От театра к пыткам. Приговоры, которые «Медиазона» ждет в 2019 году
Дима Швец
От театра к пыткам. Приговоры, которые «Медиазона» ждет в 2019 году
3 января 2019, 11:12
17 900

Виктор Филинков. Фото: Давид Френкель / Медиазона

Будущий год вновь обещает быть богатым на решения судов по громким делам — их ждут правозащитники, активисты, театральные деятели, сотрудники колоний и чиновники-разоблачители. «Медиазона» рассказывает о главных приговорах, которые ждут нас в 2019 году.

Правозащитник Оюб Титиев

Оюб Титиев. Фото: Елена Афонина / ТАСС

Главу чеченского отделения «Мемориала» Оюба Титиева обвиняют в хранении наркотиков (часть 2 статьи 228 УК), которые сотрудники ДПС якобы обнаружили при досмотре его машины. Сам правозащитник рассказывал, что эти вещества — по версии следствия, были найдены пакетики с марихуаной весом 206,9 грамм и 0,94 грамма — подбросили сами полицейские. Причем сначала они даже не смогли верно оформить изъятие подброшенного, и им пришлось заново вывозить Титиева из отдела и оформлять его задержание.

Опровергнуть или подтвердить слова правозащитника могли бы записи с камер видеонаблюдения, однако именно в тот день, утверждал следователь, все камеры почему-то не работали.

Титиев стал уже не первым общественным деятелем в Чечне, дело которого развивается по такой схеме: ранее о подбрасывании наркотиков по похожей схеме рассказывали общественный деятель Руслан Кутаев и журналист Жалауди Гериев. Оба были признаны судом виновными и оказались в заключении.

«На протяжении последних десяти лет руководство республики и лично Рамзан Кадыров подавляют малейшие проявления инакомыслия, в особенности прицельно преследуя правозащитников: непосредственно или через третьих лиц, действующих при полной безнаказанности, власти практикуют в отношении них угрозы, нападения и убийства, имели место случаи поджога офисов правозащитных организаций», — писали в обращении к президенту России международные правозащитные организации Amnesty International, Human Rights Watch и Front Line Defenders.

Публично за Титиева вступался тогда кандидат в президенты Григорий Явлинский, уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова предлагала передать расследование дела на федеральный уровень, а Европарламент требовал освободить правозащитника из-под стражи.

Процесс над Оюбом Титиевым с июля идет в Шалинском городском суде Чечни, уже завершились допросы свидетелей, исследуются материалы дела. Рамзан Кадыров угрожал, что после завершения суда Чечня станет для правозащитников «запретной территорией».

«Пензенское дело»

Виктор Филинков. Фото: Давид Френкель / Медиазона

Первые аресты по делу о так называемом «террористическом сообществе "Сеть"» (статья 205.4 УК) в Пензе прошли еще осенью 2017 года, однако стало известно об этом лишь в январе 2018 года, после арестов уже в Петербурге. По версии следствия, молодые люди левых взглядов из Москвы, Пензы, Петербурга и Белоруссии якобы объединились в «террористическое сообщество», намереваясь с помощью взрывов во время проведения выборов президента России и чемпионата мира по футболу «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране» и поднять вооруженный мятеж.

Обвиняемые и свидетели по делу рассказывали, что их под пытками заставляли давать показания против себя и своих знакомых. «Человек в маске бил током в разные места: наручники, шею, грудь, пах, но самым удобным местом была моя правая нога — он прижимал меня к окну, фиксируя мое тело, прижимал шокер, жал на кнопку и держал так, ногу мне в этой ситуации девать было некуда. Бондарев К.А. время от времени повторял удары мне в затылок, всего он мне нанес не менее десяти ударов», — рассказывал о своем задержании антифашист Виктор Филинков.

О жестоких пытках рассказали Виктор ФилинковДмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский и Арман Сагынбаев — четверо из одиннадцати арестованных по делу. Кроме того, о пытках током говорил свидетель Илья Капустин, а еще один фигурант дела Юлий Бояршинов описывал, как его помещали в «пресс-хату» в СИЗО.

Проверяя действия сотрудников ФСБ, следователи не нашли в них состава преступления. К примеру, Следственный комитет отказался возбуждать дело по заявлению свидетеля Капустина: в ведомстве сочли, что ссадины на животе, в паху и на половом члене у него появились не в результате пыток электрошокером, а «могли образоваться в результате укусов насекомых или в связи с кожными заболеваниями».

Петербургский антифашист Игорь Шишкин о пытках не заявлял, однако врачи диагностировали у него перелом нижней стенки глазницы, многочисленные гематомы и ссадины, а посетившие Шишкина в СИЗО члены ОНК зафиксировали на его теле многочисленные следы, похожие на ожоги от электрических проводов.

В отличие от большинства других обвиняемых, Шишкин не стал отказываться от признания вины и заключил досудебное соглашение со следствием. Его дело выделено в отдельное производство и недавно было передано в Московский окружной военный суд, дата заседания пока не назначена.

Остальные фигуранты пока знакомятся с материалами — процессы будут рассматривать военные суды. Их защитники подчеркивают, что признательные показания были даны под пытками, а само дело полностью сфабриковано сотрудниками ФСБ — молодых людей объединяет увлечение страйкболом и левыми идеями, но никакой террористической деятельностью они не занимались.

«Новое величие»

Анна Павликова. Фото: Александр Бородихин / Медиазона

Участников малоизвестного оппозиционного движения «Новое величие» обвиняют в участии или создании экстремистского сообщества (статья 282.1 УК). Как считает следствие, задачей «Нового величия» было «безальтернативное участие в народных восстаниях, революционных действиях, в столкновении с представителями действующего в России режима», а члены движения пропагандировали свои взгляды через телеграм и «ВКонтакте», а также периодически встречались лично.

Внимание к этому делу привлекло предполагаемое участие силовиков в создании и деятельности этого движения: судя по всему, самым активным членом «Нового величия» был внедренный агент Руслан Д. Даже устав движения писал именно он.

Мария Дубовик. Фото: Александр Бородихин / Медиазона


Второе обстоятельство, вызвавшее широкий резонанс — арест по делу двух девушек, 17-летней Анны Павликовой и 19-летней Марии Дубовик. В СИЗО у них сильно пошатнулось здоровье, и в итоге после бурных обсуждений и несогласованного «Марша матерей» обеих девушек отпустили под домашний арест. Большинство других обвиняемых остается в СИЗО.

Как и в случае дела «Сети», один из них — предполагаемый лидер движения Руслан Костыленков — рассказал, что подвергался пыткам со стороны силовиков. 

В декабре по поручению президента Владимира Путина, началась проверка превышения силовиками полномочий при расследовании этого дела. Комментируя дела «Нового величия» и «Сети», глава государства спросил у членов Совета по правам человека: «Нам что с вами мало терактов где‑то там?».

Историк Юрий Дмитриев

Юрий Дмитриев. Фото: Давид Френкель / Медиазона

Драматичная история главы карельского отделения общества «Мемориал» Юрия Дмитриева чуть было не закончилась в ушедшем 2018 году. В апреле Петрозаводский городской суд оправдал историка по обвинению в изготовлении детской порнографии и развратных действиях в отношении своей приемной дочери (пункт «в» части 2 статьи 242.2, статья 135 УК), лишь назначив ограничение свободы за незаконное хранение оружия (часть 1 статьи 222 УК).

К моменту вынесения по сути оправдательного приговора Дмитриев уже несколько месяцев находился под домашним арестом: его отпустили из СИЗО еще в январе после более чем года заключения. На свободе историк провел меньше полугода: сначала Верховный суд Карелии отменил решение Петрозаводского суда, затем в отношении Дмитриева возбудили еще одно уголовное дело — теперь по статье о насильственных действиях сексуального характера в отношении той же приемной дочери (пункт «б» части 4 статьи 132 УК).

Это дело объединили с первым, и в декабре Петрозаводский городской суд начал заново рассматривать дело Дмитриева, очередное заседание назначено на 17 января.

По версии следствия, Юрий Дмитриев изготовлял порнографические материалы со своей несовершеннолетней приемной дочерью, защита же настаивает, что историк лишь фотографировал девочку, чтобы фиксировать изменения ее состояния для органов опеки. 

Адвокаты неоднократно говорили о несостоятельности экспертиз, признавших фотографии дочери Дмитриева порнографическими материалами. Что касается новых обвинений, то подробно об этом не могут распространяться ни защита, ни обвинение: дело вновь рассматривается в закрытом режиме, поскольку речь в нем идет о половой неприкосновенности девочки.

Защитник Дмитриева Виктор Ануфриев сказал «Медиазоне», что, по его мнению, к возбуждению нового дела причастны родная бабушка девочки и психолог, беседовавшие с ней. Юрий Дмитриев, как отмечает юрист, ожидает, что суд оправдает его и на этот раз.

Дело «Седьмой студии»

Юрий Итин, Софья Апфельбаум, Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Режиссера Кирилла Серебренникова и сотрудников созданного им проекта «Платформа» обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК). По версии следствия, они похитили бюджетные деньги, выделенные на проект в рамках программы по популяризации искусства.

Сам режиссер до августа 2017 года проходил по делу свидетелем, однако в августе его задержали и отправили под домашний арест. Другие подсудимые — директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум, которая ранее руководила департаментом государственной поддержки искусства Минкультуры, экс-гендиректор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, продюсер Юрий Итин. Кроме того, в отдельное производство выделено дело признавшей свою бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой; заочно арестована продюсер Екатерина Воронова, покинувшая Россию.

Алексея Малобродского, проведшего несколько месяцев в СИЗО, перевели под домашний арест после госпитализации из-за резкого ухудшения здоровья.

За обвиняемых не раз вступались всемирно известные культурные деятели, обращавшие внимание на абсурдность предъявленных обвинений: в частности, утверждалось, что театралы похитили деньги, выделенные на спектакль «Сон в летнюю ночь», из-за чего он не вышел, однако на самом деле спектакль состоялся и выступление посетили многие зрители.

Дело с ноября рассматривается в Мещанском районном суде Москвы, процесс начался с показаний подсудимых Серебренникова, Малобродского и Апфельбаум, сейчас свои доказательства представляет обвинение. Затем к представлению своих доказательств приступит защита, в частности, по словам адвоката Дмитрия Харитонова, планируется допросить около 400 свидетелей. 

Сотрудники ярославского УФСИН

Евгений Макаров (слева). Фото: Сергей Метелица / ТАСС

Заключенный ярославской ИК-1 Евгений Макаров после издевательств и избиений в колонии написал заявление о пытках, однако уголовное дело следователи возбуждать не стали. Ситуация резко изменилась после того, как «Новая газета» опубликовала запись этого избиения, сделанную видеорегистратором одного из сотрудников колонии. 

Хотя о пытках в колонии было известно и ранее — о них, в частности, говорил фигурант «болотного дела»  Иван Непомнящих, Следственный комитет возбудил дело в течение двух с половиной часов после публикации видео, шестерых сотрудников колонии в течение недели отправили в СИЗО. За этим последовали новые аресты, публикация новых видео с пытками, и возбуждение дел о превышении полномочий уже в других колониях региона. 

Происхождение видеозаписи, давшей начало делу о пытках в ярославских колониях, замдиректора ФСИН Анатолий Рудый объяснил так: «Было нарушено условие хранения: не хранили как положено, был допуск осужденного и произошло воровство этой записи». Он отметил, что публикация записи — «это в определенной степени хорошо» для ведомства.

По данным Ирины Бирюковой — адвоката «Общественного вердикта», защищающей Макарова — по состоянию на конец октября в уголовном деле о систематических пытках в колониях Ярославской области было восемь эпизодов. В деле 15 обвиняемых и пятеро потерпевших.

Экс-глава Серпуховского района Александр Шестун

Александр Шестун. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Александр Шестун, еще будучи главой Серпуховского района Московской области, опубликовал запись разговоров, которые, как он утверждал, происходили у него с начальником управления президента по внутренней политике Андреем Яриным и главой управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым.

Во время этого разговора собеседники Шестуна намекали, что он может стать фигурантом уголовного дела, если добровольно не уйдет в отставку.

Тот в отставку не ушел и действительно стал обвиняемым: сначала ему инкриминировали превышение должностных полномочий (статья 286 УК) из-за передачи земли в аренду под торговый центр, потом — мошенничество (статья 159 УК). Позже первую статью исключили из обвинения. Сам обвиняемый говорит, что следователи достали «старый кафтан», по которому было 15 отказов в возбуждении уголовного дела. 

Александр Шестун, получивший известность еще как свидетель по «игорному делу», считает, что причиной преследования стало его нежелание уходить в отставку и согласование митинга против свалки. 

На одном из заседаний по продлению Шестуну срока ареста стало известно, что за него ручался вице-премьер Чечни и советник Рамзана Кадырова Хасан Хакимов, который просил отпустить Шестуна из-под стражи, однако безуспешно — теперь уже бывший глава района остался в СИЗО.

Понравился этот материал? Поддержите Медиазону

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей