«Кировлес». Что это было
Мария Климова|Сергей Смирнов|Дима Швец
«Кировлес». Что это было
НавальныйТексты
5 декабря 2016, 2:21
8079 просмотров

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсант

В Кирове начинаются повторные слушания по делу «Кировлеса», направленному на пересмотр Верховным судом. «Медиазона» напоминает, в чем суть обвинений против Алексея Навального и Петра Офицерова, как проходил первый процесс по этому делу и чем он закончился.

Версия обвинения: украли 10 тысяч кубометров леса

По версии следствия, в 2009 году Алексей Навальный, который работал в то время советником губернатора Кировской области Никиты Белых, познакомил гендиректора Кировского областного государственного унитарного предприятия «Кировлес» Вячеслава Опалева с предпринимателем Петром Офицеровым. Созданная последним «Вятская лесная компания» (ВЛК) специализировалась на продаже лесоматериалов.

В обвинительном заключении по делу говорилось, что Навальный и Офицеров навязали «Кировлесу» невыгодный договор с ВЛК. С середины апреля по сентябрь «Кировлес» поставил компании Офицерова 10 тысяч кубометров материалов на 16,165 млн рублей. При этом ВЛК закупала у «Кировлеса» лесопродукцию по заниженным ценам и перепродавала ее по рыночным расценкам, тем самым нанося ущерб госкомпании. Следствие считает, что Навальный, Офицеров и Опалев совершили хищение «в пользу третьих лиц — соучастников преступления» и ВЛК.

Навальный, настаивало следствие, был организатором этого хищения: в постановлении о предъявлении обвинения, которое публиковал оппозиционер, говорилось, что Навальный познакомил Офицерова с Опалевым, «давал указания» и действовал, «реализуя преступный умысел».

Следствие: новое дело о растрате

Доследственная проверка началась еще в августе 2009 года. В мае 2011 года дело возбудили в первый раз — по статье о причинении ущерба путем злоупотребления доверием (статья 165 УК). Через 11 месяцев расследование прекратили за отсутствием состава преступления, а в мае 2012 года дело завели повторно, по статье о растрате (статья 160).

Через четыре месяца, в сентябре, стало известно, что Опалев дал признательные показания и пошел на сделку со следствием, а еще через три месяца получил четыре года условно.

Процесс начался 17 апреля 2013 года в Ленинском районном суде Кирова; дело рассматривал судья Сергей Блинов, о котором подробно писал журнал The New Times. Навального обвинили в организации растраты или хищения, совершенной группой лиц в особо крупном размере (по части 3 статьи 33, части 4 статьи 160 УК), Офицерова — в пособничестве этому хищению (часть 5 статьи 33, часть 4 статьи 160 УК).

Допрос Опалева: главный свидетель обвинения все забыл

Вячеслав Опалев, главный свидетель обвинения, был допрошен на второй день судебного процесса. При этом, вопреки возражениям защиты, прокуроры сначала зачитали Опалеву показания, которые он давал во время следствия. Сам Опалев путался в показаниях и сообщал, что он «много чего не помнит». Навальный видел в этом доказательство того, что показания написаны под диктовку следователя. «Три месяца назад был суд. Как он может не помнить их, учитывая, какие драматические последствия это имело в его судьбе? Его приговорили к четырем годам условно. Показания были сфабрикованы, я прошу не зачитывать», — обращался к судье Навальный. Блинов эту просьбу подсудимого проигнорировал.

В суде Опалев не мог вспомнить важные детали дела, например, была ли цена, по которой «Кировлес» продавал лесопродукцию ВЛК, ниже, чем цена для всех остальных покупателей, а также какова была доля продукции, которую филиалы «Кировлеса» (лесхозы) продавали самостоятельно. На многие вопросы защиты Опалев отвечал: «Если есть в протоколе — значит так».

Процесс: свидетели и позиция обвиняемых

Сразу после оглашения обвинительного заключения в суде защита политика просила вернуть дело в прокуратуру, поскольку документ, по мнению адвокатов, «не выдерживает никакой критики». Однако судья Блинов отклонил это ходатайство.

Сам Навальный подчеркивал, что дело против него было возбуждено по политическим мотивам, а следователи так и не смогли объяснить, куда он или Офицеров дели якобы похищенные ими 16 млн рублей. По утверждению подсудимых, оговоривший их Опалев незаконно перечислил 45 млн рублей предприятию «Кировлеспроект», где работал его сын; дав ложные показания против Навального и Офицерова, экс-глава «Кировлеса» избежал уголовного наказания за то преступление.

В качестве свидетелей обвинения в суде были допрошены бывшие партнеры ВЛК — экс-руководители лесхозов, входивших в 2009 году в «Кировлес». Они заявляли, что не имеют претензий ни к Офицерову, ни к Навальному. Представитель ЗАО «Инвестлеспром» Михаил Минин, как и экс-глава Унинского лесхоза Сергей Пантелеев, пояснили суду, что к сотрудничеству с ВЛК их никто и никогда не принуждал.

Перед судом выступил также экс-советник губернатора Кировской области Андрей Вотинов, раннее осужденный за взятку. По словам бывшего чиновника, дело против него самого, как и «дело Кировлеса», было построено на показаниях одного человека — Вячеслава Опалева, который был заинтересован в том, чтобы ввести в заблуждение правительство Кировской области относительно финансового положения «Кировлеса».

Участвовал в процессе и сам Никита Белых, занимавший тогда пост губернатора. Летом 2016 года он был взят под стражу по обвинению в получении взятки; источники «Ведомостей» позже утверждали, что Белых предлагали домашний арест в обмен на показания против Навального. Тогда же чиновник рассказал суду, что Навальный был его советником на общественных началах — принимать решения не мог, но мог давать рекомендации и высказываться на собраниях. По словам главы региона, деятельность Навального никак не навредила Кировской области, а «Кировлес» в 2009 году уже не мог продолжать свою деятельность из-за долгов, достигавших 150-200 млн рублей.

«Модель работы "Кировлеса" была порочной. В объединении коммерции и государственных задач есть коррупционные предпосылки», — заключил в ходе допроса Белых.

Приговор: замена реального срока условным

Прокурор Сергей Богданов просил назначить шесть лет колонии Навальному и пять — Офицерову и оштрафовать каждого на 1 млн рублей; защита требовала оправдания подсудимых. 18 июля 2013 года судья Блинов приговорил Навального и Офицерова к пяти и четырем годам колонии соответственно и 500 тысячам рублей штрафа. Это произошло на следующий день после того, как Навальный зарегистрировался кандидатом на пост мэра Москвы.

В приговоре говорилось, что «Навальный, действуя из корыстных побуждений в качестве организатора преступления, одновременно планировал руководить его исполнением совместно со своим знакомым Офицеровым, привлеченным в качестве пособника, разработал преступный план по совершению хищения имущества "Кировлеса" путем его растраты в пользу вновь созданной подконтрольной ему организации, которую должен был учредить и возглавить Офицеров».

Обвиняемых заключили под стражу, ночь они провели в кировском СИЗО №2; в центре Москвы прошел масштабный несогласованный митинг протеста. На следующий день по апелляции прокурора Богданова Кировский областной суд отпустил Навального и Офицерова под подписку о невыезде. Свою жалобу на приговор прокуратура мотивировала участием политика в избирательной кампании.

О том, как и кем принималось решение освободить Навального, в своей книге «Вся кремлевская рать» писал основатель проекта «1917. Свободная история» Михаил Зыгарь, работавший в то время главредом телеканала «Дождь». По данным журналиста, как только в Кирове был оглашен приговор, Владимир Путин собрал совещание с участием нынешнего спикера Госдумы Вячеслава Володина, который был тогда заместителем главы администрации президента и курировал внутреннюю политику. «Путин говорил, что посадить Навального — значит сделать из него героя, как это уже случилось с Ходорковским. Гораздо эффективнее сделать из него изгоя и маргинала. Его нужно выпустить и позволить ему совершать все ошибки самому», — пересказывает звучавшие на совещании идеи Зыгарь.

Вскоре с защитой Навального связался адвокат Генри Резник, который настоятельно советовал в срочном порядке не только подать апелляцию на приговор, но и обжаловать меру пресечения до решения суда высшей инстанции. Адвокаты рассудили, что это бесполезно: прецедента в истории российского правосудия не было. Тогда приговор обжаловала сама прокуратура, используя как повод регистрацию Навального на выборах.

8 сентября 2013 года он набрал 27% голосов и проиграл действующему мэру Москвы Сергею Собянину, получившему 51%. Навальный пытался обжаловать итоги голосования в суде.

После приговора: ЕСПЧ и пересмотр

16 октября 2013 года Кировский областной суд заменил реальные сроки Навальному и Офицерову на условные, через месяц адвокат оппозиционера Ольга Михайлова сообщила, что он выплатил штраф.

Два года спустя КОГУП «Кировлес» подало к Навальному, Опалеву и Офицерову иск на сумму 16 млн рублей; судья Никулинского районного суда Москвы Евгений Борисов этот иск удовлетворил.

Европейский суд по правам человека признал суд над Навальным и Офицеровым несправедливым и присудил им компенсацию; Россия безуспешно попыталась обжаловать это решение Страсбурга.

В ноябре 2016 года — через четыре месяца после того, как ЕСПЧ отказал в жалобе на свое решение — Верховный суд России отменил приговор по делу «Кировлеса» и отправил дело на новое рассмотрение.

  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Все материалы
Ещё 25 статей