«Губернатора невозможно за месяц посадить, надо было готовиться». Дело Никиты Белых. Резюме
Никита Сологуб|Елизавета Пестова|Егор Сковорода
«Губернатора невозможно за месяц посадить, надо было готовиться». Дело Никиты Белых. Резюме
БелыхТексты
31 января 2018, 17:48
14148 просмотров

Никита Белых, 2014 год. Фото: Павел Смертин / ТАСС

В четверг, 1 февраля в Москве огласят приговор экс-губернатору Кировской области Никите Белых, процесс над которым продлился полгода — за это время у подсудимого пошатнулось здоровье, врачи не разрешали возить его в суд, и последние заседания по делу проходили в СИЗО «Матросская тишина». Накануне приговора «Медиазона» напоминает, в чем обвиняется Белых и чем эти обвинения доказываются — насколько это возможно, кратко.

Кто

Ключевые свидетели в деле Никиты Белых, на показаниях которых построено обвинение — бывшие партнеры по бизнесу Юрий Зудхаймер и Альберт Ларицкий. Их действия привели к возбуждению сразу нескольких уголовных дел.

Юрий Зудхаймер (Sudheimer) — бизнесмен немецкого происхождения родом из Казахстана. По данным «Новой газеты», еще до распада СССР Зудхаймер улетел в Гамбург, откуда стал возить «товары народного потребления». Заработанные деньги он вложил в производство смазочных материалов и фильтровальных систем для автомобилей.

Среди журналистов, силовиков и юристов так и не сложилось единого мнения о том, как следует писать фамилию предпринимателя — по российскому паспорту он Юрий Судгаймер, но в арбитражных решениях, где использовались его немецкие документы, встречаются такие варианты, как Зедхаймер, Зюдгеймер или Сюдгеймер. Путаницу усугубляет тот факт, что у его племянника Эрика российского паспорта нет, поэтому в обвинительном заключении по делу Белых фамилия Юрия пишется как Судгаймер, а Эрика — Зюдхаймер. Для удобства читателей «Медиазона» в обоих случаях использовала вариант Зудхаймер

Один из складов компании располагался в белорусском Гомеле. Там в 1990-х годах Зудхаймер познакомился с Ларицким, который сначала пытался вести бизнес в Белоруссии, но в середине нулевых решил перебраться в Москву. По словам немецкого бизнесмена, он опекал «толкового еврейского юношу, считавшего деньги, словно пианист», относился к нему как к члену семьи и ласково называл младшего партнера «ушастым Аликом».

После переезда Ларицкого в Москву их общение с Зудхаймером ненадолго прекратилось, но уже в 2009 они сблизились вновь: Ларицкий одолжил у приятеля 6 млн долларов на покупку квартиры в швейцарском Люцерне — по соседству с квартирой самого Зудхаймера. По словам специального корреспондента «Новой газеты» Андрея Сухотина, который подробно описывал отношения бизнесменов и давал показания в суде, у квартир Ларицкого и Зудхаймера был общий балкон, они вместе завтракали и путешествовали по Европе. Однажды Ларицкий предложил старшему товарищу вложиться в развитие лесопромышленных предприятий «Нововятский лыжный комбинат» и УК «Лесхоз» в Кировской области.

Зудхаймер говорил, что предложение принял и передавал Ларицкому деньги по договору займа. Весной 2013 года партнеры поссорились: Ларицкий вновь попросил одолжить ему денег, а Зудхаймер отказал — к тому времени сумма долга достигала уже 37 млн долларов. Ларицкий объяснял, что не может вернуть деньги, так как НЛК и «Лесхоз» находятся в состоянии банкротства. Через несколько месяцев бизнесмены договорились, что Зудхаймер получит 99% акций НЛК и 75% акций УК «Лесхоз» в счет долга. После сделки аудит показал, что причин для банкротства не было, а деньги предприятий были выведены по подложным документам.

Немецкий бизнесмен собирался обанкротить НЛК и «Лесхоз», но губернатор Кировской области Никита Белых отговорил его — производства были в списке приоритетных инвестиционных проектов; местные власти считали, что они играют важную социальную роль. До этого момента Белых почти не упоминается в показаниях Ларицкого и Зудхаймера. Журналист Сухотин, который много раз встречался с Зудхаймером, отмечал, что немецкий бизнесмен в принципе не разделял Ларицкого и кировского губернатора: «Он считал Ларицкого номиналом (номинальным владельцем активов — МЗ) Никиты Юрьевича».

Со слов Зудхаймера Сухотин рассказывал, что после аудита тот пытался инициировать уголовное преследование Ларицкого, однако не нашел поддержки у силовиков Кировской области — по его мнению, из-за влияния Белых. В суде бывший губернатор признавался, что с Ларицким у него были приятельские отношения.

Тогда Зудхаймер решил добиться возбуждения дела против своего бывшего товарища в Москве. Дальнейшие события Сухотин приводит со слов Зудхаймера; сам немец упоминал о них во время своего допроса в суде. В Москве ему представили оперативника УВД по ЗАО Алексея Грунтова, который познакомил бизнесмена и его партнера Андрея Якубука с адвокатом и главой группы «Защита» Денисом Тумаркиным (позже он сменит имя и станет представляться Дионисием Золотовым).

Тумаркин пообещал, что решит вопрос с делом против Ларицкого, но дал понять, что за это придется заплатить. В разговоре с «Новой» Зудхаймер вспоминал, что новый знакомый показался ему «жуликом», однако от сотрудничества он не отказался: мужчины поехали в УВД по Западному административному округу Москвы, где «за 15 минут» было возбуждено дело о хищении 10 млн долларов у немецкого бизнесмена. При этом в постановлении были указаны фиктивные данные о месте преступления.

После этого Тумаркин встретился и с Ларицким. Они «договорились совместно привлечь к уголовной ответственности Зудхаймера с целью получения крупных денежных сумм». «Денис в традиционном для себя стиле оценил ситуацию: кто богаче, тот виновен», — отмечал журналист. По совету Тумаркина Ларицкий написал на Зудхаймера заявление о вымогательстве 40 млн долларов, а затем договорился с ним о встрече, на которой Тумаркин по-прежнему изображал роль представителя Зудхаймера.

Ларицкий, которому выдали «аудиозаписывающее спецсредство», говорил, что немец требует у него денег, хотя тот ему ничего не должен. После короткого диалога всех участников встречи, за исключением Ларицкого, задержали: Тумаркина отпустили, а Якубук и Зудхаймер оставались в УВД по ЮАО до утра. Затем бизнесмены встретились с Тумаркиным, который посоветовал им срочно уехать из России через Белоруссию, что они и сделали. После отъезда Тумаркин сообщил, что против них возбуждено дело о вымогательстве (статья 163 УК). Адвокат убедил Якубука и Зудхаймера, что может решить проблему за 10 млн долларов. Зудхаймер в итоге заплатил требуемую сумму; эти события детально описаны в статье Сухотина «Чтобы решить вопрос, нажмите "решетку"».

Сухотин писал, что Тумаркину «этот обман дорого обошелся» — через год он был задержан оперативником 3-й службы УСБ ФСБ Денисом Тарабакиным и отправлен под стражу. Еще через год в изоляторе оказался и Ларицкий — дело касалось хищения кредитов Сбербанка на сумму 250 млн рублей. Ларицкий признал вину и заключил досудебное соглашение. Сейчас он находится в СИЗО Кирова.

Тумаркину приговор был вынесен в 2015 году, дело слушалось в особом порядке. Московский городской суд приговорил его к шести годам колонии, признав виновным в посредничестве во взятке (часть 4 статьи 291.1 УК), покушении на мошенничество (часть 3 статьи 30, часть 4 статьи 2159 УК) и заведомо ложном доносе о преступлении с искусственным созданием доказательств обвинения (часть 3 статьи 306 УК). В 2017 году Тумаркина — теперь уже под именем Дионисий Золотов — снова упоминали в прессе, на этот раз в связи со скандалом вокруг «ВИП-камер» в московском СИЗО «Матросская тишина»

По сведениям Сухотина, в 2014 году у Зудхаймера появился новый знакомый — сотрудник ФСБ, «рыжий солдатик в джинсах» Тарабакин. Некоторое время Зудхаймер и Тарабакин общались в связи с делом Тумаркина-Золотова, немец «жаловался на свои проблемы»; в 2015 году Тарабакин заинтересовался кировским губернатором и посоветовал Зудхаймеру записывать разговоры с ним. В мае 2016 года он организовал встречу бизнесмена с руководителем 6-й службы управления собственной безопасности ФСБ Иваном Ткачевым.

«Его (Тарабакина — МЗ) Белых до определенного момента вообще не интересовал. Но мое мнение: его можно не учитывать, я в это не верю. Любого губернатора невозможно за месяц посадить, надо было готовиться», — рассуждал Сухотин во время допроса.

Впоследствии Зудхаймер рассказывал журналисту «Новой газеты» о встрече с Ткачевым — высокопоставленный сотрудник ФСБ «высоко оценил оперативные и интеллектуальные навыки Зудхаймера» и спросил, действительно ли у него есть проблемы с кировским губернатором. Зудхаймер упомянул, что Белых требует у него «200 тысяч кэша», а Ткачев удивился: «Вы думаете, он их возьмет?». «На вопрос Ткачева он ответил так: "Пальцы оторвет!"» — приводит Сухотин диалог со слов Зудхаймера.

В начале июня 2016 года Зудхаймер написал на Белых заявление, и 24 числа губернатора задержали в ходе следственного эксперимента. В суде бизнесмен путано рассказывал о своих отношениях с ФСБ: во время первого допроса он вовсе не упоминал майскую встречу с Ткачевым, утверждая, что просто приехал в здание на Лубянке и сказал, что хочет написать заявление. Во время второго допроса он обвинил Сухотина во лжи, объяснив, что сотрудники спецслужбы ему не представлялись. «Со мной беседовал некий Иван Иванович, судя по выражению его лица, очень важная личность», — вспоминал Зудхаймер.

Когда и как

Никите Белых были предъявлены обвинения в трех эпизодах получения взяток на общую сумму 600 тысяч евро (часть 6 статьи 290 УК). Белых свою вину категорически отрицает и говорит о провокации силовиков.

Эпизод первый

«С марта по май 2012 года». 200 тысяч евро от Альберта Ларицкого. По версии следствия, Никита Белых передал владельцу НЛК и УК «Лесхоз» просьбу о взятке через своего заместителя Сергея Щерчкова (он курировал в правительстве департамент лесного хозяйства), после чего Ларицкий принес пакет с деньгами директору НЛК Владимиру Сысолятину, который передал пакет Щерчкову, а тот, в свою очередь — губернатору.

Обвинение. Этот эпизод передачи денег прокуратура доказывает показаниями Ларицкого, Сысолятина и Щерчкова. Так, Ларицкий рассказывал, что после получения НЛК в аренду лесных участков Щерчков предложил ему «отблагодарить губернатора». Тогда Ларицкий взял 200 тысяч евро из своего сейфа в Швейцарии, привез их в Киров и попросил своего подчиненного Сысолятина передать деньги Щерчкову. К материалам дела приложены справки из банка о выдаче денег. Заявление о взятке Ларицкий написал лишь в 2016 году, после ареста Белых (сам он тогда уже был в СИЗО по другому делу — о кредитах Сбербанка).

Сысолятин вспоминал, что «Ларицкий все время бравировал тем, что у него прекрасные отношения с Никитой Юрьевичем и что он может решать любые вопросы на территории Кировской области», а весной 2012 года встретился с ним в офисе НЛК, вручил пакет и попросил передать эту, как он выразился, «котлету» Щерчкову. Сысолятин просьбу выполнил.

Щерчков же рассказывал, что «в какой-то момент Никита Юрьевич сказал мне, что мы очень много помогаем Ларицкому в его проектах, надо, чтобы он нас отблагодарил». Чиновник передал это пожелание губернатора бизнесмену, и весной 2012 года Щерчкову позвонил Сысолятин, который сказал, что должен передать пакет от Ларицкого. «Сысолятин сел в машину, передал пакет. Я машинально туда заглянул. Внутри оранжевый пакет, четыре пачки по 500 евро номиналом», — описывал свидетель эту встречу. Пакет он передал Белых, который «подписывал какие-то бумаги» у себя в кабинете, тот «молча положил его перед собой, и я вышел».

Защита. Белых и его защитник возмущались тем, что следствие даже не конкретизировало дату передачи взятки. Исходя из рабочего графика Белых и данных о перелетах Ларицкого защита предположила, что под описанные свидетелями обстоятельствами подходят три дня: 7 марта, 21 марта и 25 апреля — однако ни в один из них губернатор и Ларицкий не встречались. Ларицкий называл дату 21 марта, однако в тот вечер Белых не оставался в правительстве подписывать документы, как сказано в показаниях Щерчкова, а отправился на празднование юбилея своего заместителя Александра Галицких (тот подтвердил это в суде).

Никита Белых предполагает, что Щерчков, который страдал алкоголизмом и время от времени уходил в запои, мог получить эти деньги по собственной инициативе и оставить их себе. Он обращал внимание на то, что в 2012 году Щерчков приобрел новую BMW X6 (сам он объяснял такую покупку «золотым парашютом» после увольнения из «Пермэнерго»).

Щерчкова во время следствия допрашивали много раз, и он постоянно менял свои показания. Так, на первых допросах он говорил, что ничего не знает о передаче денег, а потом вдруг написал заявление в СК: «Готов сообщить об известных мне обстоятельствах передачи взятки в пакете мне для Белых от Ларицкого». Уголовное дело о посредничестве в передаче взятки в отношении Щерчкова и Сысолятина было закрыто «в связи с деятельным раскаянием» — защита связывает это с тем, что оба дали необходимые следствию показания против Белых.

Сам подсудимый неоднократно говорил, что Ларицкий (его дело о взятке тоже прекращено) находится «в очень зависимом от правоохранительных органов положении».

Кроме того, Альберт Ларицкий через адвоката передал письмо, в котором говорится, что он «не был достаточно откровенен» на допросе и попросил суд допросить его повторно, чтобы рассказать, «как все на самом деле обстояло». Судья отказал Ларицкому в этой просьбе.

Альберт Ларицкий. Фото: newsler.ru

Эпизод второй

5 марта 2014 года. 200 тысяч евро от Юрия Зудхаймера. По версии следствия, взятку Белых «в целях конспирации» обосновал расходами на избирательную кампанию, а Зудхаймер не мог отказаться, поскольку губернатор угрожал, что инвестпроекты германского бизнесмена исключат из числа приоритетных.

Обвинение. Свою позицию прокуратура доказывает прежде всего показаниями самого Зудхаймера (во время следствия его допрашивали 13 раз), который в суде рассказывал, что в марте 2014 года во время его визита в Киров Белых «сказал, что есть "такса", которую предприятие должно платить каждый год, 200 тысяч евро, что она была установлена еще во времена Ларицкого».

По словам Зудхаймера, после этого он получил из Казахстана деньги, вырученные от продажи квартиры, в середине мая привез их в Киров и передал губернатору в его кабинете: «Они были аккуратно упакованы, пятисотками, как он просил».

Гендиректор УК «Лесхоз» в суде говорил, что после этой встречи с губернатором Зудхаймер заверил: «Договоренность достигнута, друг друга мы поняли, все передали». При этом он не уточнял сумму и вообще не говорил, что передавались именно деньги. О передаче взятки в 2014 году со слов Зудхаймера рассказывал и его бизнес-партнер Андрей Якубук.

Зудхаймер утверждал, что «в 2015 году, когда пришло время, Никита Юрьевич несколько раз намекнул [снова], но тут случилось несчастье — его друг Ларицкий сел в тюрьму. Так что я сэкономил».

Защита. Никита Белых замечал, что в его кабинете стоят видеокамеры, поэтому получать взятку там было бы просто глупо. Кроме того, 5 марта — в день, когда, по версии Зудхаймера, губернатор потребовал у него взятку — они вообще не встречались, об этом свидетельствуют данные из бюро пропусков в здании правительства и расписание встреч Никиты Белых.

По мнению Белых, Зудхаймер мог оговорить его под давлением силовиков. «Все это банальная провокация со стороны правоохранительных органов, построенная на словах людей, зависимых от них. Я напомню, что Ларицкий осужден, а Зудхаймер также задерживался правоохранительными органами», — говорил Белых еще в начале процесса.

Адвокат Андрей Грохотов предполагал, что иностранный предприниматель мог дать показания на Белых из мести, поскольку в его представлении губернатор был связан с Альбертом Ларицким, который похитил деньги Зудхаймера.

Фото: Сергей Бровко / Коммерсант

Эпизод третий

200 тысяч евро от Юрия Зудхаймера (двумя частями). 25 мая 2016 года племянник бизнесмена Эрик передал через помощницу Белых Татьяну Катанкину 50 тысяч евро. Через месяц, 24 июня, сам Зудхаймер во время встречи в московском ресторане Lotte Plaza вручил губернатору пакет, в котором лежили 150 тысяч евро. В этот момент Никиту Белых и задержали сотрудники ФСБ.

Обвинение. В этом эпизоде обвинение ссылалось не только на показания свидетелей (в первую очередь, Юрия Зудхаймера и его партнера Андрея Якубука), но и на многочисленные аудиозаписи встреч Белых и Зудхаймера (бизнесмен говорит, что записывал разговоры по собственной инициативе). Так, во время встречи в аэропорту Риги 24 апреля 2016 году после обсуждения личности Ларицкого, его ареста и странного задержания Зудхаймера в Москве губернатор рассказывает бизнесмену, что в сентябре в Кировской области пройдут выборы. На предвыборные проекты по благоустройству нужны внебюджетные средства, поэтому Белых просит местных предпринимателей о пожертвованиях; «помимо вас я тут с десятком людей еще общаюсь».

«Сможете ли вы там чем-то помочь?» — интересуется губернатор. Зудхаймер соглашается: «Вы скажите мне, чем там надо, сколько надо помочь?»; в ответ Белых говорит, что, как и в предыдущий раз, необходимо «двести». Сначала он предлагает Зудхаймеру перевести эту сумму на счет Военно-исторического общества, но быстро соглашается на предложение передать деньги наличными.

16 мая во время встречи в «Кофемании» в Москве (на ней присутствовал также Якубук), обсудив яхты и волны на Канарах, Зудхаймер пожаловался губернатору на проблемы НЛК и заметил, что «мы готовы вам помогать, но и вы помогите нам». «19% обнал? Это что, мне 230 тысяч будет? Я эту проблемы решу сам, мне лучше оттуда привезти... Дайте мне только время», — говорит бизнесмен, на что Белых отвечает только: «Угу, угу». Зудхаймер обещает, что «мы все саккумулируем», а Белых замечает: срок — «до июня где-то».

25 мая сотрудница московского представительства Кировской области Татьяна Катанкина встретилась в «Кофемании» на Большой Никитской улице в Москве с Эриком Зудхаймером. Перед этой встречей Юрий Зудхаймер позвонил губернатору и сказал: «Документы, которые я обещал, они готовы, но я не смогу приехать в Россию». Он просил Белых лично встретиться с его племянником Эриком, поскольку тот «волнуется сам, он в первый раз в жизни так». Однако встретилась с ним все же Катанкина, которая была уверена, что забирает документы (в ее неосведомленности о настоящем содержимом конверта суд не сомневается).

В начале июня, когда Белых был в отпуске и вместе со своей невестой Екатериной Рейферт катался на яхте на Канарских островах, ему позвонил Зудхаймер. На этой записи бизнесмен говорит, что ему «документы передать надо, все уже готово». А 13 июня, в день рождения Белых, Зудхаймер по телефону договаривается с губернатором о встрече в Москве — во время этой встречи 24 июня предприниматель под контролем оперативников ФСБ передал губернатору пакет с бутылкой вина и деньгами. Белых был задержан.

Сразу после задержания он написал объяснение: Зудхаймер «передал пакет, в котором, как я предполагал, находились деньги, предназначенные для реализации городских проектов». При этом «корысти у меня при получении денег не было», оговаривался губернатор.

Защита. Никита Белых не отрицает, что Зудхаймер передал ему конверт с 50 тысячами евро — по словам подсудимого, это были пожертвования на благоустройство Кирова, о которых он просил всех работавших в регионе предпринимателей. «Моя ошибка в том, что я согласился на наличные. Но, понимаете, когда у тебя сроки горят, выборы на носу, а тебе каждый день докладывают, что на какой-нибудь фонтан не хватает, тут уже не думаешь особенно», — говорил экс-губернатор в суде.

Эти 50 тысяч Белых, по его словам, передал своему другу Алексею Пыхтееву, который распоряжался его деньгами после того, как он стал губернатором и распродал свое имущество. Пыхтеев рассказывал, что губернатор просил положить деньги на счет Военно-исторического общества, уточнив, что всего перечислить надо будет 200 тысяч евро. Деньги Пыхтеев положил на счет лишь год спустя — он говорит, что из-за ареста Белых «про эту историю вообще забыл» и вспомнил о ней лишь спустя время (прокуроры же сочли, что таким образом Белых пытался задним числом создать себе алиби).

Написанное еще в Lotte Plaza заявление, согласно которому деньги в пакете предназначались на «городские проекты», Белых в суде объяснил своим желанием помочь Зудхаймеру: «Тогда я был совершенно уверен, что задерживают Зудхаймера. Когда из пакета выложили деньги, я счел, что мне нужно объяснить, как они могли там оказаться. На тот момент я не понимал, что это провокация, что Зудхаймер будет давать ложные показания и оговаривать меня».

На самом деле, говорил экс-губернатор, он не знал, что в пакете деньги: «Он сразу поздравил меня с днем рождения, протянул мне красный бумажный подарочный пакет с находящейся там внутри бутылкой вина и чем-то еще. Поскольку у меня за несколько дней до этого правда был день рожденья, я взял пакет за тряпичные ручки и поставил рядом со столом. Купюры там не торчали».

«Документы», которые постоянно упоминал в разговорах с губернатором Зудхаймер, по словам Белых, были бумагами, связанными с деятельностью НЛК и «Лесхоза» (немецкий коммерсант утверждает, что он называл «документами» деньги). «Двести» — такая сумма упоминалась во время разговора в Риге — это не 200 тысяч евро, а 200 тысяч рублей, которые компании Зудхаймера перечислили на избирательный счет в 2014 году, настаивал Белых.

Защита также обращала внимание, что Зудхаймер, по его словам, обратился в ФСБ с заявлением лишь в июне 2016 года — при этом из материалов дела следует, что генерал ФСБ Олег Феоктистов распорядился начать в отношении Белых ОРМ «Наблюдение» еще в апреле.

Никита Белых во время задержания при получении взятки. Фото: пресс-служба СК РФ / ТАСС

За что

В сообщении СК о возбуждении в отношении Никиты Белых уголовного дела говорилось, что он получал взятки «за совершение действий в пользу взяткодателя и контролируемых им АО "Нововятский лыжный комбинат" и ООО "Лесохозяйственная управляющая компания", а также за общее покровительство и попустительство по службе при осуществлении Правительством Кировской области контроля за ходом реализации предприятиями инвестиционных проектов и ведении предпринимательской деятельности на территории Кировской области». Экс-губернатор отвергает это обвинение и говорит, что следствие не знает механизма принятия решений в региональном правительстве, а сам он «действовал в интересах Кировской области».

Инвестпроекты

В январе 2007 года в России был принят новый Лесной кодекс, ужесточающий правила аренды леса — отныне участки выделялись только на конкурсной основе по итогам аукционов. Как объяснял в суде Никита Белых, выиграли от этого мелкие лесхозы и ИП, которые зачастую работали в «серой» зоне, не платили налоги и поэтому могли предложить цену более высокую, чем крупные компании. Уже в июне того же года, «когда это стало понятно всему [лесопромышленному] сообществу», правительство выпустило постановление №419 «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов». Согласно этому документу, власти могли предоставлять предприятиям, инвестировавшим не менее 300 млн рублей в проект, «предполагающий глубокую переработку древесины», право арендовать лес без конкурса и на льготных условиях.

После поступления заявки на включение инвестпроекта в список приоритетных его должно было оценить правительство региона, рассказывал Белых. Областные департаменты лесного хозяйства, экономического и промышленного развития готовили свои отзывы, которые затем отправляли в Рослесхоз; там, в свою очередь, составляли собственное заключение и передавали его в Минпромторг. Министерство принимало проект либо рекомендовало доработать его. В случае положительного решения документы возвращались в департамент лесного хозяйства региона, который и заключал договора аренды лесных участков с инвесторами.

Несмотря на столь сложный бюрократический механизм согласования, в обвинительном заключении утверждается, что Никита Белых как губернатор Кировской области мог повлиять на судьбу того или иного приоритетного инвестпроекта. Так, в 2009 году заявку с концепцией инвестпроекта в правительство Кировской области отправило руководство НЛК, принадлежавшего тогда Альберту Ларицкому. Обвинение настаивает, что Белых якобы поручил своим подчиненным содействовать НЛК, а позже подписал распоряжение правительства, утвердившее предложенный инвестпроект. Затем, говорили в суде прокуроры, по указанию губернатора это распоряжение было отправлено в Минпромторг для включения проекта в перечень приоритетных, однако его вернули на доработку. Когда недочеты были исправлены, а инвестпроект НЛК включили в список приоритетных, правительство области издало распоряжение о выделении компании лесных участков без аукциона и по пониженной арендной ставке. Таким же образом, согласно обвинению, Белых помог в согласовании заявки по проекту еще одного предприятия Ларицкого — УК «Лесхоз», созданного ранее на базе печально известного КОГУП «Кировлес».

Аппаратная работа по признанию проектов НЛК и УК «Лесхоз» приоритетными была завершена в 2010-м и 2011 году соответственно. В 2012 году, настаивает гособвинение, у Белых возник умысел на получение за оказанное содействие «взятки в особо крупном размере, превышающем 1 млн рублей»; это пожелание губернатор и донес до Ларицкого через Щерчкова.

В 2013 году Ларицкий познакомил Белых с Зудхаймером, и история повторилась, утверждается в обвинительном заключении. Когда НЛК и УК «Лесхоз» перешли под контроль германского бизнесмена, руководство предприятий подготовило новые заявки на инвестпроекты, однако в декабре 2013 года ответственные департаменты правительства области дали на них отрицательные отзывы, а Белых якобы пригрозил Зудхаймеру возможным исключением проектов из числа приоритетных и решил получить от него взятку. Коммерсант впервые передал губернатору 200 тысяч евро, а Белых помог с одобрением заявок, подписав соответствующие распоряжения правительства Кировской области. В мае 2015 года ответственные департаменты снова не согласовали заявки, а Минпромторг рекомендовал исключить проекты из перечня приоритетных, однако Белых не стал настаивать на его исключении, а предложил вновь внести в проект изменения.

На суде экс-губернатор настаивал, что обвинение не понимает самих принципов работы правительства: все решения по инвестпроектам принимались коллегиально, а его функция заключалась лишь в том, чтобы визировать их. При этом механизм принятия таких решений заработал еще до того, как Белых вступил на пост главы региона. По словам подсудимого, в течение всего 2009 года, когда он занял эту должность, вся работа по согласованию инвестпроекта НЛК велась без его участия.

Одним из аргументов обвинения, якобы говорящих о том, что Белых содействовал утверждению заявки УК «Лесхоз», стало сопроводительное письмо, которое не является обязательным документом, но все же было подано губернатором и правительством Кировской области при передаче утвержденной заявки в Рослесхоз. Белых не отрицает существование этого письма, но объясняет: «Лесхоз» был социально значимым проектом. Предприятие КОГУП «Кировлес», на котором работали около 2 500 человек, находилось на грани банкротства, поэтому, чтобы сохранить рабочие места и инфраструктуру, правительство области создало на его основе УК «Кировлес». Впоследствии его преобразовали в УК «Лесхоз», 25% которого принадлежало области. Правительство посчитало необходимым объяснить эти обстоятельства в сопроводительном письме.

Таким образом, Белых настаивает: заявки НЛК и УК «Лесхоз» рассматривались и направлялись на утверждение в Минпромторг в том же порядке, что и заявки остальных инвесторов — их в области было с десяток. «При подписании распоряжений я действовал так же, как и другие члены правительства — в интересах Кировской области», — отмечал Белых в суде. Поэтому, говорил он, утверждать, что с 2011 года он безвозмездно работал над инвестпроектами подконтрольных Ларицкому предприятий, а затем вдруг решил получить от коммерсанта благодарность в виде взятки, абсурдно.

«Нововятский лыжный комбинат». Фото: nlk.ru

То же касается инвестпроектов НЛК и УК «Лесхоз» после того, как они перешли под контроль Зудхаймера: проекты уже были включены в список приоритетных, однако проведенный партнером немецкого бизнесмена Андреем Якубуком аудит показал, что предприятия находятся в предбанкротном состоянии. «Если по НЛК инвестпроект находился еще в какой-то стадии выполнения, то по УК "Лесхоз" мы понимали, что выполнение проекта просто невозможно. И создавался он не для того, чтобы его выполнять», — говорил Якубук. Тогда же в профильных департаментах заговорили о возможном исключении этих проектов из перечня приоритетных — как говорит сам свидетель, обоснованно — а Зудхаймер вместе с директорами НЛК стал регулярно встречаться с Белых и искать пути решения проблемы.

Изменения в проекты были подготовлены в начале 2014 года, однако правительство их отклонило. Согласованы они были лишь после выплаты Зудхаймером многомиллионных налогов и дополнительных инвестиций в предприятия — в конце 2015 года, после того, как, по версии следствия, бизнесмен передал передал губернатору 200 тысяч евро. Сторона обвинения настаивала, что согласования проектов удалось достичь благодаря постоянным совещаниям, которые созывал Белых. Однако сам он подчеркивал, что такие совещания проводились по всем инвестпроектам без исключения и были рутинными, а его слова подтверждали в суде и некоторые свидетели обвинения — например, замглавы Минэкономразвития области Дмитрий Лебедев.

Благоустройство

Белых признает, что получил от Зудхаймера лишь 50 тысяч евро, переданные его помощницей Катанкиной после встречи с Эриком Зудхаймером, но настаивает, что деньги являлись не взяткой, а благотворительным взносом. Став губернатором, Белых продал свои бизнес-активы, выручив около 78 млн рублей. Часть этой суммы он решил потратить на проекты, которые не могли финансироваться за счет бюджета — благоустройство, спорт и поддержку культуры. Их финансирование велось через Фонд поддержки инициатив губернатора Кировской области, Вятский фонд сотрудничества и развития и Военно-историческое общество. «Невозможно только из бюджетных средств решать культурные и социальные задачи. <…> вы никогда не сможете объяснить человеку, что условный памятник, объект культуры, может быть важнее, чем фельдшерско-акушерский пункт у него в деревне. <…> А в условиях ограниченности бюджета выбор именно такой — или ты делаешь одно, или другое. Поэтому мной было принято решение, что ни один памятник, ни одна малая архитектурная форма в Кирове и области не будут построены за бюджетные средства», — объяснял губернатор в суде.

По его словам, именно о привлечении внебюджетных средств на благоустройство шла речь на записях разговоров с Зудхаймером, и именно на эти цели предназначались деньги, переданные его племянником Катанкиной.

Котельные

После получения второго транша в 50 тысяч евро, которые были переданы губернатору через Катанкину, Белых, согласно обвинению, встретился с представителями НЛК и пообещал вывести из эксплуатации стоявшую на балансе предприятия аварийную котельную, которую власти Кирова не разрешали отключать, поскольку та отапливала жилой Нововятский район. Хотя вопрос с этой котельной не решен до сих пор — по словам Якубука, проект строительства новой был подписан уже после ареста губернатора и до сих пор не реализован — следствие настаивает на том, что Белых действовал в интересах Зудхаймера.

Налоги

Получив взятку, настаивали гособвинители, Белых пытался разрешить конфликт между Зудхаймером и региональным управлением Федеральной налоговой службы: предприятия Ларицкого достались ему вместе с огромными долгами по налогам, бизнесмен не хотел их выплачивать, а это мешало согласованию изменений в инвестпроектах. В ходе процесса прокуроры пытались доказать, что губернатор мог повлиять на налоговые органы, однако руководитель Управления ФНС по Кировской области Светлана Чарушина сказала, что решения об проведении проверок принимались без его участия. Сам же Белых говорил, что правительство области было лишь площадкой для переговоров между налоговиками и предпринимателями.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей