимовой. В чем это выражалось следователь не пояснил. Возможно, причиной стала реплика политика, сказанная во время процесса по делу Артеменко: «Вот мне понравился момент с допросом в фашистской комендатуре — это очень напоминает нынешнее заседание. В связи с этим прошу дать мне обращаться к вам не "ваша честь", а "оберштурмбаннфюрер"».

Дело об экстремизме — до 10 лет

В июле 2021 года Мосгорсуд признал Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) и другие структуры команды Алексея Навального экстремистскими организациями, а в сентябре того же года Следственный комитет возбудил против политика и его соратников дело об экстремистском сообществе. По версии следствия, Навальный создал сообщество, целью которого была «дискредитация органов государственной власти», а его соратники призывали «к экстремистской и террористической деятельности».

Самого политика и уехавших из России Леонида Волкова, Ивана Жданова и неназванных «иных лиц» обвиняют в руководстве экстремистским сообществом. Любовь Соболь, Георгия Албурова, Руслана Шаведдинова и Вячеслава Гимади, также покинувших страну, — в участии в этом сообществе. В пресс-релизе СК упоминаются и бывший оператор ФБК Павел Зеленский, и уфимский активист Рустем Мулюков, но им вынесли приговоры по «экстремистским» статьям еще до возбуждения дела против Навального.

9 ноября прошлого года у экс-координатора штаба Навального в Уфе Лилии Чанышевой провели обыск по делу о создании экстремистского сообщества, на следующий день Кировский районный суд Уфы отправил ее в СИЗО. В конце декабря 2021 года такое же обвинение предъявили Ксении Фадеевой, бывшему координатору штаба Навального в Томске. Следствие заподозрило ее в организации экстремистского сообщества с использованием служебного положения: Фадеева — депутат местной городской думы. С декабря она находится под запретом определенных действий.

Все «экстремистские» эпизоды объединили в одно производство с остальными уголовными делами против Навального и его ближайших сторонников, в том числе с делом против ФБК об отмывании 1 млрд рублей, возбужденное в 2019 году. Под объединение попало даже обвинение Леонида Волкова в привлечении несовершеннолетних к участию в митингах.

Дело по «антисектантской» статье — до трех лет

В августе 2021 года Навального, Жданова и Волкова обвинили в создании НКО, «посягающей на личность и права граждан». Дела по этой статье УК возбуждают редко — обычно против руководителей и участников религиозных сект.

Следствие считает, что деятельность ФБК, которым Навальный руководил вместе со Ждановым, Волковым и «иными лицами», возбуждала у граждан социальную рознь, политическую ненависть и вражду к представителям власти, препятствовала законной деятельности госорганов, а также побуждала людей «к совершению различных противоправных деяний».

Оппозиционерам вменяют призывы к митингам, которые прошли в январе и апреле прошлого года в поддержку политика. Так, например, 18 января Навальный в помещении химкинского отдела полиции записал видеообращение, в котором, как цитируется в документе, есть фраза: «Чего боится эта жаба, сидящая на трубе, чего боятся бункерные воры больше всего, Вы сами отлично знаете — выхода на улицы? Поэтому эта та вещь, тот политический фактор, который нельзя игнорировать. Он самый главный, самый важный — это суть политики. Поэтому не бойтесь, выходите на улицы, выходите не за меня, выходите за себя, за свое будущее…», а также: «… Поэтому я вас призываю — не молчите, сопротивляйтесь, выходите на улицы, Никто, кроме нас самих, нас не защитит! А нас так много, что если мы захотим чего-то добиться, мы этого добьемся!».

«Находясь под влиянием» таких призывов, люди вышли на несогласованные акции, считают следователи: оппозиционеры знали, что из-за коронавирусных ограничений митинги будут запрещены, но тем не менее выкладывали публикации, чтобы создать у пользователей интернета «отрицательный образ сотрудника правоохранительных органов» и побудить митингующих к административным правонарушениям.

Это дело тоже объединили с предыдущими. «Из единственных живых дел без приговоров против сотрудников не присоединили только по 315 УК против меня», — говорит директор ФБК Иван Жданов, которого обвиняют в невыполнении решения суда — он отказался удалять из YouTube фильм «Он вам не Димон». Следствие объявило соратника Навального в международный розыск.

По словам оппозиционера, почти во всех уголовных делах, объединенных с экстремизмом, среди обвиняемых «есть Навальный, Волков, Жданов, а "все иные" меняются от дела к делу». В середине января 2022 года Росфинмониторинг внес Жданова и Волкова в список террористов и экстремистов.

Над делами против Навального и ФБК на постоянной основе работают около 150 следователей, отмечал Волков.

Алексей Навальный на видеосвязи из тюрьмы во время судебного заседания в Петушках Владимирской области, 28 декабря 2021. Фото: Евгений Фельдман / Meduza / AP

Дело о мошенничестве — до 10 лет

29 декабря 2020 года, на следующий день после того, как ФСИН пригрозила заменить Навальному условный срок, стало известно, что следователи возбудили против политика и «иных лиц» дело о мошенничестве в особо крупном размере, лишь его пока расследуют отдельно.

По версии следствия, люди пожертвовали более 588 миллионов рублей «для нужд деятельности ряда некоммерческих организаций», но из этой суммы 356 миллионов рублей Навальный потратил на «приобретение личного имущества, материальных ценностей и оплату расходов (в том числе отдыха за границей)». «Таким образом, собранные с граждан средства были похищены», — заключили в Следственном комитете.

Массовые допросы по этому делу велись с мая 2021 года: «Медиазоне» известно, что по нему допрашивали не только нынешних, но и бывших сотрудников ФБК и штабов Навального, а также их близких. И хотя оно не объединено с другими, это не мешает следствию ограничивать работу защитников: так, адвокат Мария Эйсмонт не смогла представлять интересы Лилии Чанышевой, поскольку следователи нашли конфликт интересов в том, что Эйсмонт — адвокат одного из свидетелей по делу о мошенничестве.

«Дела о мошенничестве и экстремистском сообществе, по которому проходит Лилия, не объединены. Но все допросы по мошенничеству они переложили в это дело. То есть теперь, чтобы отвести адвоката, достаточно просто выяснить, в каких делах он кого-то представлял, этот допрос скопировать, положить в дело и все. Очень удобно», — отметила защитница. Эйсмонт оказалась четвертым адвокатом, которого под тем или иным предлогом не допустили к защите Чанышевой.

Адвокаты, которые все же смогли войти в дело против ФБК или кого-то из сторонников Навального, находятся под подписками о неразглашении и не могут делиться с журналистами деталями расследования.

«Получается, сейчас против меня четыре дела, — констатировал сам Навальный. — По двум — до 10 лет по каждому. По третьему — до 3 лет. По четвертому — арест до 6 месяцев. Если сложат без зачета, то 23 года. Могут, конечно, еще что-то придумать, но все равно максимальный срок по совокупности приговоров — не более 30 лет. Так что не волнуйтесь, выйду на свободу не позже весны 2051 года».

Пока политику предъявили только несколько выделенных из общего производства эпизодов о мошенничестве, объединив их с делом об оскорблении судьи Акимовой. «Чисто логически это, конечно, странно, но на самом деле УПК позволяет следователю так делать, если это необходимо, — говорит адвокат Ольга Михайлова. — Сейчас мы заканчиваем ознакомление [с материалами] и где-то в конце января-начале февраля их передадут в суд».

Она отмечает, что «большое дело по мошенничеству еще расследуется». По ее словам, это значит, что даже после решения суда по уже выделенным эпизодам, следствие может выделить другие — и предъявить Навальному новые обвинения по тому же делу.

«Ну, собственно, они воспользовались процедурой выделения [отдельных эпизодов] из уголовного дела для того, чтобы как раз оставить себе возможность в будущем еще проводить обыски и так далее, если они захотят, до истечения сроков давности по этой статье, — поясняет адвокат. — Они уже могут добавить ему срок и всегда иметь в запасе уголовные дела, с которыми также могут выходить в дальнейшем в суд».

Только по тем эпизодам обвинения, которые в ближайшие недели начнет рассматривать суд, Навальному грозит до 10 лет лишения свободы.

«В тюрьме все время ждешь, — писал политик в своем инстаграме в ноябре прошлого года. — Любой сидевший вам расскажет, что срок раскладывается на большие и маленькие периоды ожидания. В бесконечном дне сурка есть какие-то регулярные события (хорошо, если приятные), вот и живешь ожиданием от одного к другому. Понятно, что еще и общий срок считают. Большинство зэков может моментально ответить: "Мне осталось 583 дня". Но у меня перспективы окончания срока, скажем мягко, неясны, поэтому и считать смысла не имеет».

Редактор: Мария Климова

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей