В церквях и на кладбищах шуметь запрещается: кого в России судят по статье 213 УК — «Хулиганство» — Медиазона
В церквях и на кладбищах шуметь запрещается: кого в России судят по статье 213 УК — «Хулиганство»
Тексты
15 июня 2016, 12:18
2421 просмотр

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Статья для участников массовых драк, неонацистов, экологов, панков и оппозиционных активистов. «Медиазона» рассказывает, как менялась в российском уголовном законодательстве статья 213 — «Хулиганство» — и почему по ней не получится привлечь «золотую молодежь» на Гелендвагене.

14 мая на Хованском кладбище в Москве произошло настоящее побоище: несколько сотен человек выясняли отношения с применением оружия — как минимум, травматического. Погибли три человека, были задержаны десятки. По версии следствия, «оборонялись» на кладбище трудовые мигранты из Узбекистана и Таджикистана и пришедшие им на помощь представители национальных диаспор. «Нападали» — россияне, преимущественно из Чечни и Дагестана, желавшие взять под свой контроль финансовые потоки на кладбище и заставить рабочих-мигрантов платить им половину от доходов, получаемых за копку могил и другие услуги. Большинству участников вооруженного конфликта предъявлено обвинение по части 2 статьи 213 УК — «Хулиганство, совершенное группой лиц». Максимальный срок — до семи лет.

За месяц до событий на Хованском, 16 апреля, в Москве на Ходынском поле собрались шумные автолюбители. СМИ называли их «стритрейсерами», но как выяснилось, речь шла об участниках сообщества «Боевая классика», которые занимаются тюнингом старых советских автомобилей (описание странички сообщества «ВКонтакте» лаконично: «Жигули это про нас»). Тюнингованные автомобили издавали громкие звуки, на часах было около 22:00, жители соседних домов вызвали полицию. Разъезжаться по первому требованию сотрудников МВД автомобилисты отказались и, протестуя, окружили полицейскую машину, «выкрикивая оскорбления в адрес прибывших сотрудников».

В итоге на водителей, которые «инициировали скопление не менее 10 человек на Ходынском бульваре с целью демонстрации своих автомобилей», столичная полиция тоже возбудила уголовное дело о хулиганстве — по части 2 статьи 213 УК.

Как закалялась статья

«Статья “Хулиганство” появилась в уголовном кодексе СССР в 60-е годы прошлого века и, насколько я знаю, по этому поводу были большие дебаты: это был достаточно широкий состав, который оценивал не урон, нанесенный потерпевшим, а характер совершенных действий — нарушение общественного порядка», — рассказывает руководитель информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. В 1990-е годы именно по этой статье заводили дела на наци-скинхедов: даже если потерпевшие не получали серьезных повреждений, действия нападавших вполне попадали под определение «неуважения к обществу».

«С 2003 года эту статью трансформировали, и определяющим элементом в составе стали “оружие или предметы, использованные в качестве оружия”, — продолжает Верховский. — И в таком виде эта статья годилась прежде всего для групповых драк, в этих случаях ее и чаще всего и применяли. Размахивание “розочкой” от бутылки вполне подходило под использование предмета в качестве оружия. И наци-скинхедов тоже судили по ней же, кастеты и даже тяжелые ботинки могли рассматриваться как примененное в драке оружие».

В 2004 году по 213 статье УК судили нацболов, ворвавшихся в здание Минздравсоцразвития. Тверской суд признал их виновными в хулиганстве, а также в уничтожении имущества. В качестве оружия, по мнению следствия и суда, участники акции протеста против монетизации льгот использовали строительный пистолет. На самом деле с его помощью нацболы блокировали двери в кабинете, но кому-то из очевидцев якобы показалось, что это настоящее оружие. Семь человек, оказавшихся на скамье подсудимых, получили по пять лет лишения свободы.

В 2007 году статью 213 опять переписали, приняв закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму».

«Ключевым признаком преступления, которое по ней квалифицировалось, осталось нарушение общественного порядка, но в части 1 появились пункты “а” и “б” — соответственно, применение оружия или предметов, использованных в качестве оружия, и мотив ненависти, идеологической или религиозной — не вместе, а на выбор. Если бы этот мотив был выделен во вторую часть статьи — было бы понятно, а получилось — либо так, либо так. И значит, стало возможно рассматривать как хулиганство преступления, в которых нет ни понесенного потерпевшими урона, ни оружия — только мотив ненависти или вражды», — говорит Верховский.

Уже в ноябре 2007 года, через несколько месяцев после подписания ФЗ, изменившего статью 213, пленум Верховного суда принял постановление, в котором разъяснил, как ее следует применять. В документе, в частности, сообщалось, что «явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Судьям предписывалось конкретно указывать в приговоре, в чем выразилось неуважение подсудимого к обществу.

Также ВС разъяснил, что оружием считается любой предмет, использованный для физического и психологического воздействия на потерпевшего, «а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов» — включая неисправное и игрушечное оружие. Нападение хулигана с собакой или другим опасным животным тоже может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 — как нападение с оружием.

Кроме того, Верховный суд указал, что при квалификации тех или иных действий как хулиганских этим можно не ограничиваться: если нанесены побои — вменять и статью 116 УК, если совершено нападение на сотрудника правоохранительных органов — статью 318, уничтожено имущество — статью 167, совершен вандализм — статью 214.

Pussy Riot, байкер в метро и «высотное дело»

«Новая формулировка статьи 213 УК РФ создает новый инструмент принципиально избирательного правоприменения», — писал в 2007 году центр «Сова». Правозащитники полагали, что видоизмененная статья о хулиганстве станет новым инструментом для преследования оппозиции. Теперь за фактически мелкое хулиганство, описанное в Административном кодексе, совершенное по мотивам идеологической или религиозной ненависти, можно было получить до пяти, а в случае группы лиц — до семи лет лишения свободы.

«Статью “Хулиганство” постоянно трансформировали, в одно время вообще хотели оставить только в КоАП, но когда началось изменение и ужесточение антиэкстремистского законодательства, по ней стали квалифицировать разные действия экстремистской направленности: например, массовые драки националистов и антифашистов в общественных местах. Ну и вообще, если кто-то громко орет в общественном месте и этот человек неугоден — можно применить к нему эту статью, исходя из объективной стороны преступления — умысла на нарушение общественного порядка с идеологической подоплекой. И начали эту статью усиленно применять к различным неоднозначным случаям», — говорит адвокат Дмитрий Динзе.

И приводит самый «громкий» пример такого случая — уголовное дело в отношении участниц группы Pussy Riot, возбужденное после проведенного ими панк-молебна в Храме Христа Спасителя в Москве в феврале 2012 года. Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич предъявили обвинение в хулиганстве по мотиву религиозной ненависти, совершенном организованной группой. 17 августа 2012 года каждую из подсудимых приговорили к двум годам реального лишения свободы. Самуцевич в кассации изменили приговор на условный, Толоконникову и Алехину в декабре 2013 года освободили по амнистии.

В сентябре 2013 года активисты Greenpeace на судне Arctic Sunrise подошли к платформе «Приразломная» в Баренцевом море, принадлежащей «Газпрому», и попытались устроить акцию протеста против добычи нефти в Арктике. Были задержаны 30 человек. Сначала их обвинили в пиратстве, затем дело переквалифицировали на часть 2 статьи 213 — хулиганство, совершенное организованной группой.  В декабре 2013 года все обвиняемые были амнистированы.

Под амнистию попал и еще один обвиняемый по статье 213 — мотоциклист Павел Волков, на которого дело о хулиганстве завели за проезд на мотоцикле по станции метро «Войковская». Первоначальное его действия квалифицировали по пункту «а» части 1 этой статьи — в качестве оружия, по мнению следствия, Волков использовал мотоцикл. Затем байкеру вменили часть 2 статьи 213 — хулиганство в сговоре. То же обвинение предъявили его другу Артему Лахтионову, который подержал Волкову дверь в метро.

По 213 статье расследовалось и два громких уголовных дела, фигуранты которых были признаны «Мемориалом» политзаключенными, — о покраске звезды на шпиле «сталинки» на Котельнической набережной в цвета украинского флага и о флаге Германии, вывешенном на здании гаража ФСБ в Калининграде. «Высотное дело» в сентябре 2015 года неожиданно окончилось оправданием для четырех парашютистов — Александра Погребова, Алексея Широкожухова, Евгении Коротковой и Анны Лепешкиной. 20-летнего руфера из Санкт-Петербурга Владимира Подрезова Таганский суд признал виновным и приговорил к 2 годам и 3 месяцам реального срока. При этом именно по обвинению в хулиганстве суд оправдал и Подрезова — в итоге ему вменили только вандализм.

Фигурантов дела о флаге на гараже ФСБ — калининградских активистов Михаила Фельдмана, Олега Саввина и москвича Дмитрия Фонарева — Центральный суд Калининграда в июне 2015 года признал виновными в групповом хулиганстве по мотиву «политической ненависти или вражды». Их приговорили к реальным срокам лишения свободы, но отпустили в зале суда, так как эти сроки они отбыли в СИЗО во время предварительного следствия.

«В такого рода делах ключевую роль играют экспертизы, которые устанавливают наличие идеологического мотива — дают утвердительные ответы на поставленные следствием вопросы», — говорит адвокат Динзе. Так, в деле о вывешенном на гараж ФСБ в Калининграде флаге мотив обвиняемых устанавливали специалисты из Волгограда — НП «Южный экспертный центр». Они пришли к выводу, что акция была политической, что подтверждается «политической активностью участников, их подготовленностью и организованностью, направленностью их действий на изменение политической позиции органов власти и политических институтов», а также тем, что они снимали происходящее на фотоаппарат.

Среди осужденных по статье 213 еще один подзащитный адвоката Динзе — националист Даниил Константинов (его обвиняли в убийстве, но в итоге дело переквалифицировали на хулиганство, а осужденного амнистировали), а также антифашист Алексей Сутуга (отбывает трехлетний срок в Иркутской области), активист «Другой России» Олег Миронов, распыливший газ из баллончика на концерте Андрея Макаревича (приговорен к трем годам лишения свободы). Есть эта статья и среди многочисленных обвинений, выдвинутых против бывшего банкира Матвея Урина.

В групповом хулиганстве — часть 2 статьи 213 — обвиняют и участников драки футбольных фанатов на Большой Пироговской улице в Москве. Потерпевшие по делу — жители дома по соседству, которые наблюдали драку из окна и оскорбились увиденным.

Стрельба по прохожим и «белый вагон»

Всего по статье 213 в год осуждают от тысячи до полутора тысяч человек: в 2015 году — 998 осужденных, в 2014 году — 991 человек, в 2013 году — 1456 человек, в 2012 — 1373 человека, в 2011 — 1504 человека. Еще около двухсот человек, по статистике Судебного департамента при Верховном суде РФ, ежегодно становятся фигурантами дел, в которых статья «Хулиганство» является не основной, а дополнительной.

В 2015 году 796 человек были осуждены по части 1 статьи 213, 202 человека — по части 2. Отдельной статистики по пунктам (об оружии либо мотиве ненависти и вражды) судебный департамент не ведет. К реальному лишению свободы по статье «Хулиганство» в 2015 году приговорили 271 человека, остальные получили условные сроки, обязательные и исправительные работы, штрафы. 208 человек суды признали виновными, но освободили от наказания по амнистии. Было даже вынесено несколько оправдательных приговоров: два по части 1 и восемь по части 2.

Именно по статье «Хулиганство» следователи, как правило, квалифицируют преступления, участники которых открывают стрельбу в общественных местах. По этой статье возбудили дело на 40-летнего жителя Строгино, выстрелившего из пневматики в дворника, жителя Теплого стана, который вел стрельбу по прохожим из винтовки, и на обстрелявшего десятилетних школьников жителя Ангарска. По ней же квалифицировали стрельбу из автомата Калашникова и пистолета Макарова на МКАД и действия депутата-единороса, который стрелял из травматики на сельской дискотеке в Ленинградской области. За хулиганство осудили охранника из Якутии, который устроил стрельбу из гладкоствольного ружья в школе, поссорившись с директором.

Также по статье 213 нередко квалифицируют неонацистские нападения — в частности, так называемые акции «белый вагон», участники которых избивают людей «неславянской внешности» в вагонах метро и пригородных электричек. Последний подобный случай произошел в апреле этого года на станции метро «Битцевский парк» в Москве: около десяти нападавших избили двух приезжих из Таджикистана, брызнув одному из них в глаза из газового баллончика. В январе этого года в суд было передано дело о хулиганстве (часть 2 статьи 213) в отношении 18 участников подобных акций на подмосковных станциях «Силикатная» и «Чехов».

По части 2 статьи 213 УК было возбуждено и уголовное дело о нападении на журналистов и правозащитников, совершенном в Ингушетии в марте этого года. Действия нападавших квалифицировали как хулиганство, а также умышленное уничтожение имущества, а позже добавили статьи о разбое и воспрепятствовании работе журналиста.

Жалобы и ужесточение

«После приговора по делу Pussy Riot, который стал как раз таким примером расширительного применения статьи “Хулиганство”, развернулась дискуссия о том, что считать общественным порядком на территории каких-то закрытых субкультур или сообществ — ведь поведение осужденных девушек, по сути, было нарушением принятого в церкви порядка. Будет ли в таком случае нарушением поведение, резко отличающееся и неприемлемое для, скажем, посетителей ночного клуба, где все танцуют под техно, — если начать танцевать там другой танец или совершать еще какие-то действия?» — рассуждает Александр Верховский.

Самих осужденных по делу о панк-молебне в ХХС эти рассуждения привели в Конституционный суд. Статья 213 в том виде, как она сформулирована в действующем Уголовном кодексе, нарушает конституционные права граждан на свободу самовыражения, а также принцип равенства граждан перед законом и принцип светскости государства, писала в своей жалобе Надежда Толоконникова. 213-ая статья фактически признает нарушением общественного порядка в светском государстве нарушение религиозных норм, указывала Мария Алехина.

Обе жалобы Конституционный суд отказался принять к рассмотрению, а статью признал соответствующей основному закону. В своем определении КС также указал, что в России нормы общественного порядка и, соответственно, признаки их нарушения «устанавливаются с учетом исторического и культурного наследия народов России, складывающихся на современном этапе развития общества общепризнанных правил поведения».

В конце 2014 года статья 213 вновь расширилась — на этот раз в рамках ужесточения ответственности за нелегальный оборот взрывных устройств и взрывчатых веществ. Ее дополнили частью 3 — хулиганство, «совершенное с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств». Максимальный срок — до восьми лет лишения свободы.

Одним из первых фигурантов дела о хулиганстве по части 3 статьи 213 стал бывший сотрудник АФК «Система», 36-летний Александр Рул, который бросил гранату из окна своей квартиры на улицу Покровка. По данным следствия, поздно вечером 7 декабря 2015 года он делал дома самодельную гранату и испугался, что она взорвется, когда случайно выронил чеку. Рул не нашел ничего лучше, как бросить гранату на улицу. Пострадали пять человек.

Хулиганы на «Гелендвагене» не ездят

Рано утром 22 мая этого года сын вице-президента «Лукойла» Руслан Шамсуаров и трое его приятелей (в том числе скандально известная в среде так называемых стритрейсеров Москвы Мара Багдасарян) на автомобиле Mercedes-Benz Gelandewagen устроили гонки с полицией, транслируя происходящее в прямом эфире Periscope. Полиция и СК приняли несколько безуспешных попыток возбудить дела в отношении молодых людей по статье 213, но постановления отменяла прокуратура. Пока обвинение Шамсуарову и другим предъявлено по статье 319 УК (оскорбление представителя власти).

Комментируя скандальное дело, генпрокурор России Юрий Чайка заявил, что статья о «Хулиганстве» сформулирована российскими законодателями так, что толком не позволяет ее применить. «Что мы сегодня имеем? Мы имеем такую статью, которую тяжело применить на практике. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающееся явным неуважением к обществу, совершенное с применением орудия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой ненависти, или по мотивам вражды к социальной группе. И попробуйте применить эту статью», — возмущался Чайка, выступая в Госдуме и требуя внести в статью новые коррективы.

«Дело о хулиганстве тут не возбудили, потому что по России нет единой практики по возбуждению дел по мотиву вражды к полиции как социальной группе, — объясняет адвокат Динзе. — Например, в Курской области полицию признают социальной группой, а в Санкт-Петербурге — нет, по этой причине было закрыто дело группы “Война” о хулиганстве в свое время». По мнению адвоката, уголовное дело на водителя и пассажиров Gelandewagen может расследоваться только по статье 319 — при условии, что Следственный комитет найдет и признает потерпевшими конкретных сотрудников полиции, участвовавших в задержании и оскорбленных участниками гонки.

«Попытки возбуждения дела о хулиганстве здесь безнадежны как раз в связи с теми изменениями, что были внесены в статью после 2003 года — об использовании оружия. Мотива ненависти здесь тоже нет, — согласен с адвокатом правозащитник Верховский. — И тут уже законодатель должен определяться: либо возвращать такие преступления с “вызовом обществу”, но без ущерба, в Уголовный кодекс, и желательно при этом не расширить его применение до бесконечности. Либо согласиться с тем, что такое у нас не наказуемо уголовно и достаточно применения административного кодекса».

Все материалы
Ещё 25 статей