100 дней Владимира Балуха. Крымский сторонник Евромайдана уже три месяца держит голодовку в СИЗО
Анна Козкина
100 дней Владимира Балуха. Крымский сторонник Евромайдана уже три месяца держит голодовку в СИЗО
КрымТексты
27 июня 2018, 11:12
3254 просмотра

Владимир Балух. Фото: Антон Наумлюк / RFE/RL

Сегодня 101-й день голодовки крымчанина Владимира Балуха, который ожидает уже третьего приговора в симферопольском СИЗО. В 2014 году он отказался принимать российское гражданство, оставив над своим домом поднятый в знак солидарности с требованиями Евромайдана флаг Украины. В 2015 году против Балуха возбудили первое уголовное дело, затем появилось еще два. «Медиазона» рассказывает о преследовании крымского активиста и голодовке, за время которой он потерял как минимум 30 килограммов веса.

22 июня украинец Владимир Балух, который содержится в СИЗО Симферополя, сообщил, что возвращается к более жесткой форме голодовки и теперь будет пить только воду. До этого Балух продолжительное время пил кисель.

Причиной такого решения адвокат Ольга Динзе называет усилившееся давление администрации изолятора. Балух рассказывал в суде о регулярных обысках в камере, в том числе ночью; по его словам, сотрудники изолятора намекают, что ему пора «сходить на яму», то есть отправиться в ШИЗО.

На следующий день украинский омбудсмен Людмила Денисова попросила руководителя офиса Международного комитета Красного Креста в Симферополе Пьера-Эммануэля Дюкруе посетить Балуха в СИЗО и добиться, чтобы ему была предоставлена квалифицированная медицинская помощь.

Флаг, вулиця Героїв Небесної сотні, оскорбленный оперативник

В конце 2013 года крымский фермер Владимир Балух в знак солидарности с активистами Евромайдана поднял над своим домом в селе Серебрянка флаг Украины. Флаг оставался на месте и после мартовского референдума 2014-го: Балух не признал присоединения полуострова к России и отказался оформлять российский паспорт.

Весной 2015 года его впервые посетили полицейские и сотрудники ФСБ. Хозяина в этот момент не было дома; узнав о визите силовиков, он на несколько дней остался у знакомых. В жилище Балуха прошел обыск, приходили и к матери активиста.

Во второй раз силовики явились к Балуху только в ноябре 2015-го. Сославшись на подозрение в угоне автомобиля, они опять провели обыск. После этого фермера обвинили в оскорблении представителя власти (статья 319 УК) — он якобы «выражался в отношении оперуполномоченного [Евгения] Баранова нецензурной оскорбительной бранью, отчего тому было неприятно». Сам украинец не отрицал, что мог обругать оперативника — силовики били его по почкам и, уложив на землю, наступали ногами на голову.

В феврале 2016 года Раздольненский районный суд признал Балуха виновным и приговорил его к 320 часам обязательных работ. Позже Верховный суд Крыма вернул дело на пересмотр, но в июне тот же райсуд повторно назначил Балуху те же 320 часов работ.

С дома фермера не раз срывали украинский флаг, но он вывешивал его снова и снова. 29 ноября 2016 года, к третьей годовщине начала Евромайдана, Балух укрепил на стене своего дома табличку с адресом «Вулиця Героїв Небесної сотні, 18». Через две недели у украинца прошел очередной обыск — на этот раз полицейские и сотрудники ФСБ нашли на чердаке 89 патронов и несколько тротиловых шашек. После следственных действий с дома Балуха сняли и флаг, и табличку. Самого крымчанина задержали, а затем отправили в СИЗО.

Балуху предъявили обвинение в незаконном хранении оружия и взрывчатых веществ (часть 1 статьи 222 и часть 1 статьи 222.1). Фермер не признавал вины и связывал уголовное преследование со своей гражданской позицией. Он предполагал, что патроны и взрывчатку ему подбросили при обыске — полицейский якобы обнаружил их в присутствии одного-единственного понятого.

Правозащитный центр «Мемориал» признал Балуха политзаключенным. Правозащитники отмечали, что после появления на его доме таблички в память о погибших активистах Майдана крымчанин получал недвусмысленные угрозы. «После этого к нему приходил председатель сельсовета с помощниками, угрожал, что его независимое поведение повлечет за собой неблагоприятные последствия, включая "обнаружение" у Балуха оружия или наркотиков, и требовал снять табличку», — подчеркивали правозащитники. В «Мемориале» считают недоказанным, что найденные боеприпасы действительно принадлежали Балуху — на них не обнаружили его отпечатков пальцев.

Дом Владимира Балуха. Кадр: hromadske.ua

«Езжай в Украину и там лечи свою спину»

4 августа 2017 года Раздольненский суд Крыма приговорил Балуха к трем годам и семи месяцам колонии общего режима и штрафу в 10 тысяч рублей за хранение патронов и тротила.

Через неделю после приговора у осужденного произошел конфликт с начальником изолятора временного содержания Раздольного Валерием Ткаченко. По словам украинца, Ткаченко ударил его в плечо и пытался нанести второй удар — уже ногой, а также отпускал оскорбительные замечания по поводу национальности осужденного и его родителей. Адвокат заключенного подал заявление в полицию.

Через две недели Следственный комитет возбудил дело против самого Балуха — по части 1 статьи 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти). Затем дело переквалифицировали на часть 2 статьи 321 УК (дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества). По версии следствия, утром 11 августа Балух во время осмотра камер в коридоре ударил локтем в живот начальника ИВС, а потом зашел в свою камеру и снова ударил Ткаченко по руке.

В ноябре 2017-го в районном суде начался пересмотр дела о патронах и взрывчатке, а в декабре Балуха перевели из СИЗО под домашний арест. Вскоре украинца госпитализировали из зала суда с жалобами на боли в спине и паху. В районной больнице ему лишь измерили давление и сделали кардиограмму, а местный врач, выслушав жалобы пациента, сказал: «У меня тоже спина болит. Что же мне, на работу не ходить?».

Балух просил у суда разрешения съездить в Симферополь или Феодосию на обследование, но его ходатайство отклонили. На заседание 27 декабря к нему несколько раз вызывали скорую — из-за температуры, повышенного давления и боли в спине. По данным «Крым.Реалии», главврач отделения неотложной помощи районной больницы Надежда Дрозденко сказала подсудимому: «Езжай в Украину и там лечи свою спину». На десятый час заседания Балух лег на пол из-за сильных болей.

В начале 2018-го суд повторно признал его виновным по делу о патронах и шашках и назначил ему три года и семь месяцев колонии-поселения. Это решение уже устояло в апелляции, впрочем, срок сократили на два месяца.

Балуха вновь отправили в СИЗО. Его продолжают беспокоить боли в спине, причину которых медики так и не установили.

«У него сложилась позиция безысходности»

После того, как ВС Крыма утвердил приговор по делу о патронах и врзывчатке, 19 марта 2018 года Балух объявил бессрочную голодовку. Он отказался от любой пищи и только пил воду и чай, протестуя против незаконного, по его мнению, приговора.

В конце марта осужденного избили в СИЗО, и он оказался в медсанчасти, сообщал сайт «Активатика» со ссылкой на адвоката Ольгу Динзе. «Ему это (голодовка — МЗ) тяжело дается. Кроме того происходят постоянные провокации со стороны администрации учреждения, которые приносят ему вкусные продукты питания, соблазняя его все же начать принимать пищу. Это немного дестабилизирует его, но он держится и держит свое слово», — приводила подробности адвокат.

Владимир Балух 22 июня 2018 года. Фото: Заир Семедляев / crimeahrg.org

В середине апреля об избиении Балуха надзирателями рассказал его общественный защитник — архиепископ Симферопольский и Крымский Климент.

Через месяц эксперт Крымской правозащитной группы Владимир Чекрыгин говорил «Крым.Реалии», что в изоляторе на арестанта оказывается давление. «Нам известно, что охрана СИЗО периодически угрожает расправой Балуху за его действия. Они говорят ему, что он рано или поздно понесет наказание за свободоволие. Сейчас к нему приходят с обысками в ночное или утреннее время. Проводить обыски можно, но в определенные часы или в экстренных случаях. Таким образом они не дают ему отдохнуть», — объяснял Чекрыгин.

18 мая симферопольский СИЗО посетила российский омбудсмен Татьяна Москалькова — своей украинской коллеге Людмиле Денисовой она написала, что Балух не жаловался ни на условия содержания, ни на жестокое обращение.

В мае Раздольненский районный суд начал рассматривать его третье уголовное дело — о конфликте с начальником ИВС. В этом процессе даже свидетели обвинения из числа сотрудников изолятора говорили, что арестант не нападал на их начальника. Сам потерпевший еще на следствии отказался участвовать в очной ставке с Балухом, который подробно рассказывал суду о его поведении: «Он приходил ко мне в камеру и пытался оскорбить, унизить по национальному признаку и, по его пониманию, моей принадлежности к (признанному экстремистским и запрещенному в России — МЗ) "Правому сектору". Говорил, что и вырезать нас, хохлов, надо как вид, и разное другое».

10 июня Балуха из Раздольного снова привезли в СИЗО Симферополя. Там его на два часа поместили в «стакан» — узкую камеру, в которой можно только стоять или сидеть, сообщали крымские правозащитники.

На следующий день стало известно, что администрация СИЗО больше не считает Балуха голодающим — надзиратели узнали, что он пьет не только воду, но и овсяный кисель. Архиепископ Клемент уговорил заключенного на такой компромисс примерно через месяц после начала голодовки.

«Владимир согласился, и как мы знаем, стал употреблять только кисель, иногда мед и максимум сухари. В какой-то момент администрация колонии узнала про кисель и решила снять его с формальной голодовки. Есть определенный режим, когда администрация ставит человека на учет голодовки, вот они и сняли его с этого учета, и считают, что голодовку он не ведет. Но Владимир продолжает свой протест, он потерял 30 кг веса. Балуха перестал посещать врач из медсанчасти при СИЗО, хотя обязан регулярно обследовать заключенных, которые объявили голодовку», — объясняла руководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

Протестуя против постоянных проверок в СИЗО, 22 июня Балух вернулся к первоначальной форме голодовки — теперь он опять пьет только воду. Адвокат Ольга Динзе связывает участившиеся обыски с тем, что осужденный украинец подал ходатайство об условно-досрочном освобождении по первому делу.

В понедельник, 25 июня, адвокат Динзе сказала «Медиазоне», что состояние ее подзащитного ухудшилось. «У Балуха, я так полагаю, произошло защемление нерва, причем очень серьезное, у него сильные боли в области груди, подлопаточной области и шее. Он испытывает недомогание постоянное», — описала ситуацию адвокат, добавив, что новые симптомы, вероятно, связаны с давними болями в спине.

По ее словам, медицинской помощи Балух сейчас не получает. «Он отказывается от помощи врачей следственного изолятора. Они не могут оказать ему надлежащую медицинскую помощь, поставить ему диагноз и назначить адекватное лечение. Он требует врачей из международной организации Красный крест», — говорит Динзе.

Защитник добавила, что после того, как Балух отказался от киселя, его перевели «в общую камеру, но она с нормальными условиями содержания. Сейчас у него пока нет претензий к администрации».

Ранее адвокат Динзе говорила «Крым.Реалии», что заключенный надеется на обмен: «Владимир очень устал, морально истощен. У него сложилась позиция безысходности. Он говорит, что его из тюрьмы никто не отпустит — если не это уголовное дело, то будет следующее. Поэтому теперь он, наконец, заговорил. Вот на протяжении где-то нескольких месяцев мы говорим о том, что если будет обмен и если все сложится наилучшим образом, то он очень-очень хочет уехать на материковую Украину».

Украинские власти в последнее время не раз заявляли о готовности обменять осужденных россиян на 64 украинцев, оказавшихся в российских СИЗО и колониях, в том числе на Балуха и режиссера Олега Сенцова, который держит голодовку с середины мая.

Прения по делу о конфликте Балуха с начальником ИВС Ткаченко назначены на 2 июля.

Подписывайтесь на «Медиазону» в Яндекс.Дзене и Яндекс.Новостях
  • Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
  • Предложить свою тему редакции
Понравился этот материал?
Поддержите Медиазону
Все материалы
Ещё 25 статей